24092020Популярное:

Жесткие переговоры

В мае этого года директор по международным связям и международным проектам Министерства энергетики и природных ресурсов Турции Сафа Услу сообщил, что Турция готовится в 21 году провести предельно жесткие переговоры с целым рядом поставщиков природного газа, контракты с которыми истекают как раз в 21 году. Переговорный процесс пройдет и с Газпромом.

Логично, что Турция перед переговорами создает максимально выгодные для себя переговорные позиции. Импорт российского и иранского газа существенно сокращен уже сегодня, но более всех пострадал именно Газпром — в этом году общий объем поставок может составить 8-9 млрд кубометров, сократившись с более чем половины всего турецкого рынка до трети и менее.

Турция массированно диверсифицирует поставки газа на свой рынок, отдавая предпочтение сжиженному газу. Его доля может дойти почти до половины всех объемов импорта. Проблема в цене. Причем проблема серьезная. В этом году цена российского газа для турецких покупателей достигала 257 долларов за тысячу кубометров в первом квартале и 228 долларов во втором. При этом в виде СПГ Турция покупала газ по средней цене в 98 долларов в первом квартале и 63 доллара во втором. Логично, что турки существенно сократили импорт российского газа в пользу сжиженного от третьих поставщиков. В итоге новенький с иголочки Турецкий поток внезапно оказался перед угрозой простоя, Голубой поток вообще больше простаивал на якобы техническом обслуживании.

Для Турецкого потока проблема еще и в том, что он поставляет газ по уже заключенному контракту, где газ поставлялся по так называемому «Балканскому коридору», и в 21 году этот контракт на 8 млрд кубометров истекает. И Турция может без проблем для себя вообще отказаться от этих объемов, что поставит Турецкий поток вообще перед угрозой полной остановки.

На этих позициях Турция уже сейчас ясно обозначила свои требования к поставщикам и Газпрому в первую очередь. Главное требование — полный пересмотр механизма ценообразования и привязка цены на газ к текущим ценам спотовых контрактов на одном из европейских терминалов. Второе требование — отказ от принципа «бери или плати», оплата только за фактически выбранный газ. Есть и ряд иных требований — отказ от запрета на реэкспорт (что позволит Турции перепродавать газ третьим покупателям, фактически создавая дополнительную конкуренцию Газпрому, особенно если учесть, что вторая труба Турецкого потока через Турцию будет идти в Болгарию и далее в страны южной Европы, где Газпром будет пытаться закрепиться). Еще одно требование — отказ от долгосрочных контрактов.

Фактически смена механизма ценообразования подрывает стабильную работу Газпрома, так как у поставок газа по магистралям есть свои специфические особенности, требующие взаимной ответственности продавца и покупателя. Турция намерена изменить эту ситуацию в свою пользу, просто отказавшись от обязанностей и ответственности по контракту за исключением обязанности оплачивать выбранный ею газ. Все риски в таком случае будут перенесены на Газпром.

Позиции Газпрома на будущих переговорах крайне слабы — Турция будет пользоваться как своей собственной внутренней ситуацией на рынке, так и катастрофическим положением Газпрома, в которое он попал в силу целого ряда объективных обстоятельств и просчетов собственного руководства. Возникает любопытный сюжет — если понимать подоплеку интервенции Кремля в Сирию в 15 году как попытку вынудить Турцию принять все условия Газпрома (и по ценам, и по прокладке двух дополнительных труб Турецкого потока), то вначале Турция сумела отбить атаку Кремля, принудив его пойти на урезанный вдвое проект Турецкого потока из двух труб суммарной мощностью в 30 млрд кубометров, затем Турция за три последних года резко сократила закупки российского газа, и теперь намерена поставить точку, добив дорогих партнеров кабальными для них условиями новых контрактов.

Если все это называется гениальной стратегией российского президента Путина, то страшно представить, что такое его ошибки.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме