19072019Популярное:

Вывесил на 100 книгах полностью обзор книги Джареда Даймонда «Коллапс».

Включая очень важное заключение про наши с вами русские дела — книга неплохо объясняет, почему нам не надо панически бояться малочисленности и не следует срочно замещать русских мигрантами.

Джаред Даймонд. Коллапс

коллапс-почему-одни-общества-выживают-а-другие-умирают

06.09.2016 / Егор Холмогоров

Джаред Даймонд. Коллапс. Почему одни общества выживают, а другие умирают. М., АСТ, 2008
Вторая знаменитая книга автора «Ружей, микробов и стали» Джареда Даймонда — «Коллапс» — написана, напротив, в мрачные времена Буша-младшего после 9.11. …В эпоху, когда некоторые народы внезапно стали …

Источник: http://100knig.com/dzhared-dajmond-kollaps/

Предложенная Даймондом теория коллапса имеет лишь весьма ограниченное применение. Она лучше всего работает для островов и иначе изолированных территорий, — абсолютное большинство описанных им случаев относится только к этой категории. Исключение составляют Руанда, индейцы анасази, майя и Китай, но в последних двух случаях о полном коллапсе говорить не приходится.

В закрытой экосистеме непродуманная экологическая политика и в самом деле может иметь трагические последствия. Но большинство экосистем на нашей планете является относительно открытыми. Соответственно, ослабевшее от экологического коллапса общество раньше убивают его внешние конкуренты, чем оно загноится и умрет само. Такие случаи – случаи экологического коллапса на проходном дворе цивилизации Даймонд не рассматривает, хотя есть интереснейший пример Месопотамии, где приносимая Тигром и Евфратом соль привела к постепенному засолению почвы, а разрушение монголами системы каналов окончательно убило эту прародину цивилизации.

Но, в целом, географически открытые общества обычно довольно устойчивы к экологическому коллапсу. От рук завоевателей и перепрошивки культурного кода народы гибнут несравнимо чаще, чем от вызванного собственным неблагоразумием и истощением ресурсов голода. И самые впечатляющие геноциды, такие как истребление американских индейцев, проведены были вполне сознательно и планомерно, по плану «белых людей». А «желтые люди» отличились в том же жанре в ходе коммунистического автогеноцида Камбоджи. На счету же черных не только геноцид тутси, но и вызванный левацкой революцией и убийством негуса голод в Эфиопии 1984-85 годов.

Такие значимые коллапсы, в ходе которых роль экологии была ничтожна, как голод в Бангладеш, диктатура Пол-Пота, голод в Эфиопии, варваризация Сомали, многофазовый коллапс Афганистана, появление «Боко-Харам» в Африке и ИГИЛ на Ближнем Востоке, ад в Конго, погружение во тьму Южной Африки – всё это, как и затененный случай Гаити, Даймондом не описывается и в рамках его энвайроменталистской теории объяснено быть не может. Так что самые поучительные и страшные коллапсы, по прежнему, остаются не объясненными.

Но один несомненный плюс у книги Даймонда есть. После неё начинаешь с прямо-таки детским восторгом смотреть на бесчисленные деревья в России, обращать внимание на каждый участок, покрытый растительностью, каковых в нашей огромной и пустынной стране по прежнему немало. Внезапно обнаруживаешь, что наша недонаселенность и, в некотором смысле, инфраструктурная недоразвитость, это не только слабость, но и сила. Обладание теми ресурсами, которые значительной частью человечества давно уже выработаны.

И в этой связи с особенным интересом я бы выслушал истеричных пропагандистов мигрантофилии, рассуждающих, что в России недостаточно трудоспособного населения и немедленно надо добавить еще из Центральной Азии, раз русские не хотят рожать.

Представьте себе два стакана, стоящие рядом на столе. Один полон до краев, да там еще и идет какая-то реакция, из-за которой содержимое кипит и перехлестывает через край. Второй наполовину пуст, да еще и содержимое, по тем или иным причинам, продолжает высыхать.

Реакция носителя мигрантофильского рефлекса на эту картину совершенно механистична. Он берет первый стакан и начинает переливать его содержимое во второй, рассуждая, что полный стакан лучше пустого и людям нравиться пить из полных стаканов. Реакция нормального человека — для начала поинтересоваться — что налито в обоих стаканах. Возможно, во втором налито дорогое столетней выдержки вино, или, допустим, квас, а в первом — кумыс, или одеколон, или моча, или вообще серная кислота.

Даже вино, разбавленное водой, любят не все. Любителей кваса пополам с кумысом или вина, разбавленного серной кислотой, я, признаться, вообще не знаю. Советскому Союзу ставили многие в вину как раз то, что жуки в советской торговле разбавляли пиво водой, чтобы прикарманить часть выручки. И это разбавленное пиво поминают советской власти до сих пор.
Если вы видите полупустую страну, не надо торопиться налить в нее какое-попало население из соседней переполненной страны. Если соседняя страна переполнена отсюда не следует, что полупустая страна обязана принимать излишки населения у себя. Ни морально, ни экономически, ни в военном отношении не обязана.

Вся болтовня про «рожать больше» исходит из бредового предположения, что только многочисленный народ «имеет право» на ту или иную страну. А если народ недостаточно интенсивно воспроизводит свою численность, то он должен отдать свою страну тем, кто плодится быстрее и интенсивней.

Эта доктрина была фактически закреплена натовским разбоем в Косово, когда за албанцами было признано право на Косово на том основании, что они сюда пришли, здесь разродились и заполонили собой все. Этот пример — очень хороший урок того, что бывает с проигрывающими демографическое соревнование. Но… права этот прецедент не создает и не должен создавать.

Народ имеет право на свою страну потому, что это его страна. Он в ней зародился, или ее завоевал, или окультурил. Право на малолюдность такое же священное право народа, у которого есть своя земля, как и право народа на расширенное демографическое воспроизводство на своей земле. И свое право на малолюдность, на то, чтобы регулировать свою демографию самому, без разрушительного давления извне, народ должен уметь отстоять, так же, как он должен уметь отстоять неприкосновенность границ.

Отстоять и правовым путем и силой, если надо. Ведь еще со времен Фермопил мы знаем, что даже малочисленный народ, при определенной культурной организации и моральной мобилизации, может противостоять многочисленному.

Сохранить своё пространство и его ресурсы от всех, кто желает отнять и поделить – такова на текущий момент главная национальная идея России. И у многолюдства и у малолюдства есть свои преимущества, но вот «доливать» в наш стакан никто ничего не должен.

Если в России останется последний русский, он должен будет расставить по границам автоматические пулеметы и расстреливать каждого, кто будет пытаться через них пройти, чтобы поживиться.

Источник: Разговоры о самоопределении русского народа

comments powered by HyperComments

Ещё по теме