22092021Популярное:

Война на аутсорсе

Развал кабульского режима и медийное поражение США в афганской войне (в политической реальности как раз о поражении Штатов говорить не приходится — свои задачи, которые ставились перед войной, в ходе войны и сейчас — при выходе, американцы-то как раз решили и даже с перевыполнением планов. Но медийно — да, провал, безусловно, налицо). Так вот, развал режима американской марионетки Гани — это крах существующей концепции малых войн на аутсорсинге.

1525089436_0-149-2858-1757_1920x0_80_0_0_4f517ab3449421ecf53b60a432a87cd6

Дело здесь вот в чем. В рамках данной концепции большую часть обеспечивающих функций американцы (и их союзники) передали на аутсорс — разнообразным ЧВК и гражданским компаниям. Это то, кстати, за что так хвалят Сердюкова. Есть мнение, что да — расплодил он в минобороны немеряно своих подружек вороватых, но армия при нем стала огого! Теперь кормят-поят ее гражданские, а все освободившееся время боец теперь тратит на боевую подготовку. Ну, на что он там тратит — это, конечно, вопрос, но представить себе экспедитора, за зарплату волокущего в окоп под Москвой или в Сталинграде горячее питание на передовую, я, к примеру, не в состоянии. Или компанию "У Палыча", под огнем противника доставляющую контрактом оговоренные объемы боеприпасов, тоже. Есть вещи, которые за деньги не купишь.

Армия, которая готовится воевать, в силу специфики самого процесса вынуждена замыкать на себя все процессы ведения боевых действий, среди которых собственно боевые действия занимают не самую значительную долю. Известная история — в стандартной дивизии численностью в 13-15 тысяч человек непосредстенно воюют порядка 4-5 тысяч человек. Это те, кто держит фронт или идет в атаку. Остальные — обеспечивают и поддерживают. А так как война — это всегда перманентный кризис, то логика всегда подводит к мысли, что весь механизм должен находиться в одних руках. Классическое антикризисное управление как ответ на кризис.

Другое дело, когда армия — это бизнес. Понятно, бизнес не солдат-сержантов, а генералов, министров и приближенных к ним корпораций. Тогда аутсорсинг — самое то. Тогда военный бюджет превращается в кормушку, к которой припадают очень многие. Воевать на аутсорсе тоже можно — но точно не в настоящую войну. В карнавальную. С противником, который не в состоянии создать кризис.

Defense.gov_News_Photo_120229-A-8536E-817_-_U.S._Army_soldiers_prepare_to_conduct_security_checks_near_the_Pakistan_border_at_Combat_Outpost_Dand_Patan_in_Afghanistan_s_Paktya_province_on

Американская армия — это, вне всякого сомнения, бизнес. Хотя бы потому, что сегодня у нее вообще нет равного противника. Технологическая мощь армии США позволяет ей воевать буквально лежа на диване. Неудивительно, что аутсорсинг стал в армии США тотальным. В том же Афганистане к началу лета этого года было примерно три тысячи военных и порядка 17 тысяч персонала разнообразных ЧВК и гражданских структур обеспечения.

Кроме того, армия США — это еще и уникальный инструмент перекачки военных расходов из финансовой системы самих США вовне. Триллионы, которые были выброшены на войну в Ираке и Афганистане, не разгонали инфляцию в самих США, так как через армию были спущены в мировую финансовую систему. Естественно, прокрутив колесо самой американской экономики — для чего, собственно, все и затевалось.

В любом случае вывод Штатами своих войск создал кризис — как раз то, к чему аутсорсинговая модель армии подготовлена плохо. Так как вместе с военными начали сворачиваться и обеспечивающие гражданские и ЧВК-структуры.

Афганская же армия — это, по сути, и не армия. Это просто большое количество вооруженных полицаев. И очень малое количество хоть как-то подготовленных военных, собранных в так называемые силы специальных операций. "Обычная армия" Афганистана — зрелище крайне унылое. Мало того — армейское начальство само слабо себе представляло, сколько и где именно у него находится народа. Поэтому штатная численность нынешней афганской армии — это всегда была вещь в себе.

50269928_303

Понятно, что когда войска НАТО начали вывод, то как-то работающаие схемы противодействия Талибану буквально развалились. Афганская армия попросту не смогла перехватить управление этой борьбой, так как она не понимала, что ей делать. Ее готовили совершенно для другого — для банальной патрульной и гарнизонной службы. Чем она и продолжила заниматься. В итоге получилась история, как с сирийской Пальмирой — оборонять Пальмиру гарнизоном невозможно по определению. Нужно выносить за ее пределы целую сеть аванпостов, а кроме того иметь мобильные тревожные группы, реагирующие на любые нападения на эти аванпосты. Причем такая оборона все равно весьма неустойчива, так как достаточно рухнуть двум-трем соседним аванпостам, как в обороне образуется огромная дыра, которую уже нечем прикрыть. Все остальные аванпосты ничем не помогут, так как их задача — сидеть и оборонять свой сектор. И в эту дыру можно заходить, как в гости. Что, собственно, ИГИЛ и сделал. Поэтому формально Пальмиру обороняло порядка 6-8 тысяч человек, а взяла ее группа боевиков численностью не более 600 человек. Позорища было на весь мир, но кремлевским не привыкать — они просто сделали морду крипичом.

pic_6c3075e0e250a0e5e88e2591498d3792

Ровно то же случилось и в Афганистане. Талибан численностью в тысяч 50 штыков на всю страну последовательно обнулил все гарнизоны — вначале по провинциям, а затем, загнав тех, кто не дезертировал, в провинциальные центры, зачистил по очереди и их. Причем примерно в таких же соотношениях, что и в истории с Пальмирой — группа в пару сотен бойцов Талибана последовательно зачищала провинции, в которых оборону держали от 6 до 12 тысяч афганских военных. Потери талибов — минимальны. Впрочем, и у военных — не сильно больше. Они просто предпочитали сдаваться, так как в каждый конкретный раз соотношение сил было примерно равным, а вот помощи даже от ближайших сил афганские военные дождаться не могли. В такую войну их просто не учили воевать.

Американцы же помочь были не в состоянии — они уходили. У них была своя задача. ЧВК поддержать афганцев не могли — у них контракты, в которых такой опции не было. Мало того — так как обеспечивающие структуры тоже начали выходить, военные США уже ничем афганцам помочь не могли, даже если бы и захотели: логистика в плановом порядке была свернута, а своих возможностей у военных недостаточно. Поэтому и приходилось летать стратегическим бомбардировщикам из катарской Аль-Удейды, изображать помощь. Использовать стратегическую авиацию в качестве тактической поддержки поля боя — понятно, что это чушь. Пока летишь, там обстановка пять раз уже изменилась.

Поэтому можно сделать вывод: аутсорсинговая модель ведения боевых действий прекрасно себя зарекомендовала в обстановке войны с противником, который существенно ниже классом. Но даже этот противник может использовать кризисную ситуацию (неважно — стихийно возникшую или созданную плановым порядком) и создать ситуацию, с которой армия более высокого класса не справится. Аутсорсинг — это война без кризиса. И только такая. Любой сбой — и все летит в никуда.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме