22102017Популярное:

В Ожидании Бренна

Письмо из Карелии. Хорошее, доброе письмо, просто "спасибо" за репосты материалов уважаемого Зергулио по "карельской"теме, потому что они кому-то реально помогли. А под финал небольшая рекламация в мой адрес: дескать, слишком сильно топчу г-на Пушкова, а недавно цапнул и г-на Александрова, и по прочим корифеям ума и патриотизма время от времени прохаживаюсь, —

а они все же не цацки-пецки какие-то, даже не просто депутаты-лоббисты, но сенаторы Российские,  то есть, лучшие люди страны, самые мудрые и опытные, им есть, за что бороться, и даже если сейчас они ведут себя как-то не так, то, в случае, не дай Бог, реальной беды, забудут о мелочах и встанут за Родину, взяв на себя всю ответственность. И в блоге такие мысли тоже звучат:

И вспомнилось.

В самом деле, ведь было же: римские "отцы отечества" тоже ж были не сахар. И ager publicus вовсю делили, на себя записывая, и болтовней занимались такой, что однажды целых год в анналы был записан, как "пустой", и плебеев обижали так, что те целые сецессии устраивали, в полном составе уходя из города, а в 390-м B.С., когда, кто бы мог подумать, нагрянули галлы,

намерений которых никто не хотел замечать, своей нераспорядительностью и вовсе довели дело до жутчайшего и позорнейшего разгрома  на Аллии. Легионы рассыпались, даже не вступив в бой,  все убитые были убиты в спину, а воины Бренна вошли в беззащитный город, и уцелевшие римляне укрылись на Капитолии, где не было воды и откуда не было выхода.

Только сенаторы, — жадные, болтливые, нераспорядительные, — отказались бежать. В один голос сказав, что честь превыше жизни, они вытащили  кресла из офиса, расставили их полукругом на Форуме, и там, одетые в белое, встретили галлов таким молчанием, что варвары сперва подумали, что это не живые люди, а  изваяния, сделанные с божественным искусством.

Победители, пишет Тацит, были  поражены и долго стояли тихо, с внезапной робостью осматривая почтенных старцев, — но потом один из воинов, не утерпев,  дернул "статую" за бороду, а та в ответ огрела его посохом. Очарование рассеялось, варвары перебили сенаторов и разграбили Рим, — но жертвенный подвиг Сената изменил все. Беженцы на Капитолии вспомнили, что они римляне, и…

И живо увиделось: страшный час, все рассыпалось, беспощадный враг, — нежданно, необъяснимо, — врывается страшно сказать куда, а там, в офисных креслах, расставленных полукругом, сидят, одетые в белое, надменно спокойные  г-н Пушков, и г-н Александров, и все 170 отцов отечества, и мать их, кавалерственная дама, жертвенным молчанием  своим напоминая согражданам, кто они,

и мне, обижающему этих гордых людей, истинных патриотов Третьего Рима, стало мучительно стыдно…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме