04062020Популярное:

Хроника Русской весны в Севастополе: 22 февраля — 1 марта 2014

Встреча "Беркута" в Севастополе 22 февраля 2014 г.

Севастопольский ForPost публикует ретроспективные зарисовки о важнейших событий Русской весны. Оставлю это у себя — как живое воспоминание о великих и пока самых счастливых днях в новейшей истории России.

***

22 февраля 2014 года. В Киеве раскручивается маховик государственного переворота. Центральные органы власти Украины парализованы. В стране царит террор и хаос, начинаются зачистки, репрессии, гибнут мирные люди. Банды по всей Украине рыскают в поисках участников Антимайдана и сотрудников Беркута. На «Незалежную» наползает тень будущей гражданской войны.

В Харькове подписывается резолюция съезда депутатов всех уровней из юго-восточных областей и Автономной Республики Крым. «До восстановления конституционного порядка и законности в стране, лигитимизации работы центральных органов власти, всю власть на местах берут на себя органы местного самоуправления», — значится в документе.

В это время в Севастополь на площадь имени Павла Степановича Нахимова въезжают первые автобусы с милиционерами, сотрудниками «Беркута» и солдатами внутренних войск, возвращающимися с киевского майдана. Встречающих немного, но весть о возвращении бойцов в считанные минуты облетает весь город и уже следующую колонну автобусов встречают тысячи севастопольцев.

Изможденные лица, пропахшая гарью одежда, истертые шевроны, и глаза… Если бы вы видели эти глаза, уставшие и почти потерявшие веру. 

Их предали там – в Киеве, но не предал Севастополь. Ребят встречают цветами, засыпают цветами, устилают дорогу цветами, обнимают, плачут, встают перед ними на колени. Севастополь показывает всему миру, как нужно встречать своих сыновей. Их встречают так, как, наверное, много лет назад встречали победителей фашизма.

Вы знаете, именно в этот день я почувствовал ту огромную и пока ещё дремлющую силу, которая готова была вырваться наружу из самого сердца этого гордого и непокорного города. Да, впереди ещё неизвестность. В интернете по поводу встречи севастопольского «Беркута» поднимается настоящая истерия. А в это время где-то готовится митинг Народной Воли. Никто ещё не знает и даже предположить не может, сколько на следующий день на главную площадь Севастополя выйдет людей. Две-три тысячи? А может, вообще никого?

***

23 февраля 2014 года в Севастополе произошло то, что навсегда войдёт в историю нашего города и России. Севастопольцы вышли на площадь Нахимова, чтобы сказать нет безумию Майдана и отстоять своё право быть русскими.

Вместо тысячи слов — один документальный фильм о дне, вошедшем в Историю.

***

24 февраля 2014 года. В ночь с 23 на 24 февраля на флагштоках перед главным административным зданием Севастополя горожанами были подняты государственный флаг России и Андреевский флаг. Триколоры развевались над входом на Морской вокзал, над Графской пристанью. Милиция не вмешивалась.

Утром возле здания СГГА собралось несколько сотен человек. Настроения были тревожные. Были опасения, что, «выпустив пар» на Митинге Народной воли севастопольцы в понедельник вернутся к своим повседневным делам, работе и городское восстание против киевской хунты будет подавлено.

Первый сюрприз преподнес председатель севастопольской городской государственной администрации Владимир Яцуба, который во время брифинга фактически отказался от власти. Владимир Яцуба рассказал о том, что он накануне встречался с выбранным на митинге Народной воли председателем исполнительного комитета уважаемым им Алексеем Чалым, и рассказал о существенных проблемах в городе, требующих своего разрешения. В заключение он пожелал удачи Алексею Чалому и ретировался.

Поступок был картинным и довольно хитрым. Сняв с себя ответственность за судьбу города, Владимир Яцуба не передал полномочия Алексею Чалому. Юридически во главе СГГА оказался Федор Рубанов, который очень скоро продемонстрировал свою реваншистскую сущность. Кабинет Яцубы был опечатан. Алексей Михайлович со своими соратниками занял небольшой кабинет.

Тем временем, на официальном сайте городской администрации было опубликовано заявление , в котором решения вчерашнего митинга на площади Нахимова и избрание городским головой А.М. Чалого объявлены вне закона, а инициаторы и собравшиеся для волеизъявления горожане – «экстремистскими силами». В документе говорилось, что дальнейшая судьба Севастополя будет решаться в Киеве. После того, как Владимир Яцуба сложил полномочия, его место занял первый заместитель председателя городской госадминистрации Федор Рубанов.

Около 11 часов силовиками была предпринята попытка арестовать Алексея Чалого. Благодаря оперативной информации, полученной от Дмитрия Белика, Алексей Михайлович успел покинуть здание администрации за несколько минут до вторжения людей, вооруженных автоматами Калашникова. Ситуация накалялась. На интернет-сайтах, в социальных сетях, телевидении была вброшена информация о попытке ареста. Жители города-героя быстро отреагировали. В течение часа около здания СГГА собрались более тысячи человек. Севастопольцы требовали объяснений от Федора Рубанова.

Рубанов заверил севастопольцев, что Чалому будут предоставлены условия для того, чтобы войти в курс всех дел Севастополя. Горожане настаивали, что голосовать за кандидатуру Алексея Михайловича Чалого депутаты должны не во вторник, а вечером в понедельник, на внеочередном заседании сессии городского совета.

Выступление Чалого смогло немного разрядить обстановку. Автомобильное движение было восстановлено. Провокации с призывом захватывать административные здания пресекались самими севастопольцами. Люди требовали одного – проведения заседания городского совета.

Самым сложным оказалось собрать депутатов. Их практически силой свозили к месту работы. Некоторые пытались бежать через черный ход, перепрыгивая через забор. Однако, отлавливались севастопольцами и возвращались назад. Несколько часов «народные избранники» боялись взять на себя ответственность. Камнем преткновения стало российское гражданство Чалого. «Что вы делаете? Вы толкаете нас на преступление!!! Через два дня мы будем говорить с вами через решетку» — атаковали Алексея Михайловича будущие депутаты российского законодательного собрания. «Я был поражен, как далеки они от народа, — удивлялся позднее Чалый, — Только несколько человек понимают ответственность перед избирателями. Эти люди знают только свои права и совершенно забыли об обязанностях».

В результате многочасового трусливого сидения в осаде было принято половинчатое решение о создании некоего Координационного совета по организации Севастопольского городского Управления по обеспечению жизнедеятельности города. Руководить им назначили Алексея Чалого. Впереди предстояла большая работа. В первую очередь, необходимо было обеспечить защиту города от непрошенных гостей, взять под контроль силовые структуры, не допустить скатывания городского хозяйства в хаос.

[…]

Правоохранители заняли выжидательную позицию. Прокурор города И.Пилат заявил, что силовые структуры, бесспорно, с людьми, но с теми, кто понимает, что совершение преступления карается по Закону. Он также напомнил правоохранителям о присяге на верность украинскому народу и государству и призвал их прекратить противостояние, способствовать наведению правопорядка и не допустить жертв и самосудов.

Тем временем, в прессу просочилась информация , что киевское подразделение Службы Безопасности Украины группа «А» Центра специальных операций, известное как «группа «Альфа», а также другие спецподразделения столицы Украины, несмотря на беспрецедентное давление и угрозы со стороны власти «евромайдаунов» отказались выдвигаться в Крым и разоружать крымский «Беркут», который не сдал оружие. Координировать разоружение в Крым прибыл Арсений Аваков, назначенный «евромайданной» Радой «министром МВД». Однако, в связи с отказом киевских силовиков и сбором у ворот симферопольского «Беркута» дружинников, новоявленный «министр» отказался от своих планов. […]

В этот день поступил первый, пусть слабый, но позитивный сигнал из России. Всемирный Русский Народный Собор приветствовал избрание Чалого городским головой Севастополя. «Выбор жителей Севастополя, сделанный горожанами на массовом народном сходе 23 февраля, свидетельствует о высоком уровне политической зрелости и гражданской самоорганизации севастопольцев.

