23112017Популярное:

Зарисовки с пляжей Дюнкирхена

Приобщился сегодня к новому фильму Кристофера Нолана "Дюнкерк", посвященного эвакуации британских войск в мае 1940 года из Дюнкерка.

Сразу стоит сделать несколько исторических отступлений, так как еще до выхода фильма было немало споров в стиле "англичанка гадит и позорный недуг в подвиг определила".

1. Описываемые события, это не сама катастрофа — военная катастрофа уже произошла в ходе успешной реализации немецкого плана "Гельб", который фактически вывел из войны Бельгию и Голландию и создал предпосылки для капитуляции Франции.
Отступление англичан и французов к Дюнкерку и последующее спасание этих войск в ходе операции "Динамо", это уже последствия катастрофы и элементы ее преодоления, которые имели долгосрочные последствия для всего начального периода второй мировой войны.

2. Причины этого поражения лежат в сфере стратегических просчетов французского и британского командования, но в первую очередь сама катастрофа является плодом ошибок французского стратегического "Маневра Диль", в рамках которого действовали и англичане, которые как и французы сполна пожали последствия прорыва немецких танковых дивизий у Седана, практически не имея реальной возможности предотвратить поражение, хотя запоздавшие попытки купировать нараставшую катастрофу предпринимались.

3. Само отступление в Дюнкерк и последующая эвакуация, несмотря на катастрофичный общий итог кампании, имели далекоидущие последствия, что было признано не только в британской, но и в советской и немецкой историографии второй мировой войны. Ошибки совершенные Гитлером и немецким командованием, которые позволили британцам и части французов ускользнуть из ловушки, позволили британцам с помощью военной пропаганды из грандиозной военной катастрофы извлечь некоторые пропагандистские дивиденды, которые на практике позволили сплотить британский народ перед угрозой вторжения и подготовить его к продолжению войны в новых, более тяжелых условиях, где спасенные в Дюнкерке войска пригодились как на территории Британии, так и на других ТВД. Безусловно, "Дюнкерское чудо" во многом является результатом качественной военной пропаганды, но нелья не признать, что она базировалась на объективных предпосылках.

4. Тезисы Черчилля, с которыми обычно ассоциируется эта история вроде "Войны не выигрываются эвакуациями" и "Мы не сдадимся", с газетных полос 1940 года вполне логично перекочевали на страницы исторической литературы по второй мировой войне и в сценарий фильма Нолана. И в этом нет ничего удивительного — для британцев это действительно было чудесное спасение, даже ценой того, что часть французов пришлось бросить на берегу. Но не стоит забывать, что более 100 000 французских солдат были вывезены на Британию вместе с англичанами, хотя приоритет при эвакуации был конечно у британцев. Лучшим основанием для послевоенной милофологизации операции "Динамо" послужило признание человека, который стоял у истоков плана разгрома Франции.


Фельдмаршал Манйштейн.

Позиция Гитлера в вопросе о наступлении на западе была уже подробно изложена. Конечно, было достойно сожаления, что в этом вопросе он нисколько не считался с ОКХ. Во всяком случае, необходимо признать, что его концепция активных наступательных действий на западе была с военной точки зрения принципиально правильной, хотя и не в отношении намечавшегося им первоначального срока. Конечно, оперативный план наступления, проводившегося по его приказанию, был в основных чертах составлен им; правда, как уже указывалось выше, этот план едва ли мог привести к решительному успеху. Видимо, вначале он сам не верил в возможность достичь успеха в том объеме, в каком он потом фактически был достигнут. Однако, когда штаб группы армий «А» представил ему оперативный план с изложением подобных возможностей, Гитлер сразу ухватился за него. Он сделал его своим собственным планом, правда, с известными оговорками, в которых уже проступала боязнь риска. Его кардинальная ошибка — приказ остановить танковые соединения перед Дюнкерком — не была в то время очевидной для непосвященных, так как об этом почти ничего не было известно. Мы были введены в заблуждение зрелищем военной техники, оставленной противником в огромном количестве на побережье Дюнкерка, мы еще не знали, что англичане по существу полностью спасли свою армию. (с) Манштейн

Данный тезис можно встретить у многих генералов Третьего Рейха, которые рассуждая о причинах проигрыша войны, в числе прочих причин, частенько указывали именно эвакуацию британцев у Дюнкерка.


Генерал Зигфрид Вестфаль.

Боевые действия развивались быстрее и успешнее, чем ожидалось. Уже 14 мая голландская армия была вынуждена сложить оружие. Ровно через две недели прекратили сопротивление вооруженные силы Бельгии, вынужденные сдаться в плен вместе с королем Леопольдом II. Сдача в плен бельгийских войск привела к тому, что английский экспедиционный корпус был отброшен к морю и избежал разгрома лишь благодаря тому, что Гитлер изменил первоначальное решение. Он остановил немецкие войска, наступавшие с севера и с юга с целью завершить окружение английского экспедиционного корпуса, и приказал, по предложению Геринга, ограничить боевые действия в этом районе бомбардировочными ударами немецких ВВС. Однако немецкая авиация явно была не в состоянии помешать эвакуации английских войск, тем более что погода ухудшилась. К 4 июня большая часть храбро сражавшихся английских дивизий была переброшена в Англию вместе с небольшим количеством французских и бельгийских войск. Немецкая пропаганда всеми силами старалась очернить Дюнкерк и представить его как поражение англичан. Действительно, англичане потеряли там все свое вооружение, но зато они спасли войска, которые позже участвовали в разгроме немцев в Африке, в Италии и на Западе.


Генерал Гюнтер Блюментритт.

В конце июля и начале августа мы потеряли несколько драгоценных недель, пока наше верховное командование размышляло о том, какой стратегии нам лучше всего придерживаться. Выше я уже говорил, что Гитлер стремился к достижению экономических целей: он хотел захватить Украину, Донецкий бассейн и, наконец, Кавказ. Эти районы находились в полосе наступления группы армий "Юг". Второстепенной целью Гитлера был захват Ленинграда, который на той фазе кампании, казалось, вот-вот падет и который по всей вероятности пал бы, если бы Гитлер не повторил ошибку Дюнкерка Он приказал фельдмаршалу фон Леебу остановить немецкие танки перед самым Ленинградом


Генерал Гейнц Гудериан.

Уинстон Черчилль в своих воспоминаниях о второй мировой войне (т. II, стр. 100 и последующие, немецкого издания И. П. Тота) высказал предположение, что Гитлер, остановив наступление танковых частей на Дюнкерк, хотел дать Англии возможность заключить мир или хотел улучшить перспективы для Германии на заключение выгодного мира с Англией. Ни в то время, ни позднее я не встречался с фактами, которые могли бы подтвердить это мнение. Несостоятельно также и другое предположение Черчилля, что танковые части якобы были остановлены по решению Рундштедта. Как участник этих боев я могу заверить, что хотя героическое сопротивление Кале заслуживает всяческого признания, но оно не оказало никакого влияния на ход боевых действий под Дюнкерком. Напротив, правильным является предположение, что Гитлер и прежде всего Геринг считали, что превосходства немецкой авиации вполне достаточно для воспрещения эвакуации английских войск морем. Гитлер заблуждался, и это заблуждение имело опасные последствия, ибо только пленение английской экспедиционной армии могло бы укрепить намерение Великобритании заключить мир с Гитлером или повысить шансы на успех возможной операции по высадке десанта в Англии.

В целом, несмотря на споры о реальных мотивах Гитлера, у немецких генералов в послевоенных мемуарах красной нитью проходила мысль, что бегство ангичан из Дюнкерка имело далекоидущие последствия.
Именно по этой причине, пафос британской военной пропаганды и соответственно пафос фильм не является полностью надуманным — описанные в фильме события действительно имели историческое значение, хотя происходили уже после основной катастрофы и на тот момент современниками событий не осознавались как нечто большее, чем просто счастливое бегство армии побросавшей свое оружие и амуницию, а также часть войск союзников.
Всю эту рефлексию немецкого генералитета после войны суммировал Лиддел-Гарт.


Историк и военный теоретик Бэзил Лиддел-Гарт.

Варлимонт отмечает, что, если бы инициатива исходила от Рундштедта, он узнал бы об этом, а Йодль наверняка не упустил бы возможности назвать фельдмаршала фон Рундштедта одним из тех, кто выдвинул это предложение или по крайней мере поддержал проект этого приказа, поскольку это смягчило бы критику в его собственный адрес: ведь Рундштедт пользовался. непререкаемым авторитетом среди офицеров генерального штаба. Далее Варлимонт пишет: "В то время передо мной открылась еще одна причина: Геринг убедил Гитлера в том, что авиация завершит окружение, лишив англичан возможности эвакуироваться по морю. Геринг, как всегда, преувеличивал возможности своего детища".
Это утверждение Варлимонта обретает смысл, если его связать с уже процитированным предложением из дневниковых записей Гальдера от 24 мая. Кроме того, по словам Гудериана, приказ ему передал Клейст, сказав при этом: "Дюнкерк оставлен люфтваффе. Если захват Кале вызовет трудности, эта крепость также будет оставлена люфтваффе". Далее Гудериан заметил: "Думаю, именно тщеславие Геринга привело к тому, что Гитлер принял это роковое решение".
Однако есть основания считать, что авиация тоже не была использована в полной мере или не столь энергично, как могла бы быть. По мнению некоторых руководителей военно-воздушных сил, и здесь виновником был Гитлер.
Все это заставило высшие круги подозревать, что за военными мотивами Гитлера скрывался некий политический мотив. Блюментрит писал, насколько удивил всех Гитлер своими высказываниями во время посещения штаба Рундштедта: "Гитлер был в прекрасном расположении духа и признал, что ход кампании — это решительное чудо, а также высказал мнение о том, что война будет закончена через шесть недель. После этого он намеревался заключить разумный мир с Францией, а это открыло бы путь к заключению соглашения с Англией. Гитлер удивил нас и тем, что с восхищением начал говорить о Британкой империи, о необходимости ее существования и о цивилизации, которую Англия принесла миру. Затем, пожав плечами, Гитлер заметил, что империя создавалась подчас жестокими средствами, но лес рубят — щепки летят. Гитлер сравнивал Британскую империю с католической церковью, говорил, что они в равной степени важны для поддержания стабильности в мире. Фюрер заявил, что от Англии хочет лишь признания позиций Германии на континенте. Возвращение утерянных Германией колоний желательно, но это не самое важное, и даже можно поддержать Англию, если она будет где-то еще вовлечена в конфликт. Гитлер заметил, что колонии — прежде всего дело престижа, ибо их нельзя удержать во время войны, и что лишь немногие немцы пожелали бы обосноваться в тропиках. В заключение фюрер сказал, что его цель — договориться с Англией о мире на такой основе, какую будет допускать ее престиж".
В своих воспоминаниях Блюментрит не раз возвращается к этому разговору. По его мнению, "остановка была вызвана не только военными соображениями, но являлась компонентом политической интриги и преследовала цель — облегчить достижение мира. Если бы английские экспедиционные силы в Дюнкерке были захвачены, англичане могли бы считать, что их честь запятнана и они должны смыть это пятно. Дав же им возможность улизнуть, Гитлер рассчитывал, что англичане пойдут на примирение с ним".
Эта мысль приобретает еще большее значение, поскольку она высказана генералом, критически относившимся к Гитлеру. Рассказ Варлимонта о том, что говорил Гитлер во время событий в Дюнкерке, совпадает со многими воспоминаниями фюрера в книге "Майн кампф". Характерно, что Гитлер испытывал смешанное чувство любви и ненависти по отношению к англичанам. Об этой его тенденции в разговорах об Англии упоминается также в дневниках Чиано и Гальдера.
Более вероятно, что его решение было обусловлено несколькими факторами. Три из них очевидны: желание сохранить мощь танковых соединений для нанесения следующего удара, постоянные опасения попасть в ловушку в болотах Фландрии и заявления Геринга о люфтваффе. Также вполне вероятно, что с военными соображениями переплетались какие-то политические цели, тем более что Гитлер был склонен к политической стратегии и для него были характерны самые неожиданные повороты мысли.

Ну и для полноты картины советская трактовка Дюнкерка из классической книги "Великая Отечественная Война Советского Союза".

Несмотря на то что успех был достигнут легко, германское командование ожидало, что союзники, используя резервы, предпримут контрудар и попытаются закрыть брешь. Но этого не последовало. Тогда 18 мая гитлеровцы начали наступление к устью Соммы. Через день они захватили Амьен и 21 мая передовыми отрядами вышли на побережье в районе к юго-западу от Дюнкерка. 40 английских, французских и бельгийских дивизий были отсечены от главных сил. Гитлеровское командование, считая, что судьба вражеской группировки предрешена, 24 мая приказало приостановить танковые соединения, продолжать наступление лишь силами пехотных дивизий и авиации, а затем начать подготовку к наступлению в Центральную Францию.
Приказ от 24 мая дает основание утверждать, что танки были остановлены в связи с необходимостью сохранить их для выполнения главной задачи наступления — удара на юг. в глубь Франции с целью принудить ее к капитуляции. Следует учесть также, что именно в то время Гитлер решает начать подготовку к нападению на СССР. Это тоже потребовало бы значительного количества танков. Сказались также расчеты Гитлера на создание условий для заключения мира с Англией на период войны с Советским Союзом.
Воспользовавшись приостановкой наступления танков и недостаточной эффективностью действий фашистской авиации, английское командование сумело эвакуировать основную массу людей на Британские острова. При этом вся боевая техника попала в руки гитлеровцев.

Так что событие, которому посвящен фильм Нолана, далеко не рядовое и оно имеет большое значение для начального периода второй мировой войны.
С одной стороны — это разгром и бегство, с другой стороны — это бегство, которое имело последствия.

Ну а теперь эта история повторно появилась на большой экране.
"Дюнкерк" Нолана это не попытка описать стратегические подтексты происходящих событий и не рассуждения о причинах произошедшего. Историческая подоплека дается достаточно грубыми и прямолинейными мазками в редких диалогах — Гитлер решил добить авиацией, а не танками, мы окружены, но мы чудом спаслись и поэтому в конце мы прочтем в газете известное высказывание Черчилля на тему Дюнкерка. В этом плане фильму особо нечего сказать и никаких откровений тут нет — просто механический пересказ ряда ключевых тезисов и трактовок, которые должны объяснять происходящее.

