28092020Популярное:

Турецкая операция в Ливии и фактор НАТО

Турецкая операция в Ливии и фактор НАТО

<…>

На этом фоне, еще с середины «десятых» резко усилилась роль Франции и Италии, которые продвигали интересы своих нефтяных компаний, рассчитывая поживиться на ливийской нефтедобыче. К 2019-му году, Франция сделала ставку на Хафтара, который согласился обеспечить интересы французской корпорации Total, в то время, как итальянская корпорация ENI опиралась на договора, заключенные с ПНС Ливии и Сарраджем. Как не трудно догадаться, это обуславливает текущие действия Франции и Италии по поддержке Хафтара и Сарраджа, так как поражение одного из них будет означать финансовые потери для нефтегазового сектора одной из сторон, которые обеспечивались на протяжении многих лет. Еще в 2018-2019 году это противостояние начало выливаться в прессу, когда стороны начали публично обвинять друг друга в «агрессивной политике в Ливии», когда фактически один член НАТО обвинял другого члена НАТО, что в стране, разрушенной НАТО, ведется война за вытеснение одного из членов НАТО из нефтегазового бизнеса.

В 2019-м году в этот клубок противоречий начала влезать Турция, которая копируя приемы российской политики в Сирии, заключила договор с международно-признанным правительством Ливии, ввела туда на законных основаниях войска и стала заниматься вопросом обеспечения своих нефтегазовых интересов и создания постоянной военной инфраструктуры в Триполитании. Естественно, что Турция, поддерживающая Сарраджа, нашла полную поддержку у Италии, которая также была не заинтересована в поражении ПНС Ливии.

Столь же очевидно, что такая смычка Турции и Италия создает дополнительные проблемы для Франции, которая не смогла в союзе с другими спонсорами Хафтара, добиться его военной победы и укрепления влияния Total в Ливии. Поэтому на фоне наращивания турецкого военного присутствия в Ливии, Франция публично осуждает агрессивную политику Турции, так как она напрямую угрожает французским экономическим интересам.

Здесь Франция нашла полную поддержку со стороны Греции, отношения которой с Турцией за последние 2 года резко ухудшились – спор о шельфовой добыче вокруг Кипра, ливийско-турецкий договор о нефтедобыче (который осудили США, Греция и Египет), нападение волн беженцев на границу Греции с подачи турецких государственных органов, старая проблема Северного Кипра – все это отравляло отношения двух «союзников по НАТО».

Появление турецких войск в Ливии, не только внесло коррективы в ход Ливийской войны, где Греция поддерживала Хафтара, поставляя ему военную технику. Появление военных баз Турции в Триполитании и ливийско-турецкие договора о нефтедобыче на шельфе, Греция напрямую воспринимает как угрозу своей национальной безопасности и именно поэтому министр обороны Греции начал рассуждать о сценариях, где допускается возможность прямого столкновения между греческой и турецкой армией. Также Греция незамедлительно поддержала Каирскую декларацию, которая должна дать Хафтару необходимую передышку, чтобы тот смог оправиться после отступления от Триполи и Тархуна.

В итоге, к июню 2020-го года сложилась ситуация, когда как минимум 4 страны НАТО прямо или косвенно втянуты в Ливийскую войну, при этом они поддерживают противоположные стороны, то есть можно даже говорить о том, что они ведут «войну по доверенности» между собой.

На фоне этой предельно странной для НАТО ситуации, руководство Альянса напрямую не поддерживает одну из сторон (хотя и подтверждая легитимность Сарраджа), но призывает стороны к переговорам в Римском или Берлинском форматах. Консолидированной позиции НАТО в поддержку операции Турции препятствует позиция Франции и Греции, без которых невозможна поддержка действий Турции со стороны альянса, хотя Анкара неоднократно запрашивала более активную поддержку НАТО по поддержке «законного правительства Ливии».

Разумеется, все это не способствует консолидации НАТО и создает опасные линии разлома. Поэтому Вашингтон, также присоединился к поддержке Каирской декларации и осудил ливийско-турецкий договор о шельфовой добыче, потому что действия Турции влекут рост антагонизма внутри НАТО и играют на руку другим стратегическим игрокам вроде России и Китая.

Отсюда и массированная информационная кампания со стороны США и Британии против России, которую пытаются сделать ответственной за то, что происходит в Ливии и перевести стрелки с междоусобицы внутри альянса на «тлетворное российское влияние». К этой же компании стоит отнести и заявления со стороны AFRICOM о якобы российских самолетах на авиабазе Джуфра. Самолеты советских моделей последовательно пытаются связать с РФ, а вбросы о таинственных МиГ-29 и Су-24 появляются с завидной регулярностью. С точки зрения США, ситуативные сделки России и Турцией продолжают представлять серьезную опасность для НАТО, так как Россия может потворствовать тем турецким амбициям, которые толкают ее не просто к очередному конфликту с соседями, но прежде всего к конфликтам с странами НАТО. В текущем виде, Турция находится в плохо скрываемом конфликте с Францией и Грецией. В результате, вместо «евроатлантического единства» мы видим «евроатлантическую фракционность», где участники, забыв про пафосные фразы про свободу и демократию, реализуют свои военно-политические и экономические интересы как за счет третьих стран, так и за счет союзников по НАТО. Турция тут конечно является главным катализатором этой фракционности, так как именно ее действия резко поменяли баланс в Ливийской войне и вынудили спонсоров Хафтара занять более активную позицию, жесткость которой как правило пропорциональна масштабу интересов в Ливии.

С точки зрения Турции, жесткая и агрессивная позиция в текущих условиях позволяет Анкаре рассчитывать на уступки со стороны спонсоров Хафтара (отсюда и попытки выторговать Сирт и авиабазу Аль-Джуфра), но это очень скользкая дорожка, так как чем активнее Турция давит в Ливии, тем активнее поднимается тема сопротивления турецкой экспансии в Северной Африке и Восточном Средиземноморье, куда могут быть вовлечены не только Франция и Греция, но и Египет, Израиль, ОАЭ, Саудовская Аравия, Иордания, Бахрейн, при том, что Турция ведет еще 2 кампании в Сирии и еще 1 кампанию в Ираке. В условиях слабеющей экономики, курс Эрдогана отдает авантюризмом, но пока что этот курс приносит успех. Но чем сильнее этот успех, тем сильнее будет противодействие ему, в том числе и внутри НАТО, что конечно вряд ли может устроить США, заинтересованными в сохранении текущего статус-кво, где роль европейских государств остается в большинстве случаев подчиненной интересам Вашингтона. Поэтому ливийские противоречия США будут пытаться сгладить, а позицию альянса развернуть от поддержки/осуждения Турции к борьбе с российским влиянием в Ливии.

Специально для ФАН

https://riafan.ru/1286065-tureckaya-operaciya-v-livii-i-faktor-nato — полностью статья по ссылке

Отсюда и заявления https://colonelcassad.livejournal.com/5959378.html об угрозе "симметричной войны", к которой теперь собирается готовиться Франция. И угроза столкновения между французскими и турецкими кораблями https://korrespondent.net/world/4242442-u-berehov-lyvyy-proyzoshel-yntsydent-mezhdu-frehatamy-turtsyy-y-frantsyy, с которой сейчас пытается разобраться руководство НАТО. Сюда же можно отнести и требования Франции к НАТО обеспечить действие эмбарго https://russian.rt.com/inotv/2020-06-19/Sddeutsche-Zeitung-Turciya-stanovitsya-vsyo на поставки оружия в Ливию.

Источник: Colonel Cassad

comments powered by HyperComments

Ещё по теме