15122017Популярное:

Танго В Багровых Тонах (54)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.

В принципе, прощание с Парагваем могло бы быть очень коротким, поскольку уничтоженная страна более чем на сто лет укатилась в кювет истории, и эпитафию ей (обойтись без которой все же нельзя) легко уместить в одну маленькую главку. Конспективно, пунктирчиком, далее перебравшись в Уругвай, затем в Аргентину, — и уже до финиша. Однако же, подумав, пришел к выводу, что есть смысл рассказать подробнее. Ибо парагвайский сюжет в эпоху "после войны", именно в силу своей полной безысходностидает немало такого, из чего можно, а как по мне, и нужно, делать выводы…

Руина

Чтобы понять дальнейшее, следует очень хорошо осознать: в 1870-м Парагвая по факту не было. Очертания на карте оставались, Триумвират заседал, — и только. От процветавшей же и сытой страны не осталось и следа. Сельское хозяйство, основа основ, развалина: до войны в «эстансиях Родины» и на фермах около 3 миллионов голов скота, под миллион лошадей, полмиллиона овец и коз, свиней и птицу вообще не считали, в 1871-м – 15000 рогатых голов, 5-6 тысяч лошадей, свиней и птицы исчезающе мало. И даже через 20 лет: 861954 рогатых, 92693 лошадей, 50008 овец и коз, 10778 свиней.

С земледелием не лучше. Из 205 000 га посевов кое-как возделывалось не более четверти, причем матэ перестало быть эксклюзивом (Империя отняла две трети земель, где он растет), а кофе, рис, кукуруза и сахарный тростник растить перестали. Тем более, хлопок. Ибо вторым же (первый поставил вне закона Лопеса) декретом Триумвирата по настоятельной просьбе партнеров из Рио и Байреса была объявлена полная, без всяких пошлин свобода торговли, и в страну хлынули дешевые английские, бразильские, аргентинские товары, быстро добившие остатки промышленности.

Единственным серьезным экспортным товаром стал табак, но и плантации табака предстояло создавать заново, потому что раньше они работали только на внутреннее пользование, и были невелики. Заводы, шахты, металлургический комбинат в Ибикуе просто забросили. Самое необходимое, — для себя и на обмен, — делали сами, на дому и в кустарных мастерских. Железная дорога разрушена, мосты и дороги уничтожены. И так далее.

По сути, страна вернулась в XVII век, и в таких условиях предстояло выживать, а как выжить было неясно, поскольку без людей нет страны, а демография ужасала. Даже не завышая цифры (про полтора миллиона довоенного населения пишут только самые восторженные апологеты «старого Парагвая): по самым объективным подсчетам (перепись 1862 года) в стране насчитывалось примерно 450 000 жителей без учета детей до года, причем мужчин было чуть больше. И все при деле, все старше 12 лет грамотны.

В 1872-м очень объективная перепись (очки втирать было некому, старались максимально точно учесть ресурсы) дала (без учета оккупантов) 202000 человек, из них только 28 тысяч мужского пола, а старше 12 лет и того меньше, всего 22 тысячи. Причем около четверти — старики и калеки, и при этом грамотных – менее 20% (во время войны школы не работали, а те, кого выучили до Холокоста, в основном, погибли), и почти все – «чистая публика» из Асунсьона и городков поменьше. В основном, реэмигранты и acunsiones, откосившие от призыва, а потом «не слышавшие» барабанов.

Ну и, естественные в такой обстановке стаи беспризорников, «опасных, как молодые голодные волки». И просто бандитизм, — в стране, около века не знавшей, что такое криминал, — потому что за пять лет войны многие из выживших элементарно разучились трудиться (на свои фермы, поднимать хозяйство, вернулись тысячи две-три фронтовиков), зато очень неплохо научились воевать, теперь оптимизировав навыки в умение грабить. Все подряд, ибо и кусок хлеба в тех условиях был реальной ценностью.

В такой ситуации, некоторое подобие власти если и существовало, то только в Асунсьоне, куда стремились все, ибо там была возможность хоть как-то что-то заработать или украсть, да еще в паре-тройке не очень пострадавших городков. За городской чертой простиралось дикое поле, и как пишут парагвайские историки, страна бы вряд ли поднялась, если бы не женщины.

Именно они «взяли на себя труд по созданию Patria Nueva («Нового Отечества»). Именно они, не словами, ставшими уделом большинства мужчин, а практической сметкой и трудом начали процесс восстановления парагвайского народа». Они были фермерами, коробейниками, они затевали мануфактуры, создавали рынки, ставили на ноги детей, — и как-то само собой появилась, став общепринятой и никем, включая церковь, не осуждаемой, полигамия.

«Мужчина, способный оплодотворять, — пишет Мерседес Гонсалес Инсфран, — стал ценностью. У работящих фермеров появилось до полусотни жен. Но таких было немного. Поэтому любой, инвалид или крепкий старик, мог жить за счет женщин, забывших, что такое ревность. Его кормили, одевали, охраняли. Понятие “бастард” исчезло. Если мужчина признавал ребенка, это было похвально, если отцом становился проезжий господин из Асунсьона, это считалось удачей, но и дитя, рожденное от бродяги, лесного индейца, иностранца или насильника, даже бразильского солдата, хотя бы и чернокожего, в глазах общества было законным. В городах старое понятие о семье как-то сохранялось, но сельские семьи стали матриархальными, власть матерей была абсолютна, они руководили всем, в том числе, и защитой поселков, хотя если появлялись бандиты, с ними старались договорить о мужских услугах, за что платили продовольствием. И они растили детей, известных, как “Поколение ХХ века”».

А пока женщины, не столько, видимо, на разуме, сколько на инстинкте, биологическом и социальном, создавали страну практически с нуля, абсолютное большинство мужиков занималось политикой. Или тем, что они политикой называли. Остатки «чистой публики» Асунсьона, эмигранты, вернувшиеся из Аргентины, кто из Байреса, кто из провинций, эмигранты, вернувшиеся из Уругвая, вернувшиеся дипломаты, отпущенные из плена офицеры, — все они полагали себя немножко Марискалями, а большинство ветеранов искали себе «падронов», чтобы не возвращаться в поля.

В принципе, оно и понятно. Франсия и Лопесы держали старое общество в кулаке, избавляя страну от того, во что окунулись все соседи по континенту, железом выжигая амбиции. По их прикидкам, — и в общем, правильным, — необходимо было вырастить новое поколение, способное не драться за власть, а строить будущее, и это поколение они взращивали, при El Supremo прижав постколониальную элиту к ногтю, а при Отце и Сыне дав полную возможность веселиться, но без пагубных для страны форм самореализации. Во избежание. А теперь поле было зачищено, и полусожженный Асунсьон кипел и бурлил вовсю.

Особых разногласий, в сущности, не было, было только лютое желание быть первым. У всех. Как грибы, множились газеты, коллективные агитаторы и пропагандисты. Появлялись лидеры, готовые порвать друг другу глотки, — естественно, по самым-самым «идейным» соображениям, на предмет степени демократичности будущей Конституции, хотя (правда не все это сознавали) в сложившейся обстановке она обречена была стать филькиной грамотой.

Партий, естественно, не были. Были «клубы», в рамках которых дружили против всех остальных, в основном, по принципу «какой ни есть, а все ж родня», или «в каком полку служили». И все старались заполучить известного офицера, имеющего влияние на ветеранов, или подружиться с какой-нибудь приличной бандой, потому что без опоры на «достойных граждан» о политике можно было и не думать, — но главное, нужно было решать, с кем из «партнеров» пути, с Рио или с Байресом. Лавировать, как раньше, не получалось: притом, что Парагваю пришлось совсем тяжко, союзники тоже оказались в сложном положении. Особенно Империя.

Партнеры и гаранты

За все нужно платить. Это аксиома. И бразильцы столкнулись с нею лоб в лоб. Потому что победа, — лавры, упрочение авторитета монарха, новые территории с посадками матэ и золотыми рудниками, о которых давно мечтали, etc, — была чисто тактической. А вот стратегия удручала. Овчинка не стоила выделки, в первую очередь, по суровым экономическим причинам: за пять лет «британский долг», ранее вполне скромный и приемлемый, вырос в 11 раз, вплотную дойдя до астрономической планки 40 миллионов фунтов. А как гасить, никто не понимал, поскольку за годы войны забрали на фронт слишком много рабочих рук, и многие погибли, и еще больше вернулись калеками, — так что фазенды пришли в упадок, и экспорт снизился катастрофически.

Пришла в упадок и бойко развивающаяся промышленность: ведь налоги росли, душа национальный бизнес, так что, приходилось закупать британское, отчего национальный бизнес вообще загибался. От банкротства еще недавно процветавшего регионального гегемона спасали только усилия английских банков, опасавшихся за свои проценты, но это стоило очередных долгов. В итоге, зашатались и уже никогда больше не пришли в былую силу консерваторы, главная опора стабильности, зато набрали силу либералы, с этого момента и до краха Империи доминировавшие в парламенте, —

а что еще хуже, ожили и начали крепнуть республиканские настроения, и теперь разговорчики шли уже не в модных салонах, а в казармах. В отличие от старого офицерского корпуса, офицеры-разночинцы, выдвинутые войной, совершенно не понимали, зачем Бразилии вообще нужна монархия, — и хотя колоссальный авторитет маркиза Кашиас, ставшего премьером, сдерживал ропот, маркиз был стар, а ниже начинались отнюдь не столь лояльные генералы и совсем уж нелояльные капитаны.

Короче говоря, помочь режиму могли только три спасательных круга: деньги, деньги и еще раз деньги. Плюс, конечно, большие деньги. Но свои. Потенциальные доходы от завоеванного матэ в этой ситуации было даже не каплей в море, золотые рудники оказались исчерпанными, а легендарного золотого запаса, способного решить многие проблемы, так и не нашли. Точно известно лишь то, что его не потратили на военные нужды (из-за блокады ничего нельзя было купить), и что его не вывезла м-ль Линч, уехавшая с двумя-тремя чемоданами. Так что, вице-президент Санчес унес тайну с концами.

Оставалась контрибуция. Но с голого что взять? — и следовательно, главный расчет был опять же на британские займы, — уже Парагваю, при посредничестве Империи и с комиссионными от обеих сторон. А для этого необходимо было взять под контроль, и желательно, надолго новое парагвайское правительство. Что, несмотря на пребывание и в Асунсьоне, и вообще на территории страны имперских войск, было совсем не так просто. Ибо свои планы на побежденную страну имели и союзники. То есть, Уругвай, конечно, не в счет, а вот вопрос с Аргентиной теперь, когда дело дошло до дележа, оказался сложен.

По сути, именно она стала главным призером бойни. То есть, конечно же, потери ее в живой силе были достаточно велики, — около 20 тысяч душ, — но души эти, в основном, гнали из малых провинций, зараженных «федерализмом», так что и это пошло в строку, а что до прочего, так газеты Байреса вполне откровенно писали: «Война стала источником благоденствия Аргентины!», — и это было чистейшей правдой. Конечно, кредитов у Лондона нахватали и они, однако после ухода Митре его преемник, Доминго Сармьенто, резко, до максимального минимума сократил участие в бойне, сосредоточившись, в основном, на всех видах торговли, но самое главное: поставках бразильцам всего необходимого, — а необходимого было много.

В итоге, за последние два года, почти не тратясь (если имперцам нужны были новые войска, их поставляли за живые деньги) и умело оперируя финансами, Байрес не только в значительной мере выполз из долговой ямы, но и, серьезно подразвив промышленность, окреп. Настолько, что уже начал мерить ботфорты региональной сверхдержавы, давая понять Империи, что ее слово уже не так беспрекословно, как раньше.

Причем, не только на словах. Имея на руках карту, где еще в 1864-м было расписано, что кому должно достаться, кабинет Сармьенто вел себя так, словно никаких договоренностей не было. Ладно бы еще провинция Мисьонес (тут никто не возражал), но войска Эмилио Митре явочным порядком заняли огромную долину Гран-Вилла на юге, просто сообщив «временным», что это аргентинская территория, добавив, что намерены забрать весь Чако. То есть весь северо-восток Парагвая, аж до границ Мату-Гросу, предложив Империи «эту бывшую страну» просто поделить, ибо «Победа дает права». Если же союзники из Рио не согласны, Байрес, при всем нежелании, готов жестко спорить.

Союзникам из Рио такой подход, естественно, крайне не нравился. Ни о каком «жестком споре» с Аргентиной, тоже естественно, речи не было и быть не могло, как потому что новая война (то есть, новые займы и новые призывы)с неизбежностью спровоцировала бы взрыв, так и по той простой причине, что Великобритания бы не поняла, да и Штаты, уже пришедшие в себя после Гражданской, вполне могли влезть в события. И делить тоже не хотелось, хотелось иметь буфер, причем надежный.

Вопрос следовало решать только дипломатией, и в результате, причудливой логикой событий Империя объявила себя «гарантом и хранителем интересов многострадального Парагвая», готовым «протянуть руку дружбы и помощи защитникам его территориальной целостности и национальной независимости… всем истинным патриотам, выступающим от имени народа». Каковых, — во всяком случае, в желательном для бразильцев понимании, — в Парагвае не было, так что их предстояло создать.

Демократия в режиме nu

Поймите правильно: нельзя сказать, что «патриотов, выступающих от имени народа» не было вовсе. Если уж на то пошло, «весь Асунсьон», — около трех тысяч мужчких душ, потому что десяток тысяч беженцев, да и вообще, выжившая «чернь» в счет не шли, — был патриотичен донельзя и люто выступал от имени народа. Вот только народ был специфический: в основном, рулили эмигранты («легионеры», вернувшиеся студенты, откосившие от призыва), и вся эта публика была беспредельно либеральна, но что еще важнее, полностью ориентирована на Байрес. До такой степени, что некоторые (скажем, Карлос Лойсага, один из триумвиров) даже полагали Парагвай «несостоявшимся государством», а лучшим выходом для него – влиться в состав Аргентины на правах провинции.

Имелись, конечно, и не такие радикалы, однако и они, как, скажем, еще один триумвир, Хосе Диаса де Бедойя, видели страну исключительно вассалом Аргентины, независимым чисто формально. И на этом основании «фракции Народного Клуба», — группировки, оспаривавшие право рулить, — ненавидели друг дружку, полностью соглашаясь лишь в двух пунктах. Во-первых, Империя это плохо, потому что рабовладельцы и консерваторы, во-вторых, Лопес был извергом и тираном. Точка. А все его охвостье (то есть, всех, кто так или иначе служил «диктатуре»), если уж ни посадить, ни расстрелять нельзя, нужно вытеснить из политики. Лучше навсегда.

Естественно, остальному «всему Асунсьону» такой подход не нравился, и «чистая публика» внезапно ощутила себя истинными патриотами. Официально они, конечно, Лопеса осуждали, на личном уровне ненавидели, — но политика есть политика, и в салонах начались разговоры о «предателях, которые привели врага, устроившего геноцид» и о «наших не победили, а задавили числом». Вошло в моду даже объяснять свое отстуствие в Умайте или Перибебуи  «объективными причинами» типа близорукости или чахотки, а отсюда был всего лишь один маленький шаг до объявления себя lopistas, — и проаргентинские радикалы, объявленные проаргентинскими же «умеренные» (все же хотевшими независимости) «изменниками», завопили об «угрозе реванша».

Правда, бразильцев не любила и эта разновидность патриотом, однако тут уже было с чем работать, и с благословения оккупационной (то есть, бразильской) администрации возник Союзный клуб во главе с Кандидо Баррейро, Хуаном Батиста Гиллом и еще двумя-тремя hombres, сделавшими ставку на Империю, и поддерживавшими триумвира Риваролу. Вернее, уже дуумвира, поскольку в мае 1870 года Хосе Диас де Бедойя уехал в Байрес, продавать изъятое у церкви серебро (как-то организовывать жизнь приходилось, и деньги очень нужны были), да там и остался. А последний день августа, через две недели после избрания Учредительного собрания (41 человек), подал в отставку и Лойсага, тоже решивший уехать в Байрес, который любил больше Асунсьона.

Казалось бы, на ближайшее время, до 25 ноября, когда новая конституция должна вступить в силу, сам Бог велел оставаться на хозяйстве Ривароле, однако Лойсага сделал свой ход неспроста. Поскольку подавляющее большинство депутатов было радикалами, было решено поставить вопрос на голосование. А когда проголосовали, временным президентом неожиданно оказался не Риварола,  «холуй тиран и прислужник работорговцев», но Факундо Мачаин (Маккейн), недавно вернувшийся из Чили молодой юрист, увезенный родителями в первые дни войны.

Крайний либерал, идеалист и самый блестящий оратор Народного клуба, он никаких связей в Парагвае не имел, в Байресе тоже не котировался, и фактически был ширмой переворота, по итогам которого власть оказалась в руках крайних «проаргентинцев», опиравшихся на самых радикальных «легионеров». Их лидер, тоже очень молодой офицер Бенно Феррейра был немедленно назначен главой Национальной Гвардии, и новый президент, всех поздравив, пошел спать, — а пока он спал, в городе стало весело.

Судя по всему, Риварола таким поворотом событий был шокирован, но смирился, и тоже ушел спать, однако ему не дали, выдернув из постели и сообщив, что попранные права народа нужно защищать, — ибо народ требует. И в самом деле, на улице толпились сотни две оборванцев с самым разнообразным оружием, полсотни бойцов из «охранной роты», видевших в Ривароле кормильца, и несколько десятков «легионеров» во главе с «умеренными» офицерами, а сеньор Баррейро был более чем красноречив.

Назвав переворот переворотом, он сообщил: путчисты, спеша, грубо нарушили закон, потому что сеньору Мачаину всего 23 года, а президент может быть только «не младше 30 лет», и это дает здоровым силам Республики основания восстановить законность. Что уже согласовано с бразильским командующим, а представитель Аргентины войск не имеет и готов не идти против течения, при условии, что временное правительство будет коалиционным, с участием представителей всех фракций.

Таким образом, каденция Факундо Мачаина продлилась всего двенадцать часов, и рано утром сеньор Риварола по итогам голосования тех же депутатов, но уже под присмотром другого «народа», вновь стал временным главой государства, — и в государстве начался полный бардак. Без малого три месяца шла газетная война, ушаты грязи лились и на Риваролу, и на Мачаина. Затем начались драки (набрать среди беженцев сорвиголов, готовых на все за самую скромную плату проблемы не составляло). Потом уличные бои с десятками убитых, — и поскольку никто даже не думал призывать население к бунту против оккупантов, представители союзников на все это благодушно посматривали, сообщая в Рио и Байрес о «болезненном, но убедительном процессе становления молодой демократии».

В итоге, rivarolistas одолели. У них было элементарно больше людей, потому что больше денег (все политики пока что были бедны, как церковные мыши, а у Кандидо Баррейро, бывшего посла в Англии, деньжата откуда-то имелись, и он их тратил, не считая). Так что, «плохой» народ разогнали, «плохие» редакции закрыли, и 25 ноября, приняв Magna Carta (очень либеральную Конституцию, со всеми свободами), Ассамблея избрала дона Сирило президентом. Аж на четыре года, — и сеньор Риварола, как было согласовано союзниками, сформировал коалиционный кабинет, где нашлось место всем.

Правда, «проаргентинских» министров было большинство (Бенно Ферейра даже остался шефом НацГвардии), но все-таки вице-президентом стал молоденький Кайо Милтос, «стойкий» патриот, чья семья (случай редчайший, в начале войны убежала не в Байрес, а в бразильский Порту-Алегри, где у папы были бизнес-партнеры, ключевой пост министра финансов получил lopista Хуан Баутист Гилл, а кабинет госсекретаря занял еще один lopista, Кандидо Баррейро.

Казалось бы, дело сделано. Во всяком случае, уже неделю спустя новый глава государства запустил процесс получения кредита у Ротшильдов, аж £ 1107000 (правда, после всех вычетов, включая комиссионные бразильцам, усохли до £ 403 0000, причем, 70 тысяч по бумагам вовсе не прошли). Еще через пару дней, когда выяснилось, что итальянский консул Чапперони намерен контрабандой вывезти из страны партию ювелирных изделий, скупленных за гроши у голодающих (парагвайки любили побрякушки, и до войны пять-шесть желтыххх цацек было у каждой фермерши),

Бенно Феррейра получил приказ этому воспрепятствовать, но не сумел (итальянская канонерка пригрозила пушками), и как не справившийся, был отправлен в отставку. Это серьезно ослабило позиции радикалов, — зато 7 января следующего, 1871 года, поев чего-то не того, скоропостижно скончался Кайо Милтос, а на его место парламент, в основном, «проаргентинский», назначил твердого «проаргентинца» Сальвадора Ховельяноса. Страна застыла в зыбком равновесии, чреватом гражданской свалкой, особо кровавой, потому что призом были не идеи, а вкусные места при еще почти не существующем бюджете. Ну и, понятно, борьба идей, куда ж без нее.

И вот в такой совсем, прямо скажем, непростой обстановке, сразу после неожиданной смерти юного, мило консервативного вице-президента, МИД Империи пригласил госсекретаря дружественной Республики Парагвай посетить Рио, приватно предупредив, что хотя в официальной программе визита об этом не сказано, ему будет устроена встреча с генералом Бернардино Кабальеро.

Продолжение следует.

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме