21062021Популярное:

Уступки Байдена: как изменятся контуры американской позиции по Йеменской войне

Уступки Байдена: как изменятся контуры американской позиции по Йеменской войне

После прихода в Белый Дом администрации Джо Байдена началась определенная коррекция позиции США по Йеменской войне. Она проистекала из позиции Демократической партии по ряду вопросов. Еще до выборов партийные функционеры проговаривали ряд тезисов, которые должны были изменить политику, проводившуюся в Йемене при Дональде Трампе:

США намеревались вернуться в «ядерную сделку» и пойти на частичную нормализацию отношений с Ираном, что неизбежно должно было сказаться на ходе гибридных войн на Ближнем Востоке и в Йемене в частности. Отчасти это воспринималось как возрождение «наследия Обамы», с которым решительно и последовательно боролся Дональд Трамп;
Штаты планировали наказать Саудовскую Аравию за убийство и расчленение Джамаля Хашогги, причем наказание должно было затронуть и наследного принца Мухаммада бин Салмана, который фактически и развязал Йеменскую войну;
Вашингтон хотел сократить поставки боеприпасов Саудовской Аравии и ОАЭ, дабы уклониться от обвинений в поддержке происходящей в Йемене гуманитарной катастрофы. Она в числе прочего вызвана многолетними бомбардировками, разрушающими социально-экономическую инфраструктуру страны, не говоря уже о жертвах среди мирного населения Йемена.
Спустя 4 месяца после «воцарения» Байдена можно отметить, что эта предвыборная риторика серьезно разошлась с реальностью. Восстановление «ядерной сделки» оказалось, прямо скажем, непростым делом — Иран занял максимально жесткую позицию и требует от США снимать санкции и возвращаться к выполнению «ядерной сделки» без предварительных условий.

Так как это чревато потерей лица в регионе, да и внутри страны, администрация Байдена перешла в режим торга с Тегераном, пытаясь вернуться к соглашению таким образом, чтобы это не выглядело, будто новая администрация тут же пошла на уступки. Иран эту игру видит и от предложений взаимных шагов уклоняется, так как понимает затруднительное положение администрации Байдена в этом вопросе. При этом бои в Йемене, в частности продолжающееся сражение за столицу провинции Мариб, служат для Тегерана дополнительным средством давления на США и Саудовскую Аравию.

С наказанием Эр-Рияда и вовсе не сложилось. В конечном итоге Байден был вынужден занять ту же позицию, которую до него занимал Трамп — мол, «мы знаем, что бин Салман кровавый убийца, отдающий приказы устранять американских журналистов, но Саудовская Аравия важный союзник, поэтому наказывать его мы не будем». Иронично, но «мудрость» Байдена в этом вопросе сейчас расхваливает та самая мейнстримовая пресса, которая до этого поносила Трампа за ровно такой же подход.

Де-факто США ограничились наказанием малозначимых исполнителей и функционеров, что Саудовская Аравия легко переживет — даже с учетом того, что левое крыло Демократической партии осталось недовольно таким оппортунизмом своего лидера.

В случае с торговлей оружием и боеприпасами с саудитами и ОАЭ США также выбрали деньги, продолжив бизнес с указанными странами. Они были открыто обозначены как важные региональные партнеры США, помогающие обеспечивать «стратегическую стабильность».

Поэтому уже сейчас можно констатировать, что предвыборная риторика Байдена и Демпартии в отношении Ирана, Саудовской Аравии и Йемена серьезно разошлась с реальностью. Тем не менее, если судить по обсуждениям Йеменской войны в Сенате, публикациям в про-демократических мозговых центрах и неолиберальной прессе, вполне прослеживается то видение, которое хочет транслировать администрация Байдена в отношении перспектив завершения столкновений:

Сама война воспринимается Вашингтоном как в целом малополезная, отвлекающая ресурсы США и их союзников от более важных целей;

США хотят выглядеть страной, которая напрямую не участвует в этой войне, но выступает в роли миротворца, который способствует разрешению давней войны и происходящей гуманитарной катастрофы;

Несмотря на некоторое охлаждение отношений с Эр-Риядом, поддержка саудитов будет продолжена, так как Саудовская Аравия все еще остается одним из основных покупателей американской оборонной продукции и является важным элементом гибридной войны против Ирана;

США прекрасно понимают, что восстановить полноценную власть правительства Мансура Хади на всей территории Йемена не представляется возможным ни военным, ни политическим путем. Поэтому акцент в дипломатических консультациях с представителями саудовской коалиции делается на том, что Йемену необходимо коалиционное правительство, в которое будут входить представители движения «Ансар Аллах». Фактически, это та же схема «контроля ущерба», которая реализуется США в Афганистане, где Вашингтон пытается добиться создания коалиционного правительства, куда войдут представители режима Гани и представители умеренных фракций движения «Талибан» (запрещено в РФ);

В отношении движения «Ансар Аллах» США готовы и далее идти на уступки, в том числе и в вопросе фрагментарного снятия санкций в процессе торга с Ираном. Хотя в отношении хуситов можно часто услышать обвинения в терроризме, де-факто Штаты избегают полного уравнения «Ансар Аллах» с другими террористическими организациями региона, чем сохраняют себе пространство для маневров. Как отмечалось на последнем заседании профильного комитета Сената, хуситы будут играть большую роль в будущем объединенном правительстве Йемена;
Дабы обеспечить себе комфортный режим ведения переговоров, Вашингтон пытается добиться от «Ансар Аллах» и Ирана прекращения наступления на Мариб, что, как подчеркнул спецпосланник США по Йемену, является на данный момент главной угрозой. Также с точки зрения США важно остановить поток ударов дронов и баллистических ракет по объектам на территории Саудовской Аравии.

Проблема тут заключается в том, что Эр-Рияд на данном этапе не готов отказаться от использования своих ВВС в Йемене: они играют слишком важную роль в сдерживании наступательной активности хуситов, которые в свою очередь официально заявляют, что пока будут продолжаться бомбардировки городов Йемена, ракетные силы «Ансар Аллах» будут продолжать наносить удары по военным и инфраструктурным объектам на саудовской территории.

В этой связи остановка наступления на Мариб может создать условия для снижения интенсивности ударов ВВС Саудовской Аравии и соответственно, ответных ударов хуситов по королевству. Но так как нет подвижек по «ядерной сделке», Иран на данном этапе не заинтересован в снижении напряженности и сохраняет максимально жесткую позицию, в том числе и по вопросу наступления в Марибе;

В качестве основных посредников для контактов с Ираном и «Ансар Аллах» США рассматривают Оман и Катар. Однако роль Омана за последний год возросла, в то время как Катар из-за связей с Турцией расценивается как менее удобный вариант. При этом катарский эмир Тамим бин Хамад Аль Тани в 2019-20-м годах уже не раз выступал в роли посредника между Тегераном и Вашингтоном. В частности, именно через него Иран передал предупреждение США о том, что будет нанесен ракетный удар по базе Айн-Ассад в Ираке — это дало возможность Штатам снизить свои потери.
Тут стоит учитывать факт, что Катар обвинялся в финансировании вооружения хуситов на 500 млн долларов в период до нормализации отношений между Эр-Риядом и Дохой, фактически подыгрывая Ирану. Публикации на эту тему выходили не только в саудовской, но и в американской прессе, ориентированной на Демократическую партию. Поэтому Оман и позиционируется как более предпочтительный вариант;

Пытаясь создать такую конфигурацию правительства, куда будут встроены хуситы, США стремятся не допустить реализации сценария Касема Сулеймани, где «Ансар Аллах» превращалась в йеменский аналог ливанской «Хезболлы», что де-факто уже произошло. Если хуситы сохраняют свои военные возможности, включая опцию на атаку танкеров в Красном море, то Иран, помимо контроля Ормузского пролива, сохранит за собой непрямой контроль над грузопотоком в Красном море, имея возможность нарушить его в случае военной эскалации в отношениях с США или Саудовской Аравией. И
И если перекрытие пролива наносит удар по мировому нефтяному экспорту, то удары по судам в Красном море чреваты теми же экономическими последствиями, которые недавно наблюдались в Суэцком канале, где застрял контейнеровоз Ever Given. Поэтому США и добиваются коалиционного правительства, которое должно растворить в себе наиболее радикальные фракции «Ансар Аллах» и снизить возможности Ирана по использованию этого движения, интегрированного в Йеменское государство в своих целях. Ради этого Белый дом вполне может пойти даже на отказ в поддержке Мансура Хади, сделав ставку на некую компромиссную фигуру, которая устроит и саудитов, и иранцев;

В отношении разрешения гуманитарного кризиса Штаты не демонстрируют большого желания вкладываться в восстановление Йемена, ограничиваясь лишь рядом не очень затратных гуманитарных программ. Если на словах Вашингтон поддерживает риторику о необходимости помощи простым йеменцам, то на практике существующая и анонсируемая помощь составляет лишь проценты от объемов торговли оружием с Саудовской Аравией и ОАЭ, которые и порождают гуманитарную катастрофу в Йемене;
Стоит также отметить фактор терроризма, который в Йемене немаловажен. США фактически закрывают глаза на то, что фракции йеменских «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) и «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) в провинциях Байда и Мариб фактически действуют совместно с войсками хадистов против хуситов.
ИГ1 и вовсе официально объявило войну «Ансар Аллах», но вот правительству Хади официальной войны террористы не объявляли. Отмечался ряд эпизодов, когда ВВС Саудовской Аравии наносили удары по войскам хуситов, которые вели наступление на боевиков. Как и в случае с Сирией США достаточно легко закрывают глаза на то, когда их региональные союзники поддерживают сношения с террористическими организациями «ради высших целей».

Специально для ФАН

https://riafan.ru/1431207-ustupki-baidena-kak-izmenyatsya-kontury-amerikanskoi-pozicii-po-iemenskoi-voine — полностью смотри по ссылке

Источник: Colonel Cassad

comments powered by HyperComments

Ещё по теме