27 февраля 2014

С самого утра нас на ноги поднял звонок о том, что в Симферополе неизвестные захватили Верховную Раду и Совмин Крыма. Сразу приходит понимание: что-то началось очень серьёзное. В редакции пока не понимают, что творится. В какой-то момент становится реально страшно, но назад дороги уже нет. На наши недоуменные звонки в «штаб» слышим ответ: «Не волнуйтесь, это наши».

Все украинские порталы пестрят сообщениями о захвате. «27 февраля здание Совета министров АР Крым и парламента автономии захватили 120 профессионально подготовленных неизвестных лиц с автоматическим огнестрельным оружием». Позже узнаем, что это был наш – севастопольский «Беркут». Это было настолько неожиданное развитие, что я тогда понял, мы идём до конца, и Севастополь уже не остановить.

Вспоминает ветеран севастопольского «Беркута» Роман Ефременко: «Мы перекрыли все перешейки, ведущие в Крым. По трем дорогам, несколько десятков человек, с песней Александра Розенбаума «Камикадзе». Спасибо севастопольцам за то, что они оградили нас от всех этих бытовых проблем и вопросов, и мы занимались тем, чему нас учили».

В тот же день сообщения о том, что дороги в Крым закрыты, доходят и до нас. Чонгар, Каланчак, Чаплынка оказались надежно запечатаны нашими беркутовцами. Все новости посвящены этому событию. Почему до сих пор в Крым не вошел «Правый сектор», неизвестно, но появляются сведения, что Украина стягивает к границе с Крымом войска. 

Вспоминает Андрей Белик – человек, которому посчастливилось быть в числе бойцов севастопольского «Беркута», занимавших Перекоп: «26 числа в 23.45 меня, по дороге домой, перехватил звонок одного моего товарища, и прозвучала короткая фраза: «По дороге меняли маршруты, потому что в Симферополе предполагали, что нас могут неправильно принять. Автоматы так и лежали на коленях до самого конца. Когда доехали до поста ГАИ «Турецкий вал», сразу начали высыпать из автобуса в броне и вооружении и перекрывать, на ходу, автобусы ещё движутся, а мы уже перекрываем дорогу. Изумленные глаза местных гаишников, и на вопрос: «Что вы тут делаете?», «Кто вы такие?» — «Севастопольский Беркут». «А что вы тут делаете?». «Всё, ребята, Крым закрыт». И когда пришли, закрыли, поняли, что там никого нет, мы поняли, что мы успели. Это была самая большая радость, самое большое облегчение и, я думаю, для многих севастопольцев и крымчан, которые ещё сомневались, что делать – это событие послужило таким большим толчком, и очень хотелось быть в тот момент рядом с севастопольцами, посмотреть в их лица».

[…]

В редакцию приходит очередная, теперь уже позитивная новость. В Севастополь прибыла делегация Госдумы России в составе вице-спикера российского парламента Владимира Васильева, депутатов Государственной Думы Валентины Терешковой, Ирины Родниной, Николая Валуева и других. Депутаты подозрительно разговорчивы на патриотические темы и явно уходят от конкретных вопросов о присоединении Крыма к России. Это настораживает. На вопрос: «Будут ли корабли Черноморского флота России эвакуировать русское население Севастополя в случае военного конфликта?» звучит ответ, что этот вопрос по меньшей мере странный. «В Севастополе практически все русские. Мы должны будем эвакуировать весь город?». Зачем приезжала делегация, непонятно. Слышу мнения, что хотели убедиться сами, что в Севастополе действительно не кучка сепаратистов, а весь город собирается домой – в Россию. Наверное, убедились.

28 февраля 2014

Последний день зимы, конец трудовой недели — пятница. Впереди весна и неизвестность. Со стороны России практически никаких намеков и вестей по поводу поддержки решения митинга Народной воли. В редакцию с самого утра приходят отрывочные сведения о стягивании со стороны Украины на Перекоп военной техники. Появляются сообщения о появляющихся тут и там вооруженных и очень вежливых людях в зеленом камуфляже с оружием. Мы даем новости о сложной ситуации на перевалах и просьбы о помощи для блок-постов.

На улицах города появляются палатки для сбора средств для защитников Севастополя. Город реально начинает готовиться к войне. Появляются слухи о предстоящем украинском десанте на «Бельбек» и о том, что в восставший Севастополь под видом туристов стягиваются силы «Правого сектора».

Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков на своей странице в социальной сети поднимает до небес истерику о том, что в Севастополе российские военнослужащие якобы захватывают аэропорт «Бельбек». Господин Аваков был не очень наблюдателен. По своим каналам узнаем: аэропорт захватывали наши казаки, и только потом появились вежливые люди. Как рассказывали очевидцы – «зеленые человечки» ходили, никого не трогали, на вопросы не отвечали.

В Севастополь приезжает Владимир Жириновский. Его пребывание в администрации и встреча с Алексеем Чалым была кратковременной, но яркой. Цель приезда столь высокопоставленного человека ни у кого не вызывает сомнений. Народ верит, что Жириновский прилетел в восставший Севастополь для встречи с Чалым по поручению Владимира Путина. Появляется некоторая уверенность, что Россия, наконец, услышала Севастополь, а за ним и весь Крым, и взялась за нас всерьёз. Перед зданием СГГА Жириновский выступает перед народом, взгромоздясь на шаткую табуреточку. Его меткая фраза: «Вы здесь на Родине! И если у них есть Майдан, то в России — есть Магадан!» разлетается по всем новостным порталам Украины и России со скоростью нажатия журналистами кнопок телефонов своих редакций.

Над зданием Горсовета в очередной раз взмывает в небо российский триколор. Жёлто-голубое полотнище падает с крыши на проезжую часть, прямо под колеса автомобилей. На здании Горсовета Владимир Тюнин что-то громко кричит в мегафон. Помню, что в тот день Алексей Чалый выходил к народу и жутко ругался по поводу глумления над украинской символикой. Наверное, он просто смотрел дальше обыкновенной войны с тряпками. Только сейчас понимаю, насколько в тот период было трудно и важно удержать революцию в рамках закона. Возможно, это одна из наибольших заслуг координационного совета того периода, и этот факт ещё сыграет свою роль в будущем признании результатов общекрымского референдума и законности присоединения Крыма к России.

[…]

Блок-посты Севастополя постепенно вооружаются и обрастают оружием и спецсредствами. В объективы фотоаппаратов начинают попадать настоящие бойцовские щиты и резиновые палки. Говорят, что спецсредства изготавливаются на заводе Таврида-Электрик. Вспоминает Юрий Хворост, человек, который сумел за одну ночь наладить выпуск спецсредств на заводе Таврида-электрик для нужд севастопольской самообороны: «На самом деле всё, что нужно было сделать, – это сказать людям, что это надо. Дальше эти люди собрались и сделали. И делало не только наше предприятие, множество промышленных предприятий Севастополя с удовольствием в этом участвовали и предпринимали все меры, и даже украинская промышленность нам в этом помогала – поставляла усиленно металл, различные заклепки и всё прочее. Это, конечно же, поразительно…»

Город постепенно наводняют корреспонденты не только украинских и российских СМИ, появляются и международные журналисты из Европы, Америки и даже Китая и Филиппин. Когда знакомлюсь с некоторыми из них, узнаю, что в город стягиваются не простые журналисты, а те, кто привык работать в зоне боевых действий. Сегодня не могу точно упомнить, но в какой-то из тех дней в Координационном совете Севастополя пишется последнее письмо Владимиру Путину. Задачу отвезти его в Москву берут на себя байкеры.

Вспоминает лидер Ночных волков Александр Залдастанов: «Когда мы собрались в кабинете у Чалого в Горсовете, Чалый, я, Белик и Алексей, юрист, который нам помогал составлять эту бумагу, и мне было нужно тут же передать её в руки президенту (Владимиру Путину, ред.). Это то, что я должен был сделать. И вот когда я садился в самолет, мне уже верилось, что Севастополь избежит участи 35-й батареи. Что очередного предательства этого города не будет. Такое чувство было. Письмо я передал и, в течение часа оно было уже у Президента России, но уже тогда я чувствовал, что, может быть, это письмо уже было и не нужно, потому, что уже всё и так витало в воздухе. Чувствовалось, что решение уже было принято, и всё уже было понятно».

Ближе к вечеру из севастопольского благочиния сообщают в редакцию о скором прибытии в Севастополь мироточивой иконы Божией Матери «Умягчение злых сердец». Как рассказывают нам по телефону – это та самая икона, которая закровоточила в руках российских моряков в 2009 году. Тогда факт истечения мира красного цвета засвидетельствовали многие, в том числе личный состав бригады морской пехоты. Поразительным было то, что миро не просто истекало; оно поднималось вверх, словно под давлением. Матросы, державшие киот, потом с удивлением рассматривали ладони своих белых парадных перчаток — те были алого цвета.

1 марта 2014 года

Первый день весны, первый день новой надежды. В тот день было тепло и была суббота. С самого утра к нам в редакцию приходят новости, что по всему Юго-Востоку Украины начинаются митинги протеста против новой украинской власти. Первым поднимает российский флаг Мариуполь. Участники мариупольского митинга осуждают переворот в Киеве, незаконный захват власти националистами и принимают резолюцию, в которой требуют восстановить в стране Конституцию. Впервые появляются в СМИ слова «Восставший Юго-Восток». Севастопольцы верят, что восстание в Крыму не останется одиночным, и вслед на нами поднимется вся Украина.

В городе в поддержку Юго-Востока собирается стихийный митинг. На площади Нахимова тысячи севастопольцев. Дымит полевая кухня. Слышны звуки разбираемой сцены. Как выясняется, сцену просто перебирают, чтобы увеличить подмостки для вечернего митинга и концерта. […] Из выступающих на сцену оперативно самоорганизовались Константин Затулин, Генадий Басов, Иван Комелов, Александр Синявский, Елена Прокина. Весь митинг продлился около пятнадцати минут. Общественные лидеры обратились к собравшихся с краткими речами и с просьбой разойтись, чтобы монтажники могли перемонтировать сцену и установить аппаратуру для вечернего митинга-концерта.

Тревога, разлитая над городом все дни, предшествовашие этому событию, не снижается. Появляются сведения, что в силовых украинских структурах организуются специальные группы для арестов главных лидеров восстания. Ходят слухи о готовящихся спецоперациях по принуждению непокорного Крыма «к порядку». Напряжение не стихает. […] В этот же день в Севастополь прибывают казаки с Кубани. Силы самообороны города получают в их лице серьёзную поддержку. Кубанцы совсем не похожи на наших казаков. Подтянутые, организованные, виден порядок и выучка. Чувствуется, ну очень не простые ребята.

[…] 

В этот же день Алексей Чалый подписывает своё третье распоряжение «О создании Городской Службы Безопасности». «С целью предупреждения, выявления, пресечения и раскрытия преступлений против мира и безопасности населения, терроризма, коррупции и организованной преступной деятельности в сфере управления и экономики и других противоправных действий, которые непосредственно представляют угрозу жизненно важным интересам Севастополя сформировать Городскую Службу Безопасности».

По городу продолжают появляться палатки. О своей поддержке восстания и народного мэра Алексея Чалого заявляют отдельные крымские татары Севастополя. Начинаются разборки сил самообороны и казаков с непокорными представителями силовых ведомств и смена руководства силовых структур на представителей, утвержденных координационным советом.

Но самым главным событием того дня для всего Крыма и Севастополя становится некий рывок в сторону восставшего Крыма со стороны российского Совета Федераций. Этот посыл в Севастополе встречают с ликованием и относят, конечно же, на свой счёт. После него никто уже не сомневается в том, что на растерзание бандам с Украины полуостров не дадут.

Источник: Записки наивного человека

comments powered by HyperComments

Ещё по теме