22102017Популярное:

Танго В Багровых Тонах (44)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.

Нет таких крепостей

Неурядицы в Уругвае и Аргентине, задержав прибытие кавалерийских пополнений, способных прикрыть войска от летучих отрядов Кабальеро, дали защитникам Умайты, сидящим на голодном пайке, но с некоторым количеством боеприпасов, возможность простоять под огнем не неделю-другую, как рассчитывал маркиз, и даже не месяц, как он предполагал по максимуму, но гораздо больше. Почти три месяца. И притом, больно огрызаясь.

Но всему приходит конец. В середине июня эскадроны прибыли, а в ночь на 9 июля флотилия каноэ, попытавшись доставить осажденным продовольствие, была сожжена и утоплена мониторами, стоявшими на якоре в Тайе. В такой ситуации, справедливо опасаясь за судьбу отборной конницы, Марискаль приказал дону Бернардино не позже конца месяца покинуть обреченный укрепрайон, — но еще раньше, 16 июля 6000 бразильцев двинулись на штурм, запланированный, как последний и решительный. Однако, наткнувшись на хорошо замаскированные батареи, — 46 орудий, — и две тысячи стрелков полковника Педро Эрмосы, после тяжелой штыковой схватки откатились, потеряв, в общей сложности, более тысячи единиц живой силы, — примерно в десять раз больше, чем парагвайцы.

Спустя двое суток, 18 июля, союзникам не повезло еще раз. Получив информацию о передвижениях конницы Кабальеро, их командование решило захватить небольшой, но важный форпост Акайюаса, мимо которого драгуны пройти не могли, но большой отряд во главе с полковником Мигелем Мартинесом де Ос, надеявшийся перехватить дон Бернардино, сам попал в засаду. Полковник погиб вместе с половиной бойцов, остальные попали в плен, среди них полковник Гаспар Кампос, заместитель Мартинеса, успевший перед захватом сломать саблю и выбросить в реку полковое знамя.

В скобках, и для дальнейшего повествования очень важно. Из взятых в плен под Акайюаса домой вернулись единицы, большинство, в том числе и сеньор Кампос, умерли от недоедания и дизентерии, что позже стало одним из пунктов «черной легенды» о Марискале, созданной победителями: дескать, «варвары» убивали беззащитных пленников голодом и лишениями.

Однако этот пункт, в отличие от многих других, не прижился сразу. Сотни свидетелей подтвердили, что получали обычный солдатский паек, — очень скудный, но и у парагвайцев был не лучше, — а Бернардино Кабальеро, присутствовавший при его смерти, переслал семье дона Гаспара медальон покойного и его кошелек с несколькими десятками песо. А также прощальную записку, в частности, с теплыми словами в адрес парагвайского генерала, делившего с пленником свой паек. Тогда же семья полковника Мартинеса получила от дон Бернардино посылку с часами погибшего и письмо с рассказом о героической гибели их сына, мужа и отца.

Но как бы там ни было, Умайта, несмотря на частные успехи, держалась уже на последнем издыхании. Сразу после гибели флотилии с припасами, полковник Мартинес направил Марискалю рапорт, сообщая, что скоро оборона рухнет сама собой, из-за истощения защитников, и попросил разрешить идти на прорыв, обозначив идеальным временем 18-19 июля. Ответ из Сан-Фернандо не замедлил: Лопес дозволение дал, но строго-настрого приказал простоять на пять дней дольше, чтобы драгуны успели уйти, а основная часть армии — начать переход в укрепрайон Пикисири. И только потом, но: vencer o morir!

Приказ был исполнен досконально. Ровно в полночь с 24 на 25, в полном порядке и глубочайшей тишине, 1300 истощенных солдат на каноэ и плотиках переправились на правый берег, в джунгли Чако. Остальные, около тысячи, остались в крепости прикрывать отход, и почти все, включая полковника Педро Эрмосу, погибли под огнем бразильской судовой артиллерии, после чего союзники вошли в Умайту, обнаружив сотни трупов, два десятка раненых и более двухсот орудий, приведенных в абсолютную непригодность.

Так закончилась сага «парагвайского Севастополя», длившаяся два с половиной года и стоившая всем участникам огромных потерь. С этого момента путь на Асунсьон был открыт, но, естественно, маршал Кашиас не считал успех полным, пока часть гарнизона не была обезврежена, и три отборных батальона, отправленные в погоню, 28 июля, догнав отступающую колонну у Лагуна Вера, с ходу пошли в атаку.

Однако сбить полуживых парагвайцев с позиций, где они закрепились, не смогли, и ограничились блокадой. 2 августа Франсиско Мартинес попытался пойти на прорыв, но очень неудачно. Вырваться из кольца и раствориться в сельве сумели всего полсотни солдат во главе с полковником Паулино Аленом. 3 и 4 августа парагвайцы каким-то чудом, видимо, клыками и когтями, отбили еще две атаки, но 5 августа, когда бразильский дивизионный капеллан падре Эсмерата предложил осажденным сдаться на почетных условиях, полковник Мартинес согласился.

По условиям капитуляции, офицеров отправляли в Бразилию до конца войны, нижним же чинам гарантировали, что в рабство не продадут и давали выбор: записаться в имперскую армию или стать при ней носильщиками. А как оно было дальше, не знаю, и судьбу Мартинеса проследить тоже не удалось. Однако в Сан-Фернандо, сразу по получении известий о случившемся, Марискаль объявил бывшего коменданта Умайты предателем и приказал взять под арест его жену. Спустя пару дней, когда в лагере появился полковник Ален, потерявший в сельве половину отряда, его, допросив и освободив от обвинений в измене, разжаловали в рядовые за «дезертирство».

И вот теперь, — никуда не денешься, — пришло время рассказа  о делах тяжелых, неприятных, страшных, таких, о которых и рассказывать неохота, но и не рассказать нельзя, потому что правда важнее всего. А если уж совсем точно, не столько рассказать, сколько разобраться в этом тяжелом, страшно и неприятном, чтобы попытаться отделить зерна от плевел. Разобраться сообща, всем миром. Так что, мое дело – изложить факты, а думать давайте вместе.

Семья в интерьере огорчений

Следует понимать: в истории Парагвайской войны значительнейшее место занимает «черная легенда» об «изверге Лопесе». Эта легенда берет начало в событиях более ранних, — аргентинская пресса при активном участии беглых диссидентов выстраивала образ Парагвая, как «империи Зла», еще при El Supremo, а затем и при доне Карлосе, — однако после войны деготь вообще полился потоком. Что и понятно. Вернувшимся эмигрантам, «легионерам» и прочим, необходимо было обосновать благородство своего поведения, а о союзниках и говорить не приходится: когда стало понятно, что они натворили, возникла необходимость оправдываться, а ведь нападение – лучший способ защиты, особенно, если победителей не судят.

Иными словами, противостояние перешло в область высокой идеологии, на уровень национально-мифологический, и в этом смысле, можно сказать, война по сей день не закончилась. В Бразилии, скажем, отступление от генеральной линии и сейчас табу. «Ревизионизм», — то есть, желание разобраться, как оно было на самом деле, — конечно, историкам не запрещен, но они сами стараются на сей тонкий лед не ступать. Потому что в этом вопросе имеет место полный, так сказать, «национальный консенсус» типа «мы правы, а они нет, потому что если мы неправы, то мы плохие, а поскольку мы хорошие, значит, они не правы».

В Аргентине, где войну изначально одобряли не все, а многие и вовсе сочувствовали Парагваю, конечно, полегче, однако и там существует черта, для многих «ярко-красная». Даже в 2007-м, когда Кристина Фернандес де Киршнер, публично назвав Марискаля «великим патриотом», а «Войну тройственного Альянса» — «тройственной изменой интересам Латинской Америки», присвоила имя «Франсиско Солано Лопес» одной из танковых дивизий аргентинской армии, скандал вспыхнул нешуточный: газета La Nacia, — та самая,  по сей день принадлежащая потомкам Митре, устроила форменную истерику, ее редактор, правнук дона Бартоломе, заявил, что «тиран Лопес – Гитлер своего времени, и сеньора президент, похвалив его, расписалась в собственном фашизме».

