11042021Популярное:

Заклание

Издание "Республика" публикует сегодня статью Олега Буклемишева, в которой он пишет о последствиях "коронакризиса" для мировой экономики, где делается абсолютно верный вывод — система, выведенная из равновесия кризисом, не вернется в исходное положение, а займет в конечном итоге какое-то иное. Какое — это, кстати, и предстоит понять и оценить, так как речь идет во многом о сложной смеси стихийных и проектных факторов, а значит — и оценка нового положения будет существенно отличаться: выгодоприобретатели нового положения системы будут оценивать его совершенно иначе, чем те, кто потеряет от сдвига.

В статье есть примечательная фраза, даже целый абзац: "…Очевидно, что нынешний кризис уже превзошел по масштабам все «величие» рецессии десятилетней давности, нанеся гораздо больший урон – причем не только жизням и здоровью миллионов, но и мировому экономическому развитию. Пожалуй, впервые в истории человечества интересы экономики были осознанно и практически повсеместно принесены в жертву гуманитарным соображениям. Болезненные карантинные меры, предусматривавшие приостановку работы предприятий и принудительную изоляцию граждан, были направлены в первую очередь на то, чтобы замедлить распространение болезни, снять дополнительную нагрузку с системы здравоохранения и предотвратить гибель людей…"

Этот тезис крайне спорный. В том смысле, что ни о каких "гуманитарных" соображениях, безусловно, речь не идет и не может идти. Революция — это всегда перераспределение собственности, а происходящее в глобальном контексте — это, без сомнения, революция. Идеологи революции известны — это те, кого принято называть "глобалистами", у них даже есть свой собственный манифест — целая серия книг небезызвестного Клауса Шваба, в которых он прямо говорит о четвертой технологической революции и необходимых мероприятиях для ее победы в глобальном масштабе.

Любая революция, любой фазовый переход — это всегда колоссальный расход ресурсов. Он необходим для того, чтобы вывести существующую систему из точки равновесия и обеспечить ее движение в нужном направлении. В итоге всегда возникает вопрос — кто за все заплатит.

Сегодняшняя революция уже дала ответ на этот вопрос — глобалисты пускают под нож средний класс во всем мире. То, что раньше было высшей ценностью западной демократии, как системы управления, перестает быть таковым. Средний класс стал тем ресурсом, который должен сгореть в огне революции. Целиком и без остатка. Логика Шваба и глобалистов в целом известна: средний класс за послевоенные годы накопил "жирок", он владеет "миноритарными" деньгами, вполне сопоставимыми с бюджетами государств и корпораций. И именно эти миноритарные деньги сегодня горят жарким пламенем в революционно-карантинном огне. Средний класс стремительно беднеет и будет беднеть и далее — везде по всему миру. И это неизбежно приведет к социальному, политическому и экономическому сдвигу в глобальном масштабе.

Нет среднего класса — и сегодняшняя социальная пирамида, состоящая из трех основных слоев — бедные, средний класс и богатые — превращается в двухслойный пирог: огромное море бедных и небольшое количество крайне богатых. Управление такой пирамидой неизбежно должно трансформироваться. Прежняя формула — "вы выбираете — мы правим" теперь неработоспособна, так как бедные по определению не способны к демократическим процедурам (не зря, кстати, родоначальники демократии древние греки давали право голоса состоятельным гражданам). Демократия становится бессмысленной по своему содержанию. Исчезновение среднего класса полностью меняет и экономические модели потребления, где мотивация безудержного шопоголизма была двигателем развития экономики. Бедным нужен гарантированный доход и система распределения (талоны, проще говоря. Талоны на всё). Содержание собственности для бедных становится неподъемным грузом, а потому недвижимость и владение ею превращается в роскошь — мир быстро вернется к съёмным моделям обеспечения масс людей квадратными метрами.

Фактически речь идет о новом феодализме, новом средневековье, где владетельные сеньоры будут сами решать проблемы в своем узком кругу, а сервы и прочая чернь — просто нести бремя своего долга перед теми, кто кормит-поит и дает крышу над головой.

Ключевое различие новых феодальных укладов дается в книгах-манифестах Шваба: он прямо говорит о том, что мир будет поделен на "техно-демократии" и "техно-автократии". "Технодемократии" будут базироваться на трех базовых направлениях так называемого "лидерства" — технологического, управленческого и лидерства в формировании ценностей. Поэтому "техно-демократии" — это коллегиальное управление, а "техно-автократии" будут соединять все направления "лидерства" в фигуре автократа. В остальном разница между ними будет сугубо семантическая и культурная.

Собственно, это уже происходит: даже если коронавирус — сугубо природное явление (возможно, слегка подкорректированное проектным образом), то стремительная ликвидация среднего класса — целиком и полностью управляемый процесс. Для этого и вводятся локдауны, карантины, создаются невыносимые условия жизни, делая зависимость огромных масс людей тотальной.

И не стоит обольщаться — за средним классом последуют и национальные государства, которые в феодализме попросту не нужны. Их место займут корпоративные структуры управления, которые прекрасно справятся с небольшим по содержанию объемом социальных обременений в обмен на безусловную покорность огромных масс населения. Которое, конечно, тоже будет существенно сокращено — и в первую очередь в той части, которая будет бесполезной с точки зрения извлечения из него дохода. Экономика, конечно, существенно упростится, и человечество на несколько поколений (а возможно, и столетий) снова опустится в средневековье. Новейшее.

Почему это происходит — ответ понятен. Стремительное развитие мировой цивилизации породило противоречие, с которым столкнулся Советский Союз (и которое он так и не сумел разрешить) — управляющий контур оказался неадекватен слишком сложному и динамичному управляемому объекту. Что вынудило управленцев под вывеской красивых лозунгов о рынке и свободе резко упростить через деградацию сложную социальную модель Советского Союза. Теперь ровно то же самое происходит и в масштабах всего мира. Под красивые разговоры о четвертой технологической революции управляющие миром элиты расписываются в собственном банкротстве и ведут дело к аналогичному упрощению управляемого объекта через деградацию.

А заплатить за все должен будет средний класс, который и предназначен к ликвидации. Тотальной и поголовной. Нам в России, кстати, проще — у нас среднего класса особо-то и не было. Если к концу девяностых он только-только начал возникать, то воры и бандиты путинского призыва очень быстро его ликвидировали еще в начале нулевых. Так что мы уже практически в этом новом и дивном мире глобального счастья. Единственное, с чем не согласны наши урки — так это с тем, что после ликвидации среднего класса в мировом масштабе к истреблению придется приготовиться национальным государствам — а это как раз их инструмент, с помощью которого они грабят страну и народ. Отсюда и противоречия с глобалистами-либералами. Но шансов у уголовников против системы никогда не было и не будет. Системе может противостоять другая система. Успеем ли мы в России ее создать — это, понятно, вопрос.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме