14062021Популярное:

Ваўкалак И Стая

Как отреагирует Киев на допуск представителей ЛНР к Протасевичу? — спросили главу МИД бУ,
и Дмитрий Кулеба ответил:

"Будет больно Александру Лукашенко. У нас достаточно инструментов, чтобы сделать людям и странам, которые не уважают территориальную целостность Украины, больно. Особенно когда речь идет о Белоруссии, с которой у нас много связей. В том числе и экономических.. Есть вещи, которые не прощаем"…

Ага. Именно. После всего, что Белоруссия и лично Батька выдержали за истекшие десять месяцев, устояв против наката всего "условного Запада", выстояв, отбившись и окрепнув, чмо с помойки позволяет себе чем-то угрожать Белоруссии и ее лидеру, который, как показала жизнь, не боится вообще ничего и готов ко всему, — и знаете, я, прочитав эту новость и покатав ее по извилинам, склонен полагать, что шансы Протасевича пообщаться

со следаками из ЛНР сильно возросли. А кто кому по итогам сделает больно, жизнь покажет, но, думается, п. Кулеба будет неприятно удивлен. Впрочем, судя по нарастанию похабного киевского обнагления, Минску рано или поздно все равно, вне всякой зависимости от Протасевича, — просто силою вещей, — придется заняться не по чину обнаглевшей помойкой, вот и поглядим. Впрочем, это скучная рутина, а давайте о волшебном…

Всеслав Брячиславич — персонаж реальный, но мифический. По всему, что о нем известно, человек неординарный, второй и последний после Олега, кого народ прозвал и запомнил, как Вещего. А еще как Волхва и Чародея. Считалось, что умел он перкидываться волком, с почтением считалось, ибо княжил в Полоцке, а в белорусском фольклоре ваўкалака считается  позитивным  героем. Славился мудростью, отвагой, заботой о людях,

крепил землю, строил города (Минск, например, основал) и превыше всего стаил суверенитет,  — что в итоге крайне не понравилось Киеву: сам-то Всеслав братство чтил, к соседям был лоялен, даже ходил с ними в нафиг ему не нужный поход на торков, но киевским этого было мало, они желали указывать Полоцку, как жить, и кончилось  войной. Поначалу  успешной, — в тяжелейшей битве будущие "украинцы" задавили полоцких мясом, —

"На Немизе снопы стелют головами, молотят чепи харалужными… Немизе кровави брезе… посеяни костьми руских сынов", — но сам Чародей вырвался, вернулся в Полоцк и начал партизанскую войну, в которой киевлянам пришлось туго. Поэтому они предложили мириться и, поклявшись на кресте, что не сделают зла, пригласили Всевлава на переговоры, — а там, плюнув на клятву, повязали, отвезли в Киев и бросили в поруб.

Сидел, однако, недолго. Где-то через год  Ярославичи, руководившие из рук вон худо, вдобавок ко всему просрали битву на Альте с впервые явившимися половцами, и киевляне сделали Майдан, сочтя что беда такая на них пришла за многие грехи властей, и в частности, за оплёв крестного целования. Ну и, разбурыв турмы муры, возвели на великий стол Всеслава, о котором по Руси из конца в конец слухи ходили только хорошие.

Сам Вещий, правда, такой чести не желал, — Киев он не любил, а любил родную будущую Белоруссию, о благе которой только и радел, — однако киевлянам "по бескняжеству их" не отказал, и ок. семи месяцев правил  "людям судяше, князем грады рядяше", то есть, толково и справедливо. Однако когда изгнанный Изяслав, получив войско в Польше, пошел отбивать престол, драться отказался, — "не отчего не хочу", — и уехал домой,

где и прожил еще 30 лет, н прослыв в народе "Князем-Батей" (даже анонимный автор "Слова", на 146% прокиевский,  ставил его выше прочих Рюриковичей). Бардаком, творившимся на Днепре, Вещий не интересовался вовсе, кроме, конечно, торговли, которую  ценил высоко, а  в неурожайные годы помогал и зерном "по братству". Но если приходилось драться, любимую не отдавал,  пару раз сделав больно даже Мономаху…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме