01082021Популярное:

Возвышенное И Земное

Сперва о возвышенном. Эта благообразная дама — одно из самых активных светлых лиц "мирного протеста", неоднократно претерпевавшая от "крававаго рэжыма", — можно сказать, символ варшавской затеи, — и притом, что важно, не изысканная столичная штучка, а простушка из провинции, практически от сохи.

А это её… то есть, подписанное ею… заявление на имя руководства всех силовых структур Белоруссии, составленное от имени "всего протестующего народа" (то есть, ок. 11%) с требованием схватить Батьку и продать его за солидную сумму — аж 100000 (один миллион) у.е., которые для этой цели нынче собирает НЕХТА .


А это краткое, но выразительное мнение о г-же Гаук и ее заявлении от ув. рoint1953, добавить к которому я могу разве лишь восхищение тем фактом, что дама, действительно, верит в НЕХТУ, которая, если таки соберет с лошков зеленый лимон, действительно, с кем-то поделится. Впрочем, вера последователей Виссариона крепка.

С возвышенным всё,
и переходим к земному…

Приехал жрец. Ну как жрец… серьезный профсоюзный деятель из компании  Yara, крупнейего партнера "Беларуськалия",  — и естественно, змагарские СМИ не могли пропустить такую завидную рыбку. На симпатичного викинга налетели орлы  Тутбая и начали форменный допрос на тему "Европа нам поможет?"…

Вопрос: почему вашу компанию волнуют права человека в Белоруссии?
Ответ: вопрос справедливого отношения работодателей к рабочим нас волнуют везде.

Казалось бы, все ясно. Норвежский профсоюзный босс интересуется правами рабочих в рамках их взаимодействия с работодателями, чтобы условия труда, его оплата etc. были справедливы. Но собеседников не это интересует, им нужно перевести на политику, и:

Вопрос: справедливо ли, что власти пренебрегают бастующими, потому что их очень мало?
Ответ: политические забастовки в РБ запрещены законом, а рабочим не следует рисковать потерей дохода.

Ну да.  Если бастующих  ок. 100  из 16.5 тыс.  (0.4%), а уволена из них только половина, они представляют столь малую часть коллектива, что и внимания недостойны. И  нарушать закон, теряя работу и доход, не надо. Но собеседников не это интересует, и они заходят сбоку:

Вопрос: вам, действительно, говорили, что за "выражение политической позиции" никого не уволили?
Ответ до такой степени напоминает нечто типа "Харе долбить", что, по сути, им и является, —

но в самом деле, что тут еще ответить? Уже же отвечено, что политические забастовки в РБ запрещены, а рабочие должны уважать закон, там паче, что о забастовках норвежец знает только понаслышке. Но собеседникам интересно не это, и они продолжают долбить:

Вопрос: власти говорят, что по закону бастовать можно только если нарушен ТК. Это правильно?
Ответ: я не хочу влезать в ваши внутренние дела, в РБ и Норвегии трудовые кодексы различны.

С этого момент норвежца становится жаль. Он не может понять, с какой стати "власти говорят", если закон именно таков,  и  разъясняет: задача профсоюзов  состоит как раз в защите трудовых прав. Но куда там: собеседникам, как мы уже знаем, интересно другое:

Вопрос: а если бы у вас в Норвегии было что-то подобное?
Ответ: у нас в Норвегии политические забастовки разрешены, но  ничего подобного не было.

Норвежец  удивлен. Он явно не может представить, чтобы политическую забастовку объявляло ничтожное меньшинство самозванцев, и с какой стати его опять грузят насчет "гражданской позиции", если увольняют за прогулы. Но собеседники его упорно не слышат:

Вопрос: разорвет ли фирма контракты с Белоруссией из-за репрессий?
Ответ: у нас есть контракты; если одна из сторон эти контракты нарушит, могут быть приняты меры.

Человека, похоже, достали. Он уже не раз объяснил: дело профсоюзов — защита законных трудовых прав, а не нарушителей закона, но его не слышат, и он режет: контракты могут быть разорваны если они нарушены, а борьба хрен зна что в контрактах не прописано, но собеседники…

Далее, наверное, лучше открытыми скринами.
Так оно ярче, выпуклее, сочнее…

Действительно, в змагарских чатиках Yara  матом несут за "сотрудничество с рэжымом", — но  норвежец не глава фирмы,  его интересует мнение профсоюзов (законных, разумеется), и поскольку законные профсоюзы считают змагарскую затею вредной, он так главе фирмы и расскажет. Но диалог это всегда хорошо.

Естественно, руководство Yara не кретины, чтобы по невесть чьим хотелкам отказываться от выгодных контрактов (кстати, подставляясь под заведомо проигрышные суды).  И естественно, массовая забастовка принесла бы большие беды, в первую очередь, самим рабочим. Норвежец это понимает, но, как вежливый человек, молчит.

Что ж, белорусские шахтеры, в самом деле, заложники обстоятельств. Большие зарплаты, великолепные социальные пакеты, профсоюзы, эффективно защищающие их права, — согласитесь,  этих обстоятельств  достаточно, чтобы не идти на поводу у кучки кидал. Хотя, конечно, 0.4% дебилов в любом коллективе найдется.

Ну а резюме сделала сама Тутбай:

"Норвежская Yara — одна из немногих иностранных компаний, которая последовательно реагирует на нарушение прав человека в Беларуси. За прошедшее после выборов время топ-менеджеры компании дважды наведывались в Беларусь, чтобы провести переговоры с первыми лицами «Беларуськалия», Белорусской калийной компании и активистами профсоюзных организаций. Помимо этого, компания делала официальные заявления, высказывая обеспокоенность многочисленными сообщениями об увольнении шахтеров, мирно защищавших свои демократические права, и называла происходящие процессы неприемлемыми…"

Согласитесь, если уж позиция этой самой Yara такова, какой она предстает в интервью одного из её ведущих менеджеров, то что уж говорить о позиции  остальных, менее щепетильных иностранных компаний…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Recent Articles