26102020Популярное:

Замолчать и высмеять. Почему и кто так отреагировал на факты Бесогона

Реакция на недавний «Бесогон» Михалкова о цифровом рабстве напоминает приёмы, которые обычно используют по отношению к неудобной информации – по максимуму замолчать её в медиа и выдать за бред сумасшедшего. Сначала руководство телеканала «Россия 24» поставило повторы в самое несмотрибельное время, а затем авторы желтушных СМИ стали высмеивать «бредовую конспирологию сошедшего с ума от своего величия режиссёра». «Качественные» СМИ предпочли скандал не заметить.

Помнится, ровно такая реакция была на книгу кумира демократов Солженицына «Двести лет вместе» о роли еврейства в революции 1917 года – её замолчали как бред выжившего из ума старика. То ли дело «страшная правда» «Архипелага ГУЛАГ»…

Так в чём же бредовость сказанного Бесогоном? Давайте ответим честно и непредвзято посмотрим исключительно на факты, оставим за скобками художественные приёмы режиссёра. К примеру, на самый убойный, хоть почти забытый за давностью лет. 

Что, разве Михалков выдумал это выступление Германа Грефа про страх потерять возможность манипулировать людьми?

Может, киностудия «ТРИТЭ» сняла фильм про банкира-«демократа», который на секретном сборище масонской ложи произносит откровенную речь?

«От того, что вы говорите, мне становится страшно. Почему? Вы предлагаете передать власть фактически в руки населения… если каждый человек сможет участвовать напрямую в управлении, что же мы науправляем?.. как только все люди поймут основу своего «Я», самоидентифицруются, управлять, то есть манипулировать ими будет чрезвычайно тяжело… Люди не хотят быть манипулируемыми, когда они имеют знания».

Нет, это всё прозвучало во время публичной сессии Сбербанка в рамках Петербургского экономического форума — на всю страну, в эфире того же телеканала «Россия 24»!

И что? Все сделали вид, что ничего особенного не произошло. Подумаешь, эка невидаль – глава ключевого госбанка (по идее, даже народного) высказал опасение, что гражданами нельзя будет манипулировать, если они узнают правду.

Может, руководство телеканала выразило недовольство словами Грефа, а организаторы форума отменили на следующий год его сессию? Нет, ничуть.

Но представьте, если бы тот же Михалков, несмотря на всю его известность и доступ к президенту, на международном форуме выразил бы опасение, что знаток каббалы Греф использует свою финансовую власть для манипуляции народом, что бы тут началось, какие бы ярлыки навешали, сколько бы грязи вылили…

Недавний пример тому — доклад Глазьева, вызвавший требование ЦБ запретить академику свободно выражаться в прессе. Как же всё-таки верна шутливая фраза «демократия – это власть демократов», то есть узкой группы лиц, назвавшими себя демократами.

К слову, в высказываниях Грефа есть и зерно правды – в том, что полная информация является источником настоящей силы и власти («сила в правде»), а доступ к ней даёт ключ к управлению ситуацией, страной и людьми. Весь вопрос в том, кто имеет этот доступ и в интересах кого эта правда используется.

Глава «Сбербанка» откровенно против того, чтобы полная информация была доступна большинству и использовалась в его интересах. И ладно бы, если б «Сбербанк» занимался только финансами и сберегательными вкладами.

Но управляемая Грефом организация активно участвует в цифровизации и сборе больших данных, а это ничто иное, как аккумулирование информации о жизни людей.

Не далее как прошлой зимой «Сбербанк» помпезно провёл презентацию самого мощного в России суперкомпьютера «Кристофари», услуги которого любезно предоставлены юридическим лицам с 12 декабря 2019 года, и в том же месяце совместно с «Яндексом» запустил проект для оценки платежеспособности заёмщиков, где используется якобы обезличенная информация.

Складываем два плюс два и получаем: человек, открыто отказывающий гражданам в праве иметь доступ к полной информации, сам получает доступ к огромной базе данных о цифровой активности граждан.

Закономерен вопрос – в чьих интересах он собирает эти данные и с какой целью? В интересах государства?

Никита Михалков ставит это под сомнение, вспомнив отсутствие «Сбербанка» в Крыму. И что же – разве это тоже выдумка режиссёра? Нет, это широко известный и обсуждаемый народом факт, который никто из статусных людей до сих пор не решился озвучить.

И претензия в этом случае очевидна: раз государственный банк не работает в российском Крыму, опасаясь санкций, значит, он не признаёт Крым российским, но признаёт англосаксонскую юрисдикцию – какой же он тогда государственный?

Конечно, можно найти десятки объяснений такого решения. И наверняка оно одобрено президентом под влиянием грефовских аргументов – в конце концов, Владимир Путин имеет полное на него право как руководитель, вернувший Крым России. Но вопрос, вынесенный в заголовок программы «У кого в кармане государство?», на самом деле актуален и с учётом нынешней пандемии волнует людей всё острее. 

Кто и с какой целью использует государство?

Почему, к примеру, система цифрового контроля граждан вводится без введения режима чрезвычайного положения и при продолжении работы корпораций, которые не являются предприятиями непрерывного цикла и жизнеобеспечения?

У народа растёт подозрение, что это делается не в интересах граждан и России, что особенно критично сейчас, когда в условиях самоизоляции почти вся жизнь людей ушла в онлайн и цифру.

Кураторы цифровизации убеждают, что всё делается в интересах гражданина, и заманивают яркой фразой о том, что государство будет в его кармане (в смысле, доступно через смартфон).

Да, многие госуслуги стали удобнее и доступнее для человека, исчезли очереди в госучреждениях и паспортных столах, но в смартфоне граждан отнюдь не государство, а приложения и услуги государства.

Наоборот, сам гражданин, фиксируя все личные данные через эти приложения, попадает в карман государства – точнее, тех, кто от его имени собирает информацию. И помня о фразе про доступ к ней как инструмент манипуляции, нельзя не заподозрить, что государство находится в кармане тех, кто враждебен народу и самому государству.

Исторически для русских государство и государь не враждебны: в отличие от англосаксонской традиции, где оно воспринимается как инструмент насилия над личностью, в русском мире, наоборот, государство – единственная защита от самоволия элитных групп (бояр, помещиков, партийных бонзов или топ-менеджеров), от их самоуправства в корыстных целях. Но если государство действует в интересах узкой группы людей, если его цели подчинены их корысти, оно лишается легитимности и сакральности в глазах народа. Вот и сейчас вызывает беспокойство не сам по себе сбор информации государством, а тем, что от имени государства пытаются манипулировать и им, и народом.

Впрочем, куда более острые опасения по поводу цифровизации на Западе, в тех же США. На днях вооружённые жители штата Мичиган заняли здание местного капитолия – они считают коронавирус выдумкой цифровых корпораций, которая нужна им для закабаления американцев. В многочисленных петициях и заявлениях они называют главных бенефициаров карантина – дельцов Уолл-стрит, Цукерберга, Билла Гейтса, Байдена, Клинтонов и др.

Так что в «Бесогоне» — опять же – озвучивается широко распространённая позиция, причём среди жителей США. И приводится мало известный факт, но такой же бесспорный, как существование «Майкрософт» и Билла Гейтса. А именно: патент компании «Майкрософт» под названием «Система криптовалюты, использующая данные активности тела», согласно которому электронное устройство (чип) в онлайн-режиме может проверять, удовлетворяют ли данные активности тела человека необходимым условиям для предоставления ему криптовалюты.

Появилось множество благопристойных объяснений о чипах «Майкрософт», мол, они не внедряются в тело, а предоставляются человеку добровольно для его же пользы, чтобы он заработал денег.

Но факт остаётся фактом: криптовалюта Гейтса – это награда за правильное поведение в результате постоянной цифровой слежки. И он тем более тревожный, учитывая, что «правильная активность тела» в условиях пандемии считывается однозначно: как строгий карантин в стенах дома с выездом только по разрешению.

Собственно, такая система уже запущена в тестовом режиме в Китае – так называемый социальный рейтинг, причём её активно поддерживает основатель торговой онлайн-площадки Alibaba Джек Ма, опять же представитель крупного капитала в сфере IT.

Итак, с точки зрения фактологии Бесогон ничего не выдумывает, но сопоставляет публичные факты, как то же выступление Гейтса о населении планеты как главного источника выбросов СО2 или выступление спецпредставителя президента РФ Дмитрия Пескова о том, что «Гугл» должен сломать шпиль МГУ – и против этих фактов ничего не возразишь.

Их можно только замолчать, что и попыталось сделать руководство «России 24», видимо, по чьему-то требованию. И вот это-то «по чьему-то требованию» как раз и оправдывает конспирологию Михалкова, в которой его обвиняют.

Ну а как тут не «конспироложить» простым гражданам, если даже именитому режиссёру закулисно ставят условия, прикрывают рот? Что, разве нет в мировой политике такого явления, как заговоры, интриги и манипуляция в интересах сильных мира сего?

Но кто этот сильный мира, который может перекрыть кислород одному из мэтров, имеющему доступ к президенту? Или академику, бывшему советнику президента? Это кто вообще такие?!

Да, конечно, это конспирология. Но она давно уже имеет тысячи фактов, аргументов и логических доказательств – перевороты в десятках стран мира, скупка «независимых правительств» транснациональными компаниями, принятие выгодного им законодательства, выкачивание денег у населения через банки, манипуляция курсом валют, разрушение Югославии, Ливии, Ирака, убийства Кеннеди, Каддафи и других руководителей стран, убийство Литвиненко, Скрипаля, создание террористов ИГИЛ, охота на Асада, уничтожение «Боинга» над Донбассом, ложное дело против Стросс-Кана, создание слежки за людьми, которую вскрыли Ассанж и Сноуден, и многое-многое другое.

Этот «цивилизованный террор» длится не одно десятилетие и устраивается господами в белых перчатках и по уши в крови. Репрессивная система западных корпораций подробно и образно показана в романе Юлиана Семёнова «Пресс-центр». Чрезвычайно иезуитская, эта система детальна продумана и построена на обезличивании преступления, чтобы никто не брал на себя ответственность полностью, но всем было понятно, кто в мире хозяин.

Ещё более откровенно и документально рассказал о ней американский финансист Джон Перкинс в «Исповеди экономического убийцы» — на примерах ряда стран показано, как подсаживается местная экономика на иглу кредитов от американцев, а сопротивляющихся этому подкупают либо убирают физически. Всё это давно известно и даже стало бестселлером в Штатах.

В последние годы эта система даёт сбой, её уже не так боятся, гегемония корпораций рушится – во многом благодаря сопротивлению русского мира и воле его лидера.

Однако пандемия коронавируса, открывающая окно возможностей для всех центров сил, как для национальных государств, так и для корпораций, явно используется последними для перезагрузки своей гегемонии.

Так называемое «глубинное государство» пытается сделать цифровизацию – политически нейтральную как всякая технология – инструментом тотального контроля, пока люди испуганы смертельным вирусом.

Но в интересах суверенных народов и национальных государств не допустить этого, вскрыв нечистоплотные замыслы. Похоже, передача Никиты Бесогона-Михалкова сыграла именно такую роль.

Эдуард Биров, ForPost



Источник: Записки наивного человека

comments powered by HyperComments

Ещё по теме