А происходящее, это при всех операторских масштабах, достаточно камерное действо, где история бегства нескольких человек с пляжа Дюнкерка переплетается с историей двух летчиков Королевских ВВС и экипажа гражданского судна, которое двинулось через пролив спасать окруженных. Тут нет каких-то масштабных баталий и шекспировских страстей. Нолан выбрал другой подход, сделав ставку на псевдо-реализм с сильным заклепочным акцентом, вроде недавних "28 панфиловцев".
На фоне дотошного внимания к деталям и мощной аудио-визуальной атмосферы, отдельные люди практически растворяются в общей безликой человеческой массе, которая стремится любой ценой бежать с злополучного пляжа. В фильме практически нет ярких и выразительных персонажей — герои "Дюнкерка" стали заложниками стремления Нолана показать атмосферу банальной жестокости войны. Что примечательно, в фильме практически отсутствует кровь и расчлененка, что весьма странно для показа истории, в ходе которой погибли десятки тысяч человек.

Сопоставление с историей, дается краткими зацепками, вроде мини-сценок с французами, которых не пускают на корабли или про солдат, теряющих дисциплину и стремящихся выжить даже ценой жизни своих товарищей. Немцы в фильме подчеркнуто обезличены — вы не увидите ни одного немца вблизи — лишь тени на заднем плане и безликие черные самолеты несущие смерть. Я думаю, это сделано сознательно, чтобы подчеркнуть, что борьба шла в первую очередь за выживание в ситуации, когда борьба с врагом была уже проиграна и от этой смерти в лице безликих немцев, надо было спастись любой ценой. Эти мини-зарисовки, на которых сосредоточен фильм, играют с ним злую шутку, так как с одной стороны фильм показывает трагизм ситуации, когда солдаты на пляже ругаются на отсутствие авиации (тогда как в реальности британская авиация совершала сотни самолето-вылетов в день, чтобы прикрыть эвакуацию), а спасение 400 000-й армии демонстрируется путем показа нескольких стоящих на месте тральщиков, эсминцев и яхт, тогда как в эвакуации было задействовано более 600 плавсредств, из которых немцы потопили более 200. В результате — фильм не может полноценно показать масштаб происходящих событий и предлагает лишь различные небольшие фрагменты операции "Динамо". Тут и происходит разрыв между масштабом показываемых событий и пафосом речи Черчилля. Фильм как бы претендует на исторический эпик, но самого эпика в нем практически нет.

В результате, получились красивые визуальные зарисовки с пляжей Дюнкерка, которые призваны показать рутину работы летчиков, моряков и спасающихся солдат — практически производственная драма. Сделано это механистически-прямолинейно, даром, что Нолан пытался все это запутать, перемешав три достаточно простых истории между собой. Все это работает лишь за счет технической составляющей (как это собственно было и в "28 панфиловцев"). Масштабные панорамные съемки, реалистичные воздушные бои с закосом под документализм, дотошная заклепочная часть, практическая проблематика переправы через Ла-Манш в мае 1940 года — все это создает достаточно плотную атмосферу, которая густо намазана на куцый сюжет и отсутствие ярких персонажей.

Второй важный компонент — это музыка Ханса Циммера, которая однообразно скрежещет и тикает в течении всего фильма, нагнетая давящую атмосферу гонки со временем. Эта гонка периодически провисает, но в самом конце, когда один из героев наконец добирается до вагона поезда уносящего его в центральную Англию и откидывается в забытьи. Музыка вдруг смолкает и наступает оглушительная тишина, оправдывающая весь замысел с подобным подходом к музыкальному сопровождению. Это несколько претенциозно, но работает. Лучшая же часть фильма это звук, особенно в сценах с самолетами.

В целом, получилась достаточно специфическая военная драма, которую вы вряд ли захотите смотреть во второй раз, но которая за счет некоторых своих компонентов способна надолго запомниться. С моей субъективной точки зрения, это не самый плохой фильм о войне, который пытается в псевдо-реалистичной манере показать атмосферу мая 1940 года в районе пляжей Дюнкерка через камерные истории обычных людей, о которых вы забудете вскоре после просмотра. С точки зрения атмосферы и аудио-визуального ряда, Нолану это удается. С точки зрения человеческих историй, все достаточно просто и даже банально. Это явно не лучший фильм Нолана и не "лучший фильм о войне", но на фоне достаточно посредственных лент о второй мировой войне, "Дюнкерк" безусловно займет свое место среди крепких середняков.

Источник: Colonel Cassad

comments powered by HyperComments

Ещё по теме