30072021Популярное:

Воронка

Сегодня была опубликована безрадостная статистика, касающаяся "продуктовой" инфляции. В 2020 году продуктовая инфляция в РФ составила 8,2%, а в ЕС — 1,1%. Сильнее всего в России подорожали овощи — на 17,5%. В Евросоюзе цены на них выросли лишь на 0,2%. Также в России увеличилась стоимость фруктов (+13,5%) и сладостей (сахар, джем, мед, шоколад и конфеты — на 13,7%)

То, что Россия давно является страной Третьего мира, причем стремительно приближаясь к передовикам списка с обратного конца, не секрет. Было бы удивительно иное. Либо криминальная власть, обворовывающая страну, либо благополучие народа. Других альтернатив не бывает, а потому на фоне обжирающейся воровской "элиты" совершенно логично видеть быстро нищающее население.

К чему ведет продовольственная инфляция, понятно: люди будут вынуждены сокращать свой продуктовый набор, переходя на всё более дешевые и все более опасные суррогаты. Но даже ядовитые кормовые смеси стоят денег, а потому следующим этапом станет сокращение потребления даже этих кормов. Что неизбежно приведет к ситуации голода среди наименее обеспеченных слоев. А их у нас — миллионы людей. Лживая статистика называет бедностью состояние нищеты. Это состояние, в котором доход недостаточен даже для оплаты базовых потребностей. В России это называется "прожиточным минимумом", хотя и он безбожно занижен. В третьем квартале 20 года число людей в подобном положении оценивалось в 20 миллионов человек — каждый седьмой. Повторюсь — это не бедные, это нищие.

Средний класс в России согласно нормативным документам составляют люди, имеющие подушевой ежемесячный доход в 6 минимальных зарплат — то есть, примерно 75 тысяч рублей на человека. Все, что ниже этого дохода, но выше прожиточного минимума, является состоянием бедности. Путинское вранье про 17 тысяч, думаю, нет смысла даже упоминать. Более лживого и бесчестного руководителя страны, наверное, еще поискать в нашей истории.

Нищих и бедных в нашей стране по разным оценкам — примерно 80 процентов. И все они в условиях начинающегося продовольственного кризиса являются группой риска. Проблема нищеты в том, что это необратимое состояние. Став нищим, без внешней помощи человек не в состоянии выйти из этого положения. Бедный обладает возможностью маневра, но ухудшение внешних условий плюс неверно выбранная стратегия могут быстро или постепенно перевести его в разряд нищих, а это — билет в один конец.

Резкое подорожание продуктов опасно тем, что огромное число людей могут неверно распорядиться своими скудными резервами и попасть в ситуацию, из которой нет выхода. Возникает специфический продовольственный кризис, когда на фоне относительного изобилия будет сокращаться спрос. Что приведет к проседанию торговли (падение оборотов) и далее по цепочке ударит по производителям (кто еще хоть как-то выживает в путинской России). Это, в свою очередь, приведет к росту импорта, что дополнительно ударит по российскому производству.

Классическая воронка, которая закручивается с каждым оборотом всё туже.

У подобных кризисов всегда один и тот же сценарий — постепенное ухудшение, затем ускорение негативных процессов, затем — резкий сдвиг. Мы, судя по темпам именно продовольственной инфляции (которая бьет в первую очередь по самым необеспеченным, а их в стране большинство) уже на второй стадии, когда начинается ускорение. А значит — долго подобное положение продолжаться не сможет. Либо случится чудо и власть решит проблему (хотя я бы предположил, что марсианское нашествие выглядит несколько более вероятным), либо впереди у нас египетский сценарий, когда любой случайный внешний фактор (в 2010 году это была 45-дневная жара в России, из-за которой было введено зерновое эмбарго) буквально рывком в два месяца перевел социальную обстановку в Египте из тлеющей в полыхающую. А для зависимой от импорта России (сколько бы ни распиналось наше руководство вместе с пропагандой, но зависимость тотальная — причем не просто по продовольствию, но и по компонентам, семенам, технологиям) внешних факторов может быть много. И буквально одного в такой обстановке может оказаться достаточно.

И как нельзя кстати совсем недавно прозвучало предупреждение главного ооновского бюрократа, ведающего продовольствием, что в 21 году мир может накрыть голод. Что вполне может означать еще и проектирование такого кризиса, чем-то похожее на проектную "пандемию".

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме