21092021Популярное:

Золотой диван Протасевича

Золотой диван Протасевича

Протасевич на золотом диване (КГБ не лишен чувства юмора) дал еще одно интервью, на сей раз литовскому журналисту, которому позволили задавать Протасевичу различные вопросы.
Основной посыл интервью — попытку государственного переворота в Белоруссии организовывали через Телеграм-каналы (в случае успеха, цветную революцию в Белоруссии называли бы телеграмной). Роль оппозиции в организации протестов ничтожна. Нынче же она занята не борьбой за Белоруссию, а борьбой за распил бюджетов и грантов.

Журналист Vakaro žinios Видмантас Мисявичюс встретился в Минске с белорусским журналистом Романом Протасевичем, которого задержали в самолете, летевшем в Вильнюс. Фото редакции

— Роман, что привело вас на канал Nexta?

— Сам проект стартовал в 2015 году. В то время в стране приближались президентские выборы, и Степан Светлов, тогда еще студент, создал в социальной сети YouTube собственный канал. Первая, появившаяся в нем композиция, была переделкой песни группы Splin «Выхода нет» на «Выбора нет». Когда этот пост стал очень популярным, было решено продолжить публикации развлекательно-информационного характера. Позже к Степану присоединился Владимир Чуденсов. На этой платформе проект просуществовал до 2018 года, до появления социальной сети Telegram. После этого весь контент переместился туда, а поворот в сторону политики состоялся только после прогремевшего самоубийства инспектора ГАИ в Могилеве весной 2019 года. В октябре того же года в эфире Nexta появился документальный фильм «Лукашенко. Уголовное дело». Вскоре на границе с Польшей по обвинению в контрабанде валюты был задержан В.Чуденсов, внесший значительный вклад в создание фильма. Обвинениям никто не поверил, но его задержание как нельзя лучше продемонстрировало, что в Белоруссии становится небезопасно. Поскольку я, считая, что мы движемся в правильном направлении и боремся за светлое и красивое будущее Белоруссии, также внес большой вклад в деятельность канала, то мне пришлось принять решение уехать в Польшу, где уже находился С.Светлов. Именно тогда я и встал к рулю Nexta.

— Как ситуация складывалась дальше?

— Мы собрали талантливую команду, размещали посты на актуальные темы, узнаваемость канала неуклонно росла. Начавшаяся зимой 2020 года пандемия COVID-19 стала новым стимулом для нашего роста. Правительство имело тенденцию скрывать информацию, связанную с инфекцией, а мы ее транслировали. Не приукрашивая. Люди это оценили, что увеличило не только нашу аудиторию, но и доверие к Nexta и другим оппозиционным каналам. В то же время доверие к правительству становилось все слабее. Я бы сказал, это было началом становления гражданского общества в Белоруссии.
От темы коронавируса мы все чаще стали переходить к волнующим людей политическим вопросам. Тем более, что и время для этого было подходящим — приближались президентские выборы в Белоруссии, а единой оппозиции в стране не было. Можно даже утверждать, что формированием оппозиции занимались именно Telegram каналы. Они поддержали все альтернативы и четко высказались против тогдашнего (и нынешнего) лидера страны, поскольку изначально поддерживаемого кандидата от оппозиции не было. Ситуация начала несколько меняться, когда «на сцене» появился женский триумвират — Мария Колесникова, Вероника Цепкало и Светлана Тихановская. В это время и начало вырисовываться определенное ядро оппозиции.

— И лидером оппозиции стала С.Тихановская?

Сейчас это подается именно так, но на самом деле она была всего лишь символ и «кандидатом в кандидаты». Эта женщина не может быть ни политиком, ни тем более лидером нации. Думаю, официальный Минск это прекрасно понимал, поэтому С.Тихановскую и допустили к кандидатству. Общественность также не верила, что эти выборы станут чем-то особенным, поэтому и на возможные перемены в стране никто особенно не надеялся.

— Но несмотря на это, в стране после выборов начались протесты.

— Их организовали и координировали Telegram-каналы. Более того, протесты были направлены не за какого-то оппозиционного «кандидата в кандидаты», а против надоевшего большинству правительства Лукашенко. Именно Telegram-каналы и был тем настоящим лидером, который вывел людей на улицы.

— А как вы сотрудничали с С.Тихановской?

— В сентябре 2020 года я переехал из Варшавы в Вильнюс. Сначала я думал, что смогу работать представителем штаба С.Тихановской на канале Nexta, но вскоре понял, что ничего не получится. Поэтому я решил уйти с поста главного редактора и остаться работать в штабе С.Тихановской.
Тогда мне казалось, что я сделал правильный выбор — когда сформировался центр оппозиции, стали открываться и новые возможности. Ядро оппозиции, действовавшей в Вильнюсе, составляли известные, образованные люди — политики, экономисты и т. д. Их контакты и объявленные цели вселили в меня надежду, что мы наконец дождемся перемен в Белоруссии, поэтому я с головой погрузился в работу — занимался координацией и организацией протестов и так далее.

— Почему же потом все переменилось?

— Я думаю, что этому послужило несколько причин.
С.Тихановскую заметили на международной арене, поэтому она не чувствует земли под ногами. Хотя ее отношения с Западом хорошие, но чем дольше она находится там, тем слабее ее связи с родиной. Она теряет влияние внутри страны, и этим торопятся воспользоваться другие оппозиционеры.
Ни для кого не секрет, что каждый приходящий в политику человек преследует свои интересы. Политики, также как бизнесмены, думают о прибыли. Только, если в одном случае — это деньги, то в другом — власть. Всем нужны регалии, титулы, посты, а если нет ярко выраженного лидера, начинаются внутренние распри.
Это особенно очевидно в случае с белорусской оппозицией. Когда стало понятно, что имеющимися средствами Лукашенко свергнуть не удастся, а протесты выдохлись, началась внутренняя борьба. Начались кражи идей, борьба за средства фондов и т.д. Сегодня белорусская оппозиция борется не за перемены в стране, а за деньги, тем самым фактически убивает сама себя.

— Если битва проиграна, зачем тогда просить, чтобы против Белоруссии вводили санкции?

— Еще во время моей работы в штабе, Франак Вячорка, советник С.Тихановской по международным вопросам, дал указание любой ценой возобновить протесты. По его словам, если мир не увидит жестоко подавляемые митинги протеста, санкции будут сняты. Санкции — отличный инструмент воздействия, а введенные в отношении Белоруссии, они выполняют сразу две функции — ухудшают экономическое положение страны и способствуют ее интеграции в Россию. К сожалению, вполне вероятно, что Запад, который говорит о новых мерах воздействия на Белоруссию, этого не понимает или не хочет понимать.
Кстати, Литва также вносит весомый вклад в этот процесс. Во время пребывания С.Тихановской в Вильнюсе риторика вашей страны в отношении соседей стала гораздо более агрессивной. Кому это полезно, я не могу сказать, но я думаю, что за всем этим стоят деньги и погоня за личной выгодой.

За рамками интервью. Что должен знать читатель

Время встречи с Романом Протасевичем в Белоруссии оговаривалось заранее, но о его фактическом местонахождении объявили только в понедельник утром. В условленном месте нас встретил бывший сотрудник посольства и сопроводил в находящееся центре Минска на улице М.Фрунзе здание, расположенное рядом с центральным офисом Следственного комитета. Хотя на здании не было никаких вывесок, у въезда на территорию дежурила охрана.

Прямо у здания вместе с Р.Протасевичем стояли еще двое мужчин в штатском. Предполагается, что на интервью журналиста сопровождали сотрудники спецслужб. Может быть, ввиду их присутствия, может, из-за общей напряженной атмосферы, чувствовалось, что перед разговором Р.Протасевич явно волновался — сначала он нервно курил на улице, потом с трудом нашел место в кабинете, предназначенном для проведения беседы.

Чуть позже, когда комнату покинули сопровождавшие бывшего редактора Nexta мужчины и бывший сотрудник посольства, Р.Протасевич заметно расслабился. Перед отъездом, мужчины уточнили, что интервью может проходить как в здании, так и на прилегающей территории.

Обсудив формат интервью, белорус сразу заявил, что есть вещи, которые он сегодня комментировать не сможет, поскольку находится под следствием. Как позже выяснилось, ограничения касались некоторых политических вопросов, а также имен некоторых лиц, которые внесли свой вклад в поддержку или финансирование оппозиции, или, возможно, действовали против официального правительства страны. На все остальные темы парень говорил много и охотно.

Опрятный и выглядящий здоровым Р.Протасевич без колебаний объяснил, что следы, которые все еще видны на запястьях и которые вызвали много обсуждений в интернете, он получил еще во время задержания, а наручники здесь совершенно не при чем. По словам Р.Протасевича, во время задержания он сильно волновался, поэтому оказал сопротивление сотрудникам полиции, и они применили спец. меры. Сейчас, по его словам, руки почти зажили и выглядят намного лучше, чем в конце мая. Тем не менее, учитывая время, прошедшее с момента его ареста, такие утверждения вызвали некоторые сомнения.

Пошутив, что следственный изолятор, где ему пришлось «отдыхать» чуть больше месяца назад, мало напоминал пионерский лагерь, молодой человек, которого называют диссидентом, заверил, что условия его содержания были неплохими.

Р.Протасевич проговорился, что, несмотря на то, что его содержание под стражей было заменено домашним арестом, он все еще не уверен в своем будущем. Тем более, что он, несмотря на неплохие условия, по-прежнему находится под наблюдением. Он не может встречаться с теми, с кем хочет, не может свободно передвигаться.
Несмотря на все перечисленные нюансы, Р.Протасевич в начале интервью почувствовал себя заметно лучше. Он излагал свои мысли плавно и четко, с легкостью спорил и шутил. Время встречи ограничено не было, и никто из лиц, сопровождавших журналиста, в течение всего разговора в комнате не появлялся.
По словам Р.Протасевича, с ним хотят пообщаться многие зарубежные информационные агентства и СМИ, но пока это удалось сделать только Vakaro žinios.

https://www.respublika.lt/lt/naujienos/ru/v_mire/ekskljuzivnoe_intervju_rprotasevicha_vakaro_zinios_litva_podtalkivaet_beloryssiju_v_objatija_rossii/ — цинк

Следующий этап — стрим на Твиче в джакузи.

Польско-литовская оппозиция, которая "за правду", продолжает придерживаться жалкой линии "мы не будем ничего комментировать по существу" и "лучше вообще не смотреть и не слушать, что он там говорит". Само собой, тема "борьбы за освобождение Протасевича" благополучно задвинута на задний план, ибо уж больно токсичную фигуру выкатил КГБ Белоруссии, оппозиционеры от него просто шарахаются как от прокаженного.

Источник: Colonel Cassad

comments powered by HyperComments

Ещё по теме