Далее пошла бурная дискуссия, левые интеллектуалы встали против правых интеллектуалов, страсти накалились добела, и в итоге глава государства вынуждена была сделать официальное заявление, по форме учтивое, но по сути предельно жесткое: «Некоторые средства массовой информации, основанные, возможно, одним из автором “тройственного предательства” переходят в своей критики все пределы. Их можно понять, но, независимо от чего угодно, правду нельзя скрывать в угоду редакциям тех или иных газет. А правда заключается в том, что пролитая кровь взывает по сей день и жжет сердце не только парагвайского народа, но и аргентинцев, помнящих, как осуждали “тройное предательство” их прадеды и деды».

…Так вот, одной из важнейших опор «черной легенды», ее, можно сказать, краеугольным камнем, является так называемая «кровь Сан-Фернандо», — волна репрессий против «предателей и их соучастников». По тамошним меркам, даже не волна, а цунами, — и поскольку репрессии, в самом деле, были, именно на эту информацию опирается уже пятое поколение antilopistas, обосновывающих справедливость борьбы союзников против «душевнобольного тирана, садиста и параноика, выдумывавшего несуществующие заговоры». И чтобы разобраться с этим, — а разобраться необходимо, — прошу прочитать материал Вячеслава Кондратьева.

В книжном варианте я дам эту статью полностью, в приложении, а тут можно и ссылкой. Это избавляет меня от лишних трудов, — фактическая сторона вопроса освещена очень подробно, — но, что особо важно, автор, демократ и либерал, являясь абсолютным antilopista, по факту, просто пересказывает содержание работ Эктора Декоуда, одного из творцов «черной легенды», ненавидевшего Лопеса и по политическим, и по личным мотивам.

Иными словами, перед нами концентрат ненависти. Этакая «жатва скорби», и в этой жатве, именно потому что она кристально некритична, достаточно легко искать изъяны. Разумеется, привлекая труды других современников, свидетелей и участников событий, как подтверждающих «черную» версию, так и дающих основания в ней усомниться. А для начала, коль скоро уж «обвинительное заключение» г-на Кондратьева, — дайджест трудов сеньора Декоуда, — вами прочитано, давайте начнем с экспозиции бесспорного.

В общем, получается следующее. Война в Асунсьоне обрадовала не всех, во всяком случае, «чистую публику» не обрадовала. Ей и так жилось совсем неплохо: «Праздники, — пишет Хризостомо Центурион, видевший сей праздник жизни изнутри, — длились по четыре месяца. Балы, серенады, любовные интрижки, сплетни, роскошь. Аристократия к этому привыкла. Она, вместе с иностранными послами, наемниками и торговцами, была как бы одной семьей под властным управлением доны Хуаны Паблы, чье слово возносило и ниспровергало».

Суровой матери беспрекословно подчинялись не менее властные дочери, их прочно загнанные под каблук мужья трепетали перед женами и тещей, а сыновья и вовсе тянулись перед маменькой в струнку, —  кроме старшего, «папиного» Панчо, из-за чего матушка и пыталась протолкнуть в наследники своего любимца, мягкого и послушного Бениньо, при котором сама она стала бы не «княгиней Марьей Алексевной», но некоронованной повелительницей страны. Или, на худой конец, Хосе Бергеса, одного из самых образованных людей страны, сына покойной подружки, которого вырастила и считала «своим четвертым сынишкой». Но, как известно, не срослось.

К войне этот «избранный круг», политикой, в основном, вообще не интересовавшийся, поначалу отнесся, как к чему-то, не очень нужному, такой себе прихоти «Панчито», решившему «сделать свою ирландку королевой всей Америки», всем приличным людям абсолютно чуждому и непонятному. Потом, после расстрела «душки Роблеса», писавшего сеньоре Хуане Пабле возвышенные комплименты в стихах, возникла тревога, продиктованная непониманием. В конце концов, даже если такой красавец в чем-то провинился, зачем его убивать? —  можно же просто выразить неудовольствие, в крайнем случае, прогнать, чтобы скучал у себя на ранчо.

И чем более суровые вести шли с фронтов, чем яснее становилось, что все всерьез, тем большее беспокойство возникало в салонах. До «знати» начало доходить, что есть риск потерять все нажитое, и когда такие мысль оформились, естественным их продолжением стали обсуждения проблемы с неизбежным выводом: пока «глупый Панчо» играет в солдатики, ничего не поделаешь.

До какого-то момента все эти светские беседы оставались все же в рамках приличия, однако появление бразильских мониторов на рейде Асунсьона, временная эвакуация (прямо в разгар балов) и обстрел столицы обострили тревогу, а следовательно, и разговорчики. На смену вздохам и охам пришла конкретика, правда, в очень обтекаемой форме, типа, «вот Панчо в окружении, там все время стреляют, вполне может что-то случиться, и что делать тогда?», а затем и очередной неизбежный вывод:

слава Богу, у нас есть Бенно, умный, спокойный, никому ничего плохого не сделавший, и уж он-то, если с Панчо, не дай, конечно, Бог, случится что-то плохое, со всем сможет договориться. В конце концов, союзники же воюют «не против Парагвая, а против “тирана Лопес”», а Бенно кто угодно, но не тиран, и вообще, если сеньора Хуана Пабла возьмет дело в свои руки, эти противные бразильцы и портеньос быстро поймут, что с Лопесами можно ладить.

Нет, конечно, без уступок не обойтись, но пусть они себе берут, что хотят, главное, чтобы приличные люди не страдали из-за этой никому не нужной авантюры.Тем паче, что вот и м-р Уошберн, посол США, давеча намекал, что  у него есть возможность выйти на маркиза Кашиаса, с которым он неплохо знаком, а маркиз порядочный человек, где-то даже пацифист, а потому будет только рад, если в Асунсьоне возобладает здравый смысл. И многие иностранцы, привыкшие к раздольной жизни и не покинувшие страну в декабре 1865 года, когда Марискаль предложил всем желающим уехать, предупредив, что «оставшиеся разделят всю славу и все лишения народа», мистера поддерживали.

Трещинки

Все это, безусловно, факты. Этого не отрицает никто, даже самые крайние antilopistas. И большего они тоже не отрицают. Скажем, Алсибиадес Гонзалес Делвалле ненавидит Марискаля люто. На уровне физиологии. И тем не менее, стараясь быть интеллектуально честным, в интервью изданию АВС по случаю издания его монографии (1 декабря 2013 года) на прямой вопрос: «Так все-таки, был ли заговор?» он отвечает очень интересно: «Возможно, кто-то скажет, что пытки и казни — справедливое наказание за измену. Но давайте допустим, что нечто в таком роде было, и встанем на место тех людей. Они ведь просто хотели вывести страну из войны и обсуждали, как это сделать». Уже интересно, согласитесь.

И далее тоже вкусно: «Ясно, что при живом Лопесе война не прекратилась бы. Но ведь с ним вполне могло что-то случиться, и тогда новое правительство могло бы многое изменить. В мирных рассуждениях на эту тему невозможно усмотреть что-либо хоть сколько-то предосудительное. Так думало большинство революционеров, и конечно, подавляющее их большинство ни в коей мере не было посвящено в вопросы, которые обсуждались в узком кругу».

Бинго! Остается лишь понять, что за вопросы обсуждались в узком кругу, — а по этому поводу сеньор Гонсалес Делвалле очень уклончив. «К сожалению, — сетует он, — известное “письмо Salinares” на который постоянно ссылаются обвинители, не сохранилось. Мы даже не знаем, было ли оно на самом деле». Это, поясню, о документе, по версии следствия, типа программы возможной «революции» и декларации о перемирии, подписанном 11 «столпами общества», включая Бениньо, — и оно, в самом деле, не сохранилось, однако в описи архивов, увезенных в Рио, а через сто лет возвращенных, такой документ числится. Но, правда, числится он и в другой описи – реестре бумаг, незадолго до возвращения якобы погибших при пожаре.

И наконец, послушаем свидетельство человека, который знал все, — главного фигуранта процесса. В интереснейшей книге Роберто Паредеса «Братья тирана» приведено свидетельское показание падре Аревало, духовника, сопровождавшего осужденного до последней минуты. 20 декабря 1868 года, узнав, что брат окончательно определил его участь, — «Нужно заколоть. Жизнь негодяя, имевшего все, и предавшего народ, не стоит пули, но он мой брат, поэтому расстреляйте», —

дон Бенно «попросил лейтенанта Альфредо Кандиа передать Марискалю, что он хотел бы поговорить. В ответ офицер с печалью сообщил, что трижды передавал его просьбу, и президент дважды не ответил, а на третий раз сказал: “Говорить не о чем. Увы, все слишком ясно”. Тогда… министр помолился и последовал за лейтенантом. Последние слова его, сказанные за минуту до роковых выстрелов, были: “Отец, правда, ничего, кроме правды. Пусть брат знает: если бы не особые обстоятельства, я бы никогда не сделал того, что сделал».

В общем, делайте выводы. А чтобы делать выводы было легче, вот еще один пассаж, из книги Эктора Декоуда: «С июня по август, до переезда в Пикисири, изверг послал на смерть не менее 105 мужчин, в том числе, и невинных, не имевших никакой вины, кроме осведомленности». То есть, среди казненных были невинные, но были и виновные, — иначе не истолкуешь. А между тем, этот автор, как уже было сказано, фанатичный враг Марискаля, сын основателя Легиона, сам легионер, и ко всему еще потерял в ходе репрессий мать. Неудивительно, что его книга – не исследование, но памфлет на заданную тему, наилучшим образом сравнимый, скажем, с «Архипелагом ГУЛАГ». Так что, доверяющие этому источнику без критического анализа, мягко говоря, рискуют.

Вот, например, Вячеслав Кондратьев доверяет. И? И: «Все это выглядело полным бредом — Уошберн, безвыездно живший в Асунсьоне под постоянным надзором полиции, просто физически не мог поддерживать связь с Кашиасом, находившимся в 300 километрах, по ту сторону линии фронта… Неизвестно, поверил ли сам Лопес в рассказ служанки илиему просто был нужен повод… Возможно также, что служанка, которую никто не видел и чье имя осталось тайной, была лишь порождением больной психики диктатора, демонстрировавшего всё более явные симптомы паранойи».

Жуть? Жуть. Вот только проблема в том, что имя служанки вовсе не «осталось тайной». Сеньора Мария Долорес Экускиза (Egusquiza), сообщение которой, по словам Сильвестро Авейру, «повлекло за собой арест и гибель более ста человек, в том числе и иностранцев, пострадавших за свободу слова», отнюдь не была «порождением больной психики». Она, в самом деле, прислуживала сеньору Бергесу, и после войны (ей посчастливилось выжить) выступала свидетелем на процессе, затеянном новыми властями против «кровавых судей», но в итоге закончившемся провалом.

Да и м-ру Уошберну вовсе не было нужды покидать Асунсьон, чтобы связаться с маркизом: как пишет он сам в мемуарах, «не менее чем раз в  месяц я посылал отчеты правительству, и бразильцы, принимая их на линии фронта, пересылали письма по назначению. Как ни отвратителен был диктатор, приказа о перлюстрации дипломатической почты он отдать не посмел, и я мог быть вполне откровенен, поверяя бумаге свои мысли». Исходя из чего, уж не знаю, как кто, но я полагаю, что в вализах вполне могли быть бумаги, адресованные не только м-ру Эндрю Джонсону, президенту США.

История костюма

А между тем, Вячеслав Кондратьев продолжает наступать на грабли, услужливо подложенные ему Эктором Декоудом. Вот, например, пассаж о главном судье «кровавых процессов», отсидевшем перед тем пять лет за диссидентские разговорчики, но помилованном:

«Маис “перевоспитался” и обратился к Лопесу с покаянным письмом, поклявшись, что, если будет помилован, то сделает все возможное, чтобы искупить свою ужасную вину перед родиной и ее любимым вождем. Прочитав письмо, Лопес распорядился доставить к нему священника и со свойственным ему дьявольским цинизмом сказал, что помилует Маиса, если тот сумеет разоблачить всех заговорщиков и любыми способами добьется от них признаний. Получив согласие, маршал тут же назначил священника прокурором, наделив его полномочиями вести дознание и арестовывать тех, кого он сочтет нужным, невзирая на чины и звания».

Опять жуть? Опять. Но и проблема тоже опять. Потому как абсолютно не секрет, что падре Фидель Маис (документальный факт!) был освобожден Лопесом не «под процессы», а задолго до того, в честь победы при Курупайти, в ходе большой амнистии, когда на волю были выпущены всякие безобидные говоруны (в том числе, кстати, и некий Риварола, о котором речь впереди). В то время ни о какой измене в Ставке еще и речи не было. и армвоенюристом назначили его исключительно в связи с наличием профильного образования, а возглавлять следствие по делу о заговоре поручили именно ему только потому, что он один, просидев на нарах пять лет, не входил ни в одну из асунсьонских «обойм».

В общем, не буду говорить, что черное бело, но при этом отмечу: при всем уважении, Вячеслава Кондратьев, как и все безоглядные критики «диктатора и палача», излагающие версию Эктора Декоуда в чистом виде, доверия едва ли достоин. А если кто-то в этом усомнится (или он сам сочтет за обиду), так давайте поступим по принципу «лучше один раз увидеть». Вот: картинка в начале главки. Автор – Хосе Игнасио Гармендиа, очень известный аргентинский военный и художник. Прошел всю войну, оставив воспоминания и альбом акварелей «Лики войны», написанных с натуры или со слов очевидцев.

Эта картинка, — якобы «марш смерти политзаключенных», — в черно-белом варианте уже более ста лет бродит из книги в книгу, как подтверждение лютых зверств Лопеса, и Вячеслав Кондратьев смело размещает ее у себя с соответствующим пояснением. И простецы верят. Те же, кто хотя бы слегка в теме, верить не спешат, потому что сразу бросаются в глаза очень специфические головные уборы – колпаки гаучо, которых никто и никогда не носил в Парагвае, зато сплошь и рядом носили в Аргентине. И если сделать еще шажок, разыскав акварель в цвете, то выясняется, что и одеты «жертвы репрессий» в аргентинские мундиры, и подпись вполне однозначная: «Соnduccion de prisioneros aliados», то есть, «Транспортировка военнопленных».

Пояснять нужно? Не спешите отказываться. Видите на картинке женщину с тюком на голове? Вот она теоретически как раз может быть «жертвой», а почему, нам пояснит Гвидо Родригес Алкала, очень уважаемый в Парагвае поэт, либерал и, конечно, antilopista, в книге «Обыватели, осужденные и изменники», взявшийся исследовать судьбы женщин, арестованных, как члены семей изменников.

Перечислив 9 бедняжек, которых пытали и расстреляли, «мстя мужьям и братьям», об остальных, — а это более двух сотен, — он пишет следующее: «Бедных леди, привыкших к учтивости, грубо вынудили быть прислугами при армии, стирать, носить тюки, прясть, готовить и выполнять всякие тяжелые работы, как обычных крестьянок, сопровождавших войска, и эти крестьянки жестоко глумились над ними, называя “проклятыми изменницами”. По злой воле Лопеса, они должны были помогать армии, которую их мужчины предали». Согласитесь, вот оно, Лицо Зверя…

Хотя нет, дама с картинки, скорее всего, все же не «жертва». Потому что, — видите? – при колонне бежит ребенок, очевидно, ее. И давайте вновь позовем сеньора Алкала. Ужасаясь судьбе дам, «вынужденных терпеть военные тяготы», он делает порой очень полезные выводы. Вот, допустим, анализирует отрывок из мемуаров Джорджа Томпсона (уж кто-кто, а комендант укрепрайона Ангостура доверия достоин): «Женщины жили в отдельных хижинах, одна на двоих (или одна с детьми), сами избирая себе сержантов. У них была полная свобода передвижения, за исключением периодов вспышек холеры, их задачей был уход за больными и стирка одежды своих мужей, причем набор незамужних был категорически запрещен. Каждой выделялся солдатский паек на нее саму и на детей, если они были с нею, но отлучаться из лагеря они могли только с увольнительной от генерала Рескина».

Возмутительно, да. Хотя, если по уму,  в том, что крестьянка сопровождает мобилизованного мужа, заботясь о нем, да еще и получаят военные пайки на себя и детей в стране, где уже реальный голод, какую-то крамолу усмотреть трудно. Однако у сеньора Алкала получается. «Конечно, — рассуждает он, — все это можно рассматривать и как самоотверженность парагвайских женщин, их преданность семье и Родине. Но ведь можно и пожалеть их, как жертв эксплуатации Лопеса (я выбираю второй вариант)». Опять ага: он выбирает второй, который ему комфортнее, — и точка.

И вот теперь, отметив все эти несуразности, странности и несовпадения, — причем (я делал это вполне намеренно) в том же хаотичном стиле, в каком валит все в одну куче Эктор Декоуд и его последователи, давайте смотреть в корень. Для чего придется вернутся к тому моменту, когда в недовольных «глупостями Панчо» салонах Асунсьона только-только начались разговорчики…

Продолжение следует.

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме