03062020Популярное:

Ты Мне, Я Тебе

Итак,
стороны согласились, что:

(а) сирийский конфликт не имеет военного решения;
(б) в 0 ч. 00 мин. 6 марта огонь прекращается;
(в)
создается  коридор безопасности в 6 км к северу и югу от трассы М4;
(г)
с 15 марта трассу начнут патрулировать  российско-турецкое контингенты;
(д)
Сирия суверенна, а терористов следует уничтожать,
(е) за Турцией остается право отвечать на враждебные действия сил г-на Асада
.

Таким образом, — выделив то, что, на мой взгляд, особенно важно жирненьким, и полностю вынося за скобки п. "г", как сугубо военный (в военных вопросах я не дока, и пусть анализируют профи), — в политическом смысле можно констатировать следующее:

1.
Москва и Анкара, как и предполагалось, взаимно не заинтересованы в большой войне, и как опять же предполагалось, каждый останется при том, что имеет на момент договоренности.

2.
В сильном проигрыше, безусловно, г-н Асад. Он:

2.1.
отжав руками союзников сколько-то земли, потерял много техники и качественной живой силы, включая особо ценных командиров,

2.2.
показал, что без Москвы и Тегерана мало на что способен, даже контролируя воздух,

2.3.
может больше не мечтать о занятии Идлиба, который останется под контролем турок, а если попробует пойти на рывок без разрешения, Москва не поможет.

3.
В сильнейшем проигрыше также джихадисты, которые, "в основном, и сражалисьОни понесли тяжелые потери, лишились ряда баз и признаны легитимной целью для обеих сторон.

4.
Назвать итоги победой г-на Эрдогана, разумеется, нельзя. Он не отыграл все, что намереваля. Но при этом проигрыш джихадистов можно оценить, как выигрыш президента Турции, которого такие себе на уме "союзнички" очень раздражали. Если ранее они были главной силой в регионе, то теперь, когда их потрепали и деморализовали, на первый план выходит полностью подконтрольная Анкаре "ССА" (которая практически не потрадала и которую ни Москва, ни Запад террористами не считают), так что, теперь турки получают возможность интегрировать менее фанатичных "нусристов" в ряды своих прокси, а самых фанатичных уничтожить.

5.
Нельзяне отметить, что г-н Эрдоган в ходе событий проявил и политическую волю (делом подтвердив свой ультиматум), и политическую сдержанность (серьезность намерений показана, но без перебора). Это, безусловно, личный успех. Дополнительным же бонусом для турок можно считать тот факт, что ее давно не воевавшая армия опробовала себя в реальном деле, по ходу продемонстрировав  возможности турецкой военной техники, и думается, у Анкары теперь есть перспективы освоения мирового рынка вооружения товарами Made in Turkish.

6.
С хорошими показателями по итогам осталась и Москва, вернее, московские корпорации, убедившие своего президента проявить упорство. Можно не сомневаться в том, что их влияние на Дамаск, пошатнувшееся в последнее время в связи с интригами Тегерана, теперь не просто вырастет, но на какое-то время станет определяющим.

6.1.
Побочным эффектом усиления этого влияния, видимо, станет расширения разнообразных форм помощи Дамаску (восстановления парка военной техники и так далее), и это  принесет реальные прибыли отдельным структурам и юридическим лицам, но насчет отдачи в бюджет, честно сказать, не уверен, потому что основные нефтяные поля Сирии, как были под американцами, так и есть.

7.
Из важных мелочей заслуживает внимания сообщение г-на Эрдогана о том, что встреча 5 марта была согласована все-таки в Стамбуле, а перенесена в Москву в связи со сложной работой кремлевского коллеги над поправками к Конституции. Возможно, так оно и есть. Но даже если полететь в Стамбул кремлевскому коллеге помешало что-то другое, — скажем, врачи не рекомендовали перелет с его физическими нагрузками, — встреча состоялась в срок.

А чисто на уровне впечатлений от бесед с теми, кто знает тему лучше меня, могу предположить, что в ходе переговоров были согласованы и вопросы, о которых не положено говорить вслух. Не исключено, что сторонами согласована следующая операция Турции, на сей раз, в регионах Тель-Рифат и Кобани (они для Анкары очень важны, а Москве, в общем, неинтересны), — а кроме того, можно допустить и обсуждение возможности неких  компромиссов по Ливии, с учетом "нефтяных интересов" турецкого государства. Но это так, к слову.

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме