21042018Популярное:

Танго В Багровых Тонах (77)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.

Мигранты и покойники

Хосе Фигероа Алькорта принял пост в ситуации, когда система «рокизма», — фактически, мафиозная, хотя и без криминальной составляющей, — трещала по швам, и будучи абсолютным «консерватором» по взглядам, пытался как-то укрепить ее. Но, политический легковес, не имел возможности: его назначили «вице» именно потому, что сам по себе он был нуль, как вероятного главу государства не рассматривая, и «неожиданный президент» искал возможности показать себя, как сильную, самостоятельную персону, чтобы люди потянулись и возникла собственная команда.

Поэтому, отказавшись от традиционной стратегии «консерваторов» избегать конфликтов с соседями, дон Хосе, столкнувшись с очередными претензиями Чили, не сел, как предшественники, за стол долгих и нудных переговоров, а заявил, что «в Южной Атлантике не может быть двух гегемонов». Тем самым спровоцировав гонку вооружений, известную, как «дипломатия линкоров», но заработал на этом только прозвище  tresloucado (придурок) в бразильских СМИ, и ровным счетом ничего дома: политикум счел его демарш безответственным, после чего начал шантажировать, фактически оттесняя от власти.

Сеньор Фигероа, однако, оказался не слабаком. Вместо, как ожидалось, торга с фракциями «рокистов», он объявил им войну, распустив правительства нескольких провинций в связи с «мошенничествами на выборах» (что вполне соответствовало реальности) и на новых выборах провел к власти своих людей, — с точно такими же мошенничествами, но это, разумеется, было не в счет.

Вернее, в счет, — Конгресс сразу встал на дыбы, устроив пляски вокруг бюджета, — однако орешек оказался крепче, чем думалось. Вместо явки с повинной последовал очередной топ ногой: 25 января 1908 года президент (впервые в истории страны) разогнал Конгресс «в связи с недееспособностью», не обращая внимания на вопли о «государственном перевороте», и назначил новые выборы, по собственному списку (теперь желающие дружить нашлись). Которые в марте и выиграл, выбросив за борт практически всех видных «рокистов» и заявив, что «пришло время серьезных реформ». Однако всем было ясно, цель главы государства всего навсего «рокизм без Роки», — и потому Иригойен, с которым сеньор Фигероа тайно повидался, ища поддержки, ответил категорическим отказом.

А между тем, спокойствия в стране, несмотря на стабильный экономический рост, становилось все меньше. Рост промышленности влек за собой увеличение пролетариата, жизнь которого в рамках официального ультра-либерализма на грани социального дарвинизма была даже не на уровне Европы, — вернее, на уровне, но примерно полувековой давности. А иммигранты все прибывали и прибывали, и среди них немало «идейных», имеющих опыт убеждения правительств в том, что так жить нельзя, и не обращать внимания, как на мелочи жизни, уже не получалось.

Покушения на президента Кинтану, а затем и на самого сеньора Фигероа еще сочли «случайными эксцессам одиночек», но когда 14 ноября 1909 года бомба анархиста Симона Радовицкого, — кстати, «русского», то есть, еврея из России, — разорвала в клочки комиссара полиции, приказавшего расстрелять первомайскую демонстрацию (11 убитых, 105 раненых), вместе с секретарем, парой гнедых и тремя случайными прохожими,  общественность взволновалась необычайно. Ибо не привыкла.

Копировать Европу в этом отношении никто не хотел, и «социальный вопрос» встал на повестку дня. Террориста, вполне заработавшего на расстрел, все же не казнили, влепив 20 лет, но все же выдали и пряник: идя навстречу реальности (не столько ради «социальной справедливости», которую считал блажью, сколько для охлаждения страстей) президент подписал Трудовой кодекс, несколько расширивший права работяг, и все решили, что теперь bueno.

Однако уступки, известное дело, никогда не бывают достаточными, а потому только раззадоривают. Лидеры профсоюзов, даже «умеренные», почуяв шанс повысить свою значимость, закусили удила. Об «идейных» и говорить не приходится: их газеты открыто писали в духе еще немного, еще чуть-чуть, и Аргентина станет первым в мире государством анархии. А особенно обостряло ситуацию то, что беспокойные иммигранты, в основном, прибыли совсем недавно и не очень ощущали себя частью аргентинского общества, — что, в свою очередь, настраивало «местных» (в самом широком ассортименте) против «понаехавших» и сразу начавших качать права с помощью револьверов и бомб.

Пресловутая «сила вещей» вела события по очень понятному руслу. В 1910-м коалиция профсоюзов под 1-е мая устроила всеобщую забастовку с крайне взвинченными требованиями, исполнить которые было невозможно, и прозрачным подтекстом: все или ничего, но если ничего, хуже будет. На что правительство могло ответить только жестко, — любой иной вариант стал бы разновидностью капитуляции.

Президент Фигероа ввел осадное положение, проведя сотни арестов и закрыв сотни газет, а Конгресс принял «Закон о защите общества», позволявший арестовывать без объяснений и держать за решеткой «срок, определенный целесообразностью» всех, подозреваемых в анархизме, независимо от того, бомбист ли он, пропагандист или сочувствующий. В ответ, 25 мая, когда страна пышно праздновала столетие со дня рождения, в столице восстали анархисты, нагло испортив своими бомбами всенародное торжество, — и в подавлении приняли участие стихийно возникшие группы патриотов, действовавшие куда более жестоко, чем полиция, которая тоже совсем не стеснялась.

В общем, бессилие системы навести элементарный порядок уже била в глаза, реформы стали насущной необходимостью, — но реальные, а не на словах, — а следовательно, необходимостью стала и перезагрузка всей системы, ранее работавшей, как часы, а теперь превратившейся в гирю на ногах, если вообще не в раковую опухоль, тормозящую тот самый Прогресс, на который молилась.

«Элита в элите» перестала устраивать даже большинство тех, ради которых старалась, и в оппозицию уходили самые разные люди, временно, — до решение общего вопроса, — объединившиеся в Национальный союз, избравший своим лидером Роке Саэнса Пенья, бывшего главу «модернистов», а ныне посла в Италии. Каковой в 1910-м, даже не возвращаясь в страну, и был избран главой государства.

Нужны революционные сдвиги

Не углубляясь. Столбовой «аристократ»-портеньо и потомственный «консерватор», новый президент, тем не менее, принадлежал уже не к Поколению-80, то есть, «Внукам», а к их подросшим детям, можно сказать, «Правнукам», и если не понимал, то чувствовал, что нужно сделать. Да и к позитивизму, выросши в иных условиях, относился без пиетета, считая, что демократия, черт возьми, должна быть демократичной.

Помимо прочего, дружил с Иригойеном, в молодости состоял с ним в мимолетной Республиканской партии, и считал его взгляды, как минимум, заслуживающими внимания, в связи с чем, сразу после избрания пригласил amigo Hipolito и предложил ему несколько ключевых портфелей для радикалов. Однако Иригойен ответил отказом, заявив, что пока нет свободы выборов, ГРС будет стоять в стороне. То есть, в очередной раз проявил политическую гениальность, отказавшись делить с «консерваторами» (пусть даже лучшими из них) ответственность за негатив, и при этом сохранив нравственную чистоту, в складывающемся пасьянсе ставшую весомым политическим капиталом.

Это затруднило жизнь дону Роке, но не сильно. Так или иначе, основным пунктом его программы была подготовка давно перезревшей избирательной реформы, — и позицию свою президент растолковывал убедительно. Во-первых, выключив из политического процесса подавляющее большинство, меньшинство неизбежно теряет обратную связь, а во-вторых, без реформ не решить страшный «социальный вопрос», ибо если пренебрегать мнением «улицы», «улица» будет уходить к анархистам с бомбами или к социалистам с их стачками.

И наконец, иммигранты, не имея права голоса, навсегда останутся в обществе чужими, источником вражды, зависти и беспорядков. А значит, действительно, болезнь нужно лечить по рецепту д-ра Иригойена: всеобщим, свободным, тайным (чтобы никто не опасался) и обязательным (чтобы воспитывать чувство гражданской сопричастности) голосованием. Разумеется, открытым, без всяких закулисных сговоров и сомнительных технологий, потому что постоянная подтасовка выборов, превращая политикум в болото, лишает страну перспективы.

Естественно, «консерваторы» («огрызки», как их называли) упирались изо всех сил, — и тем не менее, 13 февраля закон был принят Конгрессом, где заодно прописали, что теперь партия, победившая на выборах, должна править в коалиции с партией, занявшей второе место, а третья и дальше не получали ничего. Очень разумный выход на двухпартийную систему, уравновешенную сотрудничеством основных политических сил, — и тут, на мой взгляд, была у инициаторов и задняя мысль насчет остаться руля и в новых условиях.

Ведь, в самом деле, если оценить расклад их глазами, на руках у них имелось, как минимум, каре – опыт успешного переноса в Латинскую Америку европейской цивилизации. Худо ли, бедно, но именно они (вернее, их отцы) всего за три десятилетия превратили периферийное, раздробленное, бедное, неуправляемое захолустье мира, не имевшее своей валюты и даже столицы, в богатую и стабильную республику, выгодно отличавшуюся от остальных стран континента. А в чем-то (скажем, великолепной системе бесплатного образования, которую «улица» не могла не оценить) и от многих стран самой Европы.

Рассуждая таким образом, единомышленники президента, законные наследники Ривадавия, Альберди, Митре, Роки и других корифеев «создания нации», имели все основания считать, что новый электорат, предпочтя не менять коней на переправе, пойдет за ними и на этом этапе, подтвердит их легитимность, — ведь, в конце концов, «профессиональные политики» куда лучше разбираются в своем ремесле, чем люди с улицы, вроде тех же радикалов, — а с радикалами теперь, когда их мечта сбылась, можно и сотрудничать.

И все бы так. И даже Иполито Иригойен склонялся к такому выводу, усмотрев поначалу «хитрую ловушку для честных людей», но тут уж на дыбы встала вся партия, требуя отказаться от изоляции и попробовать себя в новых условиях, а идти наперекор воле всей партии лидер, несмотря на свой огромный авторитет, разумеется, не мог.  Есть грань, которую не пересекают, и кто ее не видит, не выбивается в лидеры.

В итоге же оказалось лучше, чем думалось. Первые же выборы по новому закону, в ключевом Санта-Фе, радикалы выиграли при явке 99%, вскоре повторив успех с теми же результатами в «ключевом из ключевых» Байресе. Теперь сомнения рассеялись; дон Иполито с полным основанием обратился к массам партийцев и сочувствующих с заявлением, почти слово в слово предваряющим грядущий спич тогда еще совсем маленького Никиты Хрущева: «Наши цели ясно, задачи определены. За работу, товарищи!».

Работы же предстояло много. Новая ситуация рождала новые вопросы, которые нужно было решать, не снижая темпа. В октябрь 1913 года, словно выполнив свою миссию и поняв, что дальше не нужен, ушел в отставку совсем не старый, но очень больной Роке Саэнс Пенья. Сменивший его вице-президент, очень известный финансист, но совершенно не политик, не скрывал, что видит свою цель только в том, чтобы провести выборы, и когда началась Первая Мировая, отказался вступать в войну, хотя Лондон и настаивал: типа, я персона временная, решать не вправе, а пока что торгуем со всеми.

Между прочим, очень разумное решение, — в этом сходятся все историки, и аргентинские, и «внешние», и они правы. Как показала жизнь, война, приведя к резкому сокращению экспорта и инвестиций, при наличии в стране денег, дала эффект, скорее, позитивный. Разумно оперируя наличными средствами, правительство Аргентины в рекордные сроки наладило импортозамещение, что, в свою очередь, потянуло за собой резкий взлет национальной промышленности, а стало быть, уменьшило сложившуюся зависимость от заграницы. Можно сказать, если бы войны не было, ее следовало бы выдумать.

Но это так, между прочим. Главное, что год 1916-й, решающий и определяющий, приближался. В ответ на объединение «новых людей», сознавая, что рискуют потерять все, объединились и «старые», сумев, выложив на стол все козыри, чуть-чуть опередить радикалов и социалистов, сформировав в Конгрессе большинство, — совсем небольшое, в иное время бывшее бы зыбким, но теперь, ввиду президентских выборов, устойчивое. А 2 апреля 1916 года 45% населения страны, имеющего право голоса, отдали этот голос за Иполито Иригойнена, 12 октября принесшего присягу в качестве главы государства.

Это был финал «Консервативной Республики», многое сделавшей, но изжившей и пережившей себя. Революция, неизбежность которой долгие годы проповедовал дон Иполито, свершилась, и что очень важно, мирным путем: просто электорат, получивший возможность стать не серой массой, за которую решают дяди, а гражданским обществом, думая сердцем, оказал поддержку не старым, проверенным и продуктивным кадрам, а принципиально новой силе, не имевшей никакой программы. Да и вообще ничего, кроме того, что ее лидер никогда в жизни не шел против совести, был единственным фундаментом партии, да и, по сути, самой партией. Такой эксперимент обещал быть интересным.


И чтобы никто не ушел обиженным

«Улица» умеет ликовать, — дай только повод. Зрелище поющей и пляшущей толпы, везущей по улицам карету с новым президентом, впечатляло. Послы великих держав единодушно подтверждали: такого им видеть не доводилось нигде, сравнивать не с чем. Но мишура облетает, и наступили будни.

Случившееся, в самом деле, было сродни революции. Во всяком случае, кадровой, — точно. В кабинеты, доселе видевшие лишь «приличных господ» пришли принципиально новые люди. Не пеоны, конечно, грамотные, многие и с капитальцем, и не без царя в голове, но: фи. Плебс. Элиты топырили губки: «Casa Rosada обулa вместо изящных туфель пеньковую альпаргату (босоножки), наши отцы плачут в могилах».

При таком отношении ни о какой двухпартийной системе не было и речи. Иригойен приглашал «консерваторов» сотрудничать, но они встали в позу. Ах, узурпировал наше исключительное право на власть, — так никаких союзов! Ушли в глухую оппозицию, вынуждая радикалов брать все на себя, и потом обвиняя их в «стремлении к однопартийной диктатуре». Самого же президента и вовсе несли по кочкам. Гаучо! Касик! Демагог, притворяющийся скромнягой!

А он не притворялся. Жалованье перечислял неимущим и приютам. Жил как раньше, в скромном доме на улице Бразилия («бразильская пещера»). Избегал публичности, запрещал рисовать и вывешивать портреты. Ни театра, ни кино, только работа. «Он был, по-видимому, одним из немногих, кто не видел фильмов с участием Чарли Чаплина», — пишет один из биографов. Был мягок в обращении. Очень располагал, обладал «дьявольским искусством очаровывать и привлекать», но держал дистанцию. Даже дети от любимых женщин, которых он признал, любил и воспитывал, называли его только «доктор Иригойен».

Но это все личное. Второстепенное. В первую очередь, работа. Ибо лекции о морали, конечно, хорошо, но это пока ты в оппозиции. А теперь на руках большая, крайне сложная страна, да еще на этапе великого перелома. Не Парагвай, где на сто лет главная задача просто выжить. И не Уругвай, по меркам Аргентины, всего одна провинция, причем, успешная. Отнюдь. Гора проблем, ответа на которых нет ни у кого, — и по сути, никакого управленческого опыта. Только партия, отстроенная так, что смотрит в рот лидеру, который знает все.

Поэтому ручной режим. Вникал, читал, учился на ходу. Людей удивляло, как быстро он все схватывал и как жестко все держал под контролем. Недруги шипели: «персоналист», то есть, тянет одеяло на себя (для Аргентины с ее клановостью обвинение тяжкое). Он же утверждал, что «как и Христос, имеет надежных помощников, но ведь свой крест Христос нес сам». Советовался, правда, с церковью, где были люди, разделяющие его взгляды (позже их ученики станут основоположниками «теологии освобождения»). Однако церковь – институт специфический, ее не обо всем спросишь.

И первый вопрос: война. Третий год. Антанте позарез нужна живая сила, или хотя бы изоляция Рейха. Очень многие соседи по континенту откликнулись на зов дяди из Лондона. Маленькие закрыли порты, Бразилия и вовсе подключила ВМФ.   В Буэнос-Айресе, своем «пятом доминионе», Англия не сомневалась, и местные элиты, сросшиеся с Англией, требовали присоединиться к всему прогрессивному человечеству, сражающемуся с тевтонским варваром. Да что там, — даже некоторая часть влиятельных радикалов, успевших распробовать сладкий вкус системности, поддерживали: давай!

Но: no! Жестко: «Это чужая война. Мы будем торговать со всеми». То есть, нейтралитет. И не простой. Еще в январе 1918 года, — до финиша бойни оставалось немало времени, — он предложил всем латиноамериканским коллегам, не вписавшимся в войну, собраться в Буэнос-Айресе и выработать единую «паниспаноамериканскую линию» на период после войны. Чтобы победителям в регионе пришлось иметь дело с сильным альянсом, интересы которого нельзя не учитывать. Нечто вроде Движения неприсоединения, резко диссонирующее с панамериканизмом США, и США сделали все, чтобы Конгресс не состоялся. Под давлением последних конгресс не состоялся.

И после войны – та же «особая линия». Поддержав идею Вудро Вильсона насчет Лиги Наций, дон Иполито одновременно выразил недовольство Версальской системой. Инструмент международного мира? Да. Орудие диктата и передела? Нет. И вот проект, как должно быть. А когда в Женеве эти предложения отклонили, делегация уехала домой: Иригойен дал понять, что не принимает «новый мировой порядок».

Но главное, конечно, внутренняя политика, где все старое перестало работать, а новое еще не придумано. Студенты волнуются, — что делать? Пеоны и фермеры бунтуют, — что делать? Иностранцы подмяли стратегические ресурсы, — что делать? Рабочие бастуют, митингуют, тянутся к топору, то есть, к револьверу и бомбе, — что делать?

Теоретически-то понимание было. «Политическая демократия без социальной справедливости – ничто». Стратегия  — принцип «всеобщего блага», чтобы «под аргентинским небом не было ни одного обездоленного». Обязанность государства – обеспечить баланс «между двумя великими силами, всегда находящимися в борьбе: капиталом и трудом». В идеале, чтобы «капиталист мог считать свои доходы с большей уверенностью, и рабочий, в свою очередь, имел бы гарантию, что будут использованы его труд и продукт его труда, и обе сущности — капитал и труд — в гармоничном сотрудничестве своих сил способствовали бы созданию всеобщего благосостояния».

Ну ведь просто же, правда? На базе «понимания национального интереса». В рамках солидарности, согласования интересов различных социальных групп и классов под благотворным влиянием государства. Отказ от прежнего принципа «государство наихудший администратор» и краеугольного камня «иностранный капитал – основа основ».По его мнению, эта основа основ «не решила наших жизненных проблем в той степени, в какой это требует нация», — и это мнение, несложно понять, не очень разделяли в привыкшем вести себя в «пятом доминионе» как дома англичане.

Тем паче,  речь шла не только о шерсти, зерне, мясе, но, в первую очередь, о найденной нефти, вкус которой цивилизация уже распробовала, — а дон Иполито посягал. Аккуратно, конечно, но твердо: никакой национализации, но государство должно иметь контрольный пакет, и кстати, компания ЯТФ в 1922-м стала первой государственной нефтяной компанией за пределами РСФСР.

Отсюда и фанатичное отношение к образованию: ведь школа – колыбель морали и патриотизма (статус учителя, «носителя самой высокой миссии», резко вырос вместе с жалованьем).

Отсюда и спокойная реакция на студенческие бунты (университеты получили новые, «автономные» уставы, где было записано право на дискуссионые клубы и участие в митингах, после чего молодежь подуспокоилась).

Отсюда и шаги навстречу затурканным селянам, — ведь «Богатство земли, так же как и недра республики не могут, не должны быть объектом ничьей собственности, как только самой нации» (и соответственно, льготные кредиты фермерам, поощрение кооперативов, защита арендаторов и даже пеонов).

Отсюда, наконец, понимание мотивов бастующих работяг: с подачи президента, они перестали быть «преступниками», глава государства принимал их и вникал в их споры с бизнесменами, в итоге узаконив систему «трудовых переговоров» под арбитражем государства.

Все это было разумно, умеренно, эффективно, с перспективой, — но «консерваторы» этого не понимали. А если и понимали, не принимали в исполнении «касика». И протестовали, аж до 1920 года (пока в Конгрессе силенок хватало) блокируя многие инициативы правительства, по их мнению, «заигрывавшего с анархией и нигилизмом». После событий же в России, перепугавших «весь мир насилья», вопрос, по сути, чисто экономический, и вовсе политизировался до синего звона.

Предприниматели, и местные, и зарубежные, создав в 1918-м Национальную ассоциацию труда (профсоюз для защиты от профсоюзов), потребовали от президента «не заигрывать с агентами влияния угомонив иностранных террористов силой оружия». На что дон Иполито ответил ходокам кратко: «Поймите, сеньоры, что привилегиям в стране пришел конец. Отныне вооруженные силы нации не двинутся с места иначе как в защиту ее чести и целостности».

Это крайне возмутило «приличных людей», их газеты взвыли, и только старейшая La Nacion вносила в симфонию ненависти некий диссонанс: «Позиция президента продиктована его общеизвестным пристрастием к нравственности. Есть смысл не уподобляться уличным крикунам, а подождать. Если он, в самом деле, нравственный человек, он поймет, на чьей стороне в наше трудное время развевается сияющий флаг морали…»

Окончание следует.

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме