20102020Популярное:

В моей смерти прошу винить

Самосожжение нижегородской журналистки Ирины Славиной связывают с репрессиями, которые проводила власть в ее отношении за политическую и нравственную позицию. Решение о самоубийстве, да еще подобным образом — это, конечно, из области психологии и нервных срывов, но похожие ситуации возникали неоднократно в разных странах и примерно по таким же поводам.

Арабская весна началась с самосожжения тунисца Буазизи, который таким образом протестовал против социальной безнадежности, в которой находилось огромное число жителей Туниса, да и значительного числа арабских стран. Социальный тупик поставил его перед решением о символическом протесте, стоившим ему жизни. В России есть и социальная катастрофа, есть и ползучее перерастание правящего режима в откровенно фашистский террористический режим — что в целом является причиной и следствием. Никак иначе удерживать свою власть, кроме как террором, нынешняя правящая камарилья не способна. Она провалила всё — у нее нет никакой модели экономического развития, у нее нет ни малейших перспектив в строительстве социально благополучного общества, каста правящих уголовников захватила власть с одной-единственной целью — целью личного обогащения. Никаких иных задач перед ними не стоит.

В расходной части такой политики — миллионы обычных людей, которых воры и бандиты выбросили на обочину жизни. Социальная катастрофа формирует три основных стратегии реагирования на нее — конформизм и попытку приспособиться к существованию в путинском кошмаре, стратегию саморазрушения — алкоголизм, наркомания, бытовое насилие, самоубийства и, наконец, стратегию борьбы. Корыстные люди становятся преступниками, альтруисты — террористами или несистемной оппозицией режиму. Эта градация условна, но в целом в разных обществах и разных странах люди в подобных катастрофических условиях ведут себя примерно одинаково.

Славина выбрала стратегию саморазрушения и прошла по ней до конца. Но то, что ее смерть, как и беспросветная жизнь многих и многих — это прямая вина нынешнего режима преступников из девяностых, приватизировавших огромную страну, особых сомнений не вызывает. Они — гангрена, раковая опухоль на теле страны, и в конечном итоге либо убьют ее, либо все-таки их вернут обратно, откуда они выползли — в подворотни.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме