12122019Популярное:

Я не люблю, когда мне лезут в душу

В.С. Бушин

Я НЕ ЛЮБЛЮ, КОГДА МНЕ ЛЕЗУТ В ДУШУ

Тем более, когда в неё плюют
Владимир Высоцкий

В очередной 17-й «прямой линии» президента Владимира Путина, состоявшейся 20 июня, было много важного, интересного и весьма характерного как для нынешнего дня страны, так и для президента, для стиля его работы.

Да, много, но больше всего интереса, откликов, эмоций вызвал один ответ В.Путина из всех. Это был ответ на вопрос, который в самом конце передачи прочитала ему с листа всё время сидевшая рядом журналистка Елена Винник, мать четверых детей: «Вам иногда бывает стыдно? И за что?» Надо думать, автор вопроса имел в виду стыд не за какие-то действия или бездействия личного, частного порядка, не стыд, который испытывает в определённых обстоятельствах почти любой homo sapiens. О таком стыде хорошо сказал Владимир Высоцкий:

Я не люблю себя, когда я трушу,
Досадно мне, когда невинных бьют,
Я не люблю, когда мне лезут в душу,
Тем более, когда в неё плюют.

«Я не люблю себя» это и есть стыд — совесть, обращённая во внутрь homo. Но в данном случае хотелось знать о другом стыде — о державном, о стыде за своё поведение как президента, высокопоставленного и ответственного государственного мужа. Ведь именно в этой ипостаси Путин ежегодно является перед народом.

Например, вопрошающий мог иметь в виду действия и бездействие президента во время известных драматических событий в 2014 году на Украине. Тогда там в сущности произошёл фашистский переворот, и это вызвало восстание на Донбассе, решившем провести референдум о своём государственном статусе и за это уже подвергшимся Киевом бомбардировке и обстрелам. В те роковые дни президент на глазах всего народа запросил разрешение Думы на использование вооружённых сил за пределами страны, т.е. для защиты русских и украинских жителей Донбасса, и немедленно получил это согласие, но потом не только не использовал его, а после загадочного кратковременного визита в Швейцарию, безо всякого объяснения призвал Донбасс отказаться от референдума. Призыв был безуспешный: восставшие против фашизма провели референдум, и очень успешно. И обстрелы до сих пор продолжаются, люди гибнут. Так вот, не стыдно ли как президенту за такой свой разворот — за призыв смириться и за молчаливое без всяких объяснений бездействие?

Или взять вопрос о повышении пенсионного возраста. Ведь клялся, божился когда-то, что как президент не допустит никакого повышения, и вдруг!.. И это при том, что даже высокопоставленные чиновники, обязанные бороться с воровством и взяточничеством — губернаторы, министры, генералы МВД и ФСБ, многие из которых Путиным и назначены на высокие посты — сами воруют деньги мешками, рюкзаками, грузовиками… А другие его ставленники и подзащитные по закону (по закону!) и с его ведома гребут такие космические заработные платы, что совершенно непонятно, почему до сих пор ещё не рухнула вся финансовая система страны. Так вот, за эти грузовики с деньгами, за такие зарплаты на глазах 23 миллионов бедствующих, недоедающих вам, президент, не стыдно?

А вспомним и ту оскорбительную для народа чушь, что Путин с Медведевым несут о Советском времени, о руководителях той великой эпохи: Ленин и большевики украли у непобедимой царской России победу над Германией, войска которой уже стояли в Риге и готовились к маршу на Псков; Сталин уничтожил крестьянство и довёл экономику страны до того, что ей на мировой рынке нечего было предъявить, кроме галош; опять же неугомонный Ленин через семьдесят лет после своей смерти, а вовсе не здравствующая и ныне горбачёвско-ельцинско-чубайсовская банда, развалил Советский Союз… Вот за этот полоумный вздор вам, президент Путин, не стыдно?

Нет, нет, как раньше ни о чём из этой лапши на ушах народа он и не подумал извиняться хотя бы через своего пресс-секретаря, так и сейчас ему не пришло в голову сказать: «Мне ужасно стыдно за клевету на Ленина… Хотя бы потому стыдно, что ведь я-то, пижон, не знал, как он, ни тюрьмы, ни ссылки, ни эмиграции, ни двух пуль в теле… Правда, Караулов говорит, что на меня тоже было пять покушений, но ведь — ни одной пули.. Я уже пережил Ленина на тринадцать лет и ещё переживу на тридцать… И он-то возглавлял страну всего лишь пять-шесть лет, а я — двадцать! Почти в четыре раза больше. Ему бы эти годы моей жизни и моего правления!.. Что я, бесстыдник, плёл! Он, мол, создал республики, страна и развалилась по республикам. Ведь после свержения царя, после революции Россия тоже разваливалась, началась «эпидемия суверенитетов»: на Украине — Верховная Рада и гетман Скоропадский, в Белоруссии — Народная республика (БНР), потом — и в Поволжье, и в Сибири, и на Дальнем Востоке зашевелились… И это безо всяких республик и границ. Но большевики кнутом в виде, например, Первой конной армии Будённого, двинутой на Украину, и пряником в виде статьи конституции о праве республики на отделение, — да, кнутом и пряником безо сякой оглядки на «мировое сообщество» Ленин и большевики спасли страну, сохранили единство и отстояли её независимость в Гражданской войне… Уж о Мавзолее я и не говорю. Это Чубайс меня подбил. Будь он проклят, собака!»

С какой отрадой вся страна услышала бы от президента и такое признание: «А как мне стыдно за клевету на Сталина! Что я, прохиндей, и о нём верещал… «Сталин уничтожил крестьянство»!.. Да оно и сейчас около 30 миллионов, но сейчас-то и идёт его уничтожение… «Он довёл экономику страны до того, что мы не могли на мировой рынке предъявить ничего, кроме галош».. И это я о своей родине, первой прорвавшейся в космос, первой построившей атомные электростанции и атомный ледокол «Ленин», который я, шелудивый, приказал переименовать… О родине, которая в экономике наступала на пятки американцам, построила Польше Дворец науки и культуры, Египту — великую Асуанскую плотину… Я, недотыка, до сих пор не вернул Сталинграду его бессмертное победное имя да ещё додумался, тупица, запретить его портреты, его имя даже в День Победы. И бессловесный Шойгу это послушно выполняет…»

Нет, нет, и этого мы не услышали. Путин рассказал не о президентских делах, которых должен стыдиться, а именно о таком факте, которого должен стыдится почти любой hоmo sapiens. Однажды в дальней поездке по стране в дождливый слякотный вечер к нему подошла женщина преклонного возраста и, став на колени прямо в слякоть и грязь, передала ему записку. Он передал записку помощнику, а тот её потерял. И вот, говорит, почти двадцать лет мне за это стыдно. Ну, естественно, повторю, любому порядочному мужчине было бы стыдно, что он мог, но не помог пожилой женщине, нуждавшейся в помощи.

Рассказ Путина очень растрогал Ирину Яровую, Карена Шахназарова, Дмитрия Киселёва и всех его обожателей. Рассказ воспроизводили и комментировали газеты, его повторили, сопровождая ахами и охами, воскресные обзоры событий за неделю на всех каналах… Словом, отовсюду «лезли в душу»… И даже не принадлежащий к обожателям Александр Бобров писал: «Голос президента дрожал, когда он это рассказывал». Саша, я дрожи не заметил, но умелая пауза по Станиславскому была. Журналисты кинулись искать следы неизвестной просительницы и вроде бы кто-то установил, что дело было в Сыктывкаре.

А между тем рассказ вызывает много вопросов и сомнений. Во-первых, странно, что женщине беспрепятственно удалось подойти к президенту, которого всегда сопровождает охрана. Ведь Шарлотта Корде и Фани Каплан были тоже женщины. Во-вторых, не легче поверить и в то, что женщина, советский человек, могла решиться на такой отчаянно унизительный жест, как коленопреклонение, которое она за всю жизнь могла видеть только в кино. В-третьих, даже вручив записку, просительница ещё имела возможность сказать что-то вроде таких слов: «Родимый, сил нет, измучилась, погибаю, помоги!» Но она ничего не сказала. Странно. И Путин лишь гадает, о чём она могла сказать, думает, о сыне, сидящем в тюрьме. Но гораздо вероятнее о том, что есть нечего или жить негде. В-четвёртых, первым движением президента и всякого мужчины в этой ситуации было бы естественно поднять женщину с колен, но он или его помощник почему-то это не сделали. В-пятых, если старушка решилась на такой отчаянный жест, то естественно ожидать не ординарную реакцию и президента. Он, подняв её с колен, должен бы, допустим, тут же спросить женщину: «Матушка, что с вами? Чем помочь?» Но он ничего подобного не делает. В-шестых, если, допустим, не было времени на расспросы, куда-то спешил, то, принимая во внимание опять-таки крайне необычный характер жеста просительницы, естественно было бы не отдавать записку помощнику — это же не ящик коньяка, не подарочный щенок и даже не букет цветов — а просто положить её в карман. Он не сделал и этого. Наконец, для человека власти, который впервые в жизни увидел человека, старую женщину в мольбе на коленях перед собой было бы крайне странно забыть о её записке, но вполне закономерно вспомнить о ней в первую же свободную минуту. Но он не сказал, когда спохватился, и мы вправе думать, что прошло уже много времени. И самое последнее. Просительница, знавшая, что президент сюда приедет и заранее приготовившая записку, скорей всего, где-то здесь, в этом районе и жила. И можно было организовать её поиск, что не так уж трудно, ибо, как сказал в этой же передаче сам Путин, «руки у нас длинные». Но он не сделал и это.

Исходя из всего казанного, я думаю, что рассказ президента о двадцатилетних терзаниях его державной совести — сентиментальная рейтинговая туфта. Это тем более вероятно, что ведь все эти двадцать лет мы созерцали его неодолимую тягу в этом направлении. О её проявлениях на поприще историческом и политическом мы напомнили выше, но такие образцы туфты он давал на поприще и совсем другом, родословном, что ли.

Так, например, поведал, что однажды с его дедом на фронте во время Германской войны был такой случай. Сидел он в окопе, недалеко напротив окопы австрийцев. Видит дедушка, что появился вражеский солдат. Он в него из винтовки бабах! Несчастный австрияк упал и кричит страшным голосом. А дедушка был сердобольный, ему жалко австрияка, которого только что хотел укокошить. И что же? Дедуля отложил винтовку и пополз из своих окопов к австрийским на помощь раненому врагу. Дополз ли, пристрелили ли его австрийцы как врага или наши как дезертира, неизвестно. Но это привело в восторг великого патриота Никиту Михалкова. Услышав рассказ, он радостно воскликнул: «На это способен только русский солдат!» На что? А вот на это — всадить пулю и тут же спешить на помощь пострадавшему.

Очень интересно рассказывал Путин и об отце. В 41 году, говорит, когда наш армия отступала, папа залез в болото, лёг на дно, где поглубже, и долго лежал там, дыша через камышинку. Долго ли лежал, хорошо ли дышал, неизвестно. Но я не удивился бы, если сын сказал бы, что до освобождения этих мест в 43-м или 44-м годах.

Невольно вспоминается и о том, что Путин однажды уверял, будто его родители не питали к немецким оккупантам никаких враждебных чувств, видимо, считали их несчастными жертвами гитлеровского режима. И это притом, что их старший сын во время блокады Ленинграда умер от голода. Вы подумайте! Весь мир ненавидел и проклинал извергов, а они… Видимо, президент считает это тонкой дипломатией с целью налаживания российско-германских отношений.

И как рядом со всем этим выглядит рассказ о таинственной просительнице и о душевных терзаниях президента?

Нет, я не люблю, когда мне лезут в душу, особенно с записочками или камышинками.

P.S.

«Прямой линии» президента, во время которой он уверял нас, что всегда и во всём стоит за полную ясность и прозрачность, сопутствовали примечательные события, о коих нет ясности, я думаю, у многих.

Первое имело место накануне «прямой линии» — задержание журналиста Ивана Голунова. Да, по обвинению в хранении наркотика его задержали, подвергли домашнему аресту, через пару дней арест сняли. Человек жив-здоров, в сущности, ничем не пострадал. Однако из-за него сняты с работы, уволены два молодых генерала. Как писал Твардовский,

Генерал один на двадцать,
Двадцать пять, а может статься,
И на сорок вёрст вокруг…

И вот вам, пожалуйста — в отставку! Да за что? Вся эта история пошла Голунову только на пользу: как журналиста его никто не знал, а теперь, как жертва репрессий, он обрёл известность, славу, им восхищается миллиардер Павел Гусев, президент Союза журналистов, о нём говорил сам президент страны! Какая там прозрачность! Совершенно беспросветная история. Что за ней стоит, неизвестно.

Второе событие произошла сразу после «прямой линии» — дикая вспышка русофобии в Грузии. И опять — полная тьма! В чём дело? Телевидение твердил «Русофобские лозунги!» Но не смеет их назвать. Где ж ваша прозрачность, президент?

Вы наплодили миллионы трусов и холуёв, которые стараются угодить вашим антисоветским взглядам и вкусам во всём, о чём заводят речь. Они просто землю роют в поисках фальшивых жемчужин антисоветчины. Вот свежайший пример. 23 июня по телевидению показали фильм о прекрасном ленинградском празднике «Алые паруса», родившемся в 1968 году. Там есть разговор президента с режиссёром фильма Андреем Кондрашовым. И этот придворный режиссёр говорит: «Ведь это был не советский праздник…» О Господи, какая дурь! И это один из ваших питомцев, гражданин президент.

Надо признать, что и Путин, и Медведев в последнее время убавили своё антисоветское фонтанирование, но всё же… Президент и на этот раз не отказал себе в удовольствии посвистеть о коммунизме, о Будённом, о Грудинине… Но об этом в другой раз, если удастся.


Источник: Игорь Пыхалов

comments powered by HyperComments

Ещё по теме