24062017Популярное:

Танго В Багровых Тонах (37)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.

Бремя выбора

И вот теперь давайте о самой войне. Как и договаривались, не о деталях операций, походов, сражений больших и малых, а о сути ее, подоплеке и нюансах, которые, к сожалению, не замечают (если вообще затрагивают эту тему) авторы даже самых солидных трудов. А нюансов немало. Так начнем с главного. Но перед тем, чтобы никто не задавал ненужных вопросов, сразу: я не собираюсь кого-то хвалить и кого-то ругать. Люди, о которых я пишу, ни в хуле, ни в похвале не нуждаются. Моя же задача — в максимально возможной объективности.

Могла ли эта война не случиться? После всего, изложенного в предыдущей главе, могу сказать: нет. Франсиско Солано очень уважал отца, завещавшего ему на смертном одре: «Есть много нерешенных вопросов, которые будут требовать решения, но старайтесь решать их не мечом, а пером,  особенно с Бразилией. Помните, меч — это самый последний аргумент», однако законы природы сильнее желаний человека, и когда сеньор Митре писал о том, что «обвинять можно лишь Провидение», он был недалек от истины, хотя Провидение это было очень материальным.

Грубо говоря, Парагвай мешал всем самим фактом своего существования, а Парагваю мешало, что он, желавший только спокойно развиваться, всем мешает. Так что, единственный шанс избежать войны заключался в согласии с условиями, изложенными сэром Эдвардом Торнтоном в ходе неофициального визита британского дипломата в Асунсьон (сентябрь 1864 года).

Очень несложные условия. Для Бразилии (про Аргентину речи не шло) – свобода речного судоходства по парагвайским рекам, небольшие территориальные «уступки чести» и тройное снижение пошлин, а Лондон за «честное посредничество» просил беспошлинную торговлю плюс отмену в «промышленном» указе дона Карлоса пункта, ограничившего долю участия иностранного капитала в объектах индустрии 30% акций. Что интересно, ни о каких «свободных выборах», «свободе слова» и «возвращении эмигрантов», — темы, на которые ежедневно чирикали «соседские» СМИ , — в ходе бесед не прозвучало ни слова. Вообще. По умолчанию подразумевалось, что «тиран», приняв условия, станет «светочем».

Как уже было сказано, для Парагвая согласие означало мгновенный крах всего, что было сделано, не говоря уж о программах дальнейшего развития, а затем, безнадежную долговую яму просто, чтобы как-то выживать в статусе полуколонии даже не Англии, а Рио и Байреса. И опции, отказавшись, ждать «лучших времен» тоже не было, поскольку, как сообщил президенту Лопесу «переговорщик», в случае отказа Флорес взвинтит транзитные пошлины в 26 раз, а это опять-таки означало мгновенный крах.

Все это было совершенно ясно, и хотя, вполне понимаю, кто-то на такие условия согласился бы, лишь бы греть насиженное место и дальше, а вклады в Crédit Lyonnais никто не трогал, но Лопес отказался, и ждать не стал. Как не стала капитулировать без войны и ждать невесть чего в аналогичной ситуации Япония 76 лет спустя, но если Япония в том раскладе была обречена, то положение Парагвая не казалось фатальным. Чтобы понять, подведем баланс.

Плюсы. Страна в идеальном порядке. Казна ломится от денег. Золотой запас равен золотому запасу Бразилии и Байреса, вместе взятых. Счета в Лионском кредите огромны. Военная промышленность небольшая, но своя. Арсеналы – всклень, с горкой. Арта под 600 стволов всех калибров, из них примерно 200 новейших, покупных, остальное своего изготовления, слегка устаревших образцов.

Армия полностью отмобилизована уже к июлю. Обучена англичанами и французами, считается лучшей в Западном полушарии, не считая США, и то только после Гражданской войны. 38 тысяч «кадровых» (не менее 3 лет службы), 8 тысяч новобранцев (1-2 года службы), около 40 тысяч «резерв первой очереди» (отслужившие пять лет).  Для страны с населением, то ли 525 тысячи душ (по прикидке британцев), то ли около 1,3 миллиона (по переписи, проведенной Лопесом-старшим) немало.

Пехота,  по оценке Джо Лири, участника Крымской, в 1864-м наблюдателя при Дюббёле, — то есть, знавшего, что с чем сравнивает, —  «цепкая, как англичане, слаженная, как пруссаки, выносливая, как русские». Конница европейской выучки, со ставкой на драгун (если нужно, умеют драться в пешем строю). Артиллеристы вышколены. Плюс ополчение: в каждой семье оружие, все умеют им владеть.

По общим оценкам специалистов, и тогдашних, и нынешних, «кадровые» качеством не уступала войскам Империи. Даже лучше. Потому что бразильцы на тот момент, в основном, навербованные в трущобах служили из-под палки, а парагвайцев идеологически закаляли с детства: рано или поздно придется сражаться за Родину. О количестве и речи нет: вся армия Империи на тот момент – 30 тысяч штыков и сабель, и только 16 тысяч («Армия Юга») полностью готовы к бою, остальные разбросаны по всей стране, и подготовлены не ахти. А что до армии Аргентины, так она и 10 тысяч не насчитывала, да и Аргентина еще в конце 1864 года не считалась угрозой.

К тому же, восточные (в смысле, европейские) военспецы разработали систему крепостей, образующих цепь укрепрайонов вдоль рек, в узловых точках, мимо которых не пройти. Правда, речной флот, хотя и гораздо больше и лучше аргентинского, очень, даже очень-очень уступает бразильскому во всех смыслах, но в Англии заказаны и уже оплачены пять новейших броненосных мониторов, по спецзаказу и спецпроекту, и они уже почти готовы, но только почти.

Минусы.Офицерский корпус, в отличие от бразильского, не обстрелян, — это раз, — но, с другой стороны, бразильские генералы в последний раз серьезно воевали 15 лет назад, против Росаса, а нижний состав с тех пор почти полностью поменялся. Людской ресурс ограничен: население Бразилии примерно раз в десять больше. Это два. ВПК не безразмерный: огромный завод в Ибикуи, около рудников, — и все. Это три. Нет выхода к морю, — то есть, все закупленное нужно еще получить, это главное, но в 1864-м это не казалось фатальным: Монтевидео пока что был «белый» и ждал союзников с нетерпением.

Исходя из этого, решение очевидно: всей силой, тараном ударить на противника, смять его (что было более чем реально), пробиться в Монтевидео, закрепиться там и ждать прибытия мониторов. Взять такую крепость с таким гарнизоном не смог бы никто. Безусловно, бразильский флот установил бы блокаду, ну и что? Франция в этом конфликте симпатизировала Парагваю, и Наполеон III уже подготовил команды «отпускников» и наемников, которые готовы были ехать в Англию, принимать суда (спуск на воду ожидался примерно в мае) и гнать в Америку. А против них ни в море, ни потом, на реках, бразильская эскадра ничего не могла бы поделать.

Иногда, правда, высказывается мнение, что Британия броненосцы не передала бы, но это чистая публицистика. В цикле статей Эда Томпсона о британских верфях, специально Парагвайской войне не посвященном, довольно подробно рассказано о решении кабинета Её Величества на сей счет: после дебатов министры решили, что, коль скоро суда оплачены вперед, их «при возможности» следует передать заказчику. А возможность вплоть до февраля 1865 года имелась.

И первый маршал в бой нас поведет

В этой связи, уместен следующий вопрос: а почему Мату-Гросу? Зачем начали вторжение именно в эту провинцию, потенциально богатую, но на тот момент совершенно дикую, без дорог и вообще без чего угодно? Совершенно безумную версию про «захватить часть бразильского побережья и построить там порт» (есть и такая) отметаем в связи с отсутствием у Мату-Гросу выхода к Атлантике. И насчет «прорваться в Риу-Гранди-ду-Сул, а оттуда в Уругвай» тоже отметаем, ибо крюк получается невероятный, да и сельва Мату-Гросу в те времена была абсолютно непроходима для арты и конницы.

По всему поэтому многие пишущие полагают декабрьский удар на севере ненужным, ошибочным и абсурдным, кое-кто называет его даже «фатальной ошибкой», однако на самом деле, не совсем так. Оккупация Мату-Гросу, легкая и почти бескровная, небольшими силами и с участием не самых лучших частей, во-первых, взбодрила никогда ранее не воевавших солдат, , а во-вторых, как рассуждали в Асуньсоне, создала предпосылки для торговли с Рио. Дескать, оставьте в покое Уругвай, а мы уйдем с вашей земли. И вот тут-то, — в предположении, что с Рио можно договориться, — Мariscal (Франсиско Солано получил от Конгесса звание «маршал» ) допустил первую свою серьезную ошибку, а из первой самым естественным образом проистекала и вторая.

Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять: спасать Уругвай, не имея с ним общей границы, никакой возможности нет сейчас, и тогда, когда Парагвай был сильно больше, возможности тоже не было. Единственный путь лежал через провинцию Коррьентес, граничащую с Риу-Гранди-ду-Сул, за которой уже лежали земли союзника, а там уже рукой подать и до Монтевидео. Всего примерно семь сотен километров по идеальной для марша местности. Но Аргентина формально к конфликту отношения не имела, о «сговоре троих» Марискаль ничего не знал, — и вел сложную дипломатию.

А что? У него были весьма пристойные отношения лично с Митре, он имел все основания считать, что дон Бартоломе помнит старое добро, и разрешит проход . На случай же, если не разрешит (мало ли что?), имелся и туз в рукаве: старые и прочные контакты с «федералистами», — а уж те были на либералов из Байреса и их местных марионеток, мягко говоря, злы. За полное оттеснение их от власти в провинциях, за террор, за голову «Чачо» на пике, и много еще за что, — и вот с Хусто Уркисой, бывшим президентом Конфедерации, безусловным лидером и непререкаемым авторитетом «федералистов», у сеньора Лопеса отношения были еще лучше, чем с Митре, и переписка велась издавна.

Что интересно, переписка эта сохранилась. Но не вся. Именно из писем осени 1864 года, к сожалению, известно только одно, и следует из него, что парагваец предельно аккуратно прощупывал позицию дона Хусто по «известному вопросу», а дон Хусто тепло, но беспредельно уклончиво соглашался. Да, с Уругваем поступают по-скотски, помочь нужно, и лично он, как лидер «федералистов», не осудит тех своих единомышленников, которые по своей охоте присоединятся к парагвайцам.

Но с оговоркой: появление войск сеньора Лопеса на территории Аргентины не должно выглядеть, как агрессия. В связи с чем, нужно все же просить разрешения у сеньора Митре, а если таковое не будет дано, перед стартом выпустить декларацию, подробно разъясняющую аргентинцам, что против них Парагвай ничего не имеет. Рекомендации звучали логично, и сам Mariscal, похоже, рассуждал в том же духе, поскольку первый его запрос о проходе в Байресе получили еще в сентябре 1864 года, до вторжения в Мату-Гросу, когда Империя еще даже не объявила официально, что воюет с «белыми».

Митре, однако, на письмо (а также на все остальные письма, общим числом четыре) отвечал с длинными задержками, невнятно, прося дополнительно объяснить то и сё, а тем временем Мату-Гросу оказался под контролем парагвайцев, зато в Уругвае дела у «белых» становились все хуже. И наконец, в середине февраля, когда Монтевидео капитулировал, президент Аргентины высказался конкретно: нет, нет и нет. Аргентина строго нейтральна, никакие иностранные войска пропускать не намерена, а намеки сеньора Лопеса на то, что бразильцев-то пропускала, он, Бартоломе Митре, оценивает, как клевету.

Вот это уже был всем ударам удар, еще до начала серьезной кампании, и оправдывает Марискаля, еще раз повторю, только незнание о факте сговора 18 июня. Но сколько ни оправдывай, а теперь, после «покраснения» Уругвая, расклад, казавшийся идеальным, стал весьма пасмурным. Ибо исчезла возможность получить из Европы мониторы. Их в Монтевидео, ставшем враждебным, теперь просто не приняли бы. Да и Наполеон после того, как «красные» стали законной властью, распустил  экипажи, — он тяжко увяз в Мексике, и вторая война в Америке ему была совершенно не нужна.

Естественно, такое развитие событий радовало людей в Лондоне. Правда, — отметим в скобках, — следует отдать сэрам должное: определив случившееся, как форс-мажор, всю полученную от Лопеса сумму, до последнего фартинга, верфь вернула в банк, на счета заказчика, — но зачем воюющей стране деньги, на которые ничего нельзя купить, а купленное нельзя доставить? Англичане же объявили на выморочные мониторы тендер, и их тотчас купила Бразилия, по повышенной цене и на взятый у Англии займ. Скобка закрывается.

Малой кровью, могучим ударом

Теперь, когда первоначальный план рухнул, Лопес принял решение реализовать план “В”. Естественно, руководствуясь здравыми рекомендациями сеньора Уркисы. 3 марка в Байрес направился лейтенант Сиприано Айяла с крайне учтивой нотой,  детально обосновывающей необходимость прохода парагвайских войск по территории Аргентины и полными гарантиями неприкосновенности аргентинских интересов, а также компенсаций. Определялся и срок начала вторжения: 18 марта.

В приложении перечислялись пункты, дающие основание Парагваю в любом случае считать виновником войны не себя: (а) отказ  предоставить Буэнос-Айресу  право прохода для освобождения оккупированного бразильцами Уругвая; (б) помощь мятежникам в свержении законного правительства Уругвая; (в) сговор с бразильскими агрессоврами; (г) формирование с разрешения Митре т. н. Парагвайского легиона; (д) клевета в прессе Байреса на Парагвай и его президента.

Все это более чем соответствовало истине, однако  президент Аргентины, получив ноту 12 марта, положил ее под сукно, не поставив в известность даже самых близких людей. И только 15 апреля (через 20 дней после официального объявления о вторжении в соборе Асунсьона и через 3 дня после того, как войска полковника Венсеслао Роблеса заняли город Коррьентес) дон Бартоломе объявил о «коварном нападении без объявления войны» и провозгласил лозунг дня: «Через 24 часа – в казарме, через две недели – в Коррьентес, через три месяца – в Асунсьоне!». А  что война была все же объявлена по всем правилам, выяснилось только 9 мая. С пикантным объяснением «нота затерялась среди бумаг».

«Многоходовочка» Митре сыграла свою роль в Байресе, где либералами были все, и в нескольких больших городах, где население привыкло верить прессе, «которая честная». Откликаясь на призыв «Все на борьбу с коварным врагом!», сотни юношей, в том числе, из лучших фамилий кинулись записываться в новые полки, «защищать честь Родины, низвергать тирана и освобождать порабощенный Парагвай».

А вот реакция провинции была совершенно иной. Там публично осудить парагвайцев посмели разве что  совсем уж упоротые фанатики-либералы, зато абсолютное большинство населения глубинки выражало «агрессорам»  понимание и симпатию. В Коррьентес же, где полковник Роблес сразу огласил манифест Марискаля, — дескать, не бойтесь, братья, мы пришли, как друзья, идем на помощь братскому Уругваю, но готовы и вам помочь избавиться от террора либералов, — «федералисты», выйдя из подполья, создали временное правительство провинции и начали формировать армию.

Все получалось как нельзя лучше. Добровольцы, мечтавшие поквитаться с Митре за Павон и террор, шли сотнями. Однако, учитывая патриархальность «федералистского» мышления, где было четко расписано, кто старший, кто младший, все ждали слова или хотя бы молчания сеньора Уркисы. В Байресе со страхом, опасаясь, что дон Хусто решит совместно с парагвайцами взять реванш, в провинциях с нетерпением и надеждой.

«Не волновался в эти дни только сам Митре», — напишет позже Марио Лусио Луке, и 28 апреля, когда из уст губернатора Энтре-Риос прозвучало: «Я солдат, и я подчиняюсь воле президента. Защита Родины превыше всего. Приказывайте!», многие предположили, что дон Бартоломео знал об этом заранее. Что, на мой взгляд, более чем возможно. Во всяком случае, дон Хусто в тот же день был назначен командующим Армией Авангарда (5000 бойцов), получив приказ ее создать, и очень скоро оправдал и переоправдал доверие, собрав в лагере у реки Басуальдо более 8000 штыков и сабель, — однако в итоге бесспорный доселе авторитет Уркисы начал тускнеть.

Вновь в скобках. Впервые сомнения в вожде появились у «федералистов» после Павона, когда дон Хусто уйдя с поля боя, когда сражение было уже выиграно, подарил портеньос победу, а затем, сидя в Энтре-Риос, куда либералы не пошли, спокойно смотрел на свержение «федеральных» губернаторов в соседних провинциях и лютый террор в провинциях «внутренних». Из уст Хосе Эрнандеса, поэта, воина и политика, тогда впервые прозвучало даже слово Traidor (предатель), но поверить в такое никто не мог, и сам Эрнандес вскоре публично извинился, признав, что он не располагает полной информацией, а стало быть, у лидера были какие-то свои, очень важные соображения. В итоге, при таком мнении остались очень немногие, и не первого уровня.

А вот сейчас вслух заговорили даже близкие у Уркисе офицеры из числа «нового поколения». Например, Рикардо Лопес Хордан, «кентавр» уникальной храбрости, любимец всей пампы Энтре-Риос, разослал  открытое письмо, хлещущее наотмашь: «Вы зовете нас воевать с Парагваем. Никогда, генерал: эти люди наши друзья. Прикажите идти против либералов из Буэнос-Айреса, против их прислужников, против подлых бразильцев. Мы готовы. Они наши враги, и пепел Пайсанду жжет наши сердца!». На следующий день похожее письмо опубликовал Хосе Эрнандес, «душа Междуречья». Неделю спустя появилось «Письмо Тринадцати»; чертова дюжина подписантов, популярных молодых caudillos провинции откровенно заявили: «Если этот марш не против Митре, мы не сядем на коней!».

Тем не менее, старые понятия и старые связи пампы, старая ее иерархия сыграли свою роль. «Старое поколение», которому привычно подчинялись гаучо, ориентировалось на Уркису, а дон Хусто, собрав в конце мая на своем ранчо самых уважаемых «федералистов» Коррьентес, зачитал им письмо из Байреса. Дон Бартоломе извинялся за перегибы, взывал к патриотизму и гарантировал, что если «федералисты» забудут старые обиды и «выступят на защиту Родины», они смогут вернуться к власти в своей провинции. Лично от себя Уркиса рекомендовал прислушаться к призыву сеньора Митре.

На берегу очень быстрой реки

Небольшое отступление. Чтобы вовсе уж закрыть вопрос о «предательстве», позволю себе сказать, как думаю сам. Что дон Хусто и дон Бартоломе играли на пару, как минимум, после Сепеды, на мой взгляд, бесспорно, и с точки зрения «федералистов», да, видимо, Traidor. Агент под прикрытием. Точка.

Так считают и истории провинции Энтре-Риос. Однако байресские ученые имеют на сей счет иное мнение. «Все, что делал Уркиса, — пишет, например, Мигель Луна, — не следует рассматривать с точки зрения обычной морали. Он стремился к единству страны и понимал, что единство это возможно только под эгидой Буэнос-Айреса. В отличие от многих, он не болел провинциальным патриотизмом, а был патриотом Аргентины».

Что ж, не исключено. Более чем не исключено. А может быть, все и куда прозаичнее, — в письме Митре говорилось и насчет снижения центральных пошлин на продажу скота в Бразилию, — но так или этак, приток пополнений в ряды аргентинских союзников Парагвая резко понизился. Хуже того, в пампе началась маленькая война «федералистов за Байрес» с «федералистами за автономию», и положения парагвайских войск от этого не улучшилось, напротив, пришлось наводить порядок там, где совсем этого не хотелось.

В начале мая несколько отрядов, посланных Венсеслао Роблесом на юг, очистили пампу от неприятеля до самой границы провинции, 10 мая, несколько раз перейдя из рук в руки, осталась за парагвайцами Пальмира – ключевой городок на границе Коррьентес и Энтре-Риос, а 25 мая аргентинцы, поддержанные бразильскими судами и либеральным подпольем в городе, отбили Коррьентес.

Правда, ненадолго: уже 27 мая парагвайцы вернулись, и теперь уже не такие дружелюбные, как раньше. Ввели комендантский час. Обычных горожан, в общем, не тронули, но пойманных либералов, участников восстания, судили военным судом и расстреляли. Семьи бежавших арестовали и увезли в Асунсьон, — где отдали на попечение матери президента, и они ни в чем не нуждались, но пресса Байреса подняла дикий вой о «бедных дамах, похищенных дикими индейцами», и любви к парагвайцам это, конечно, не добавило.

Тем временем, к Коррьентес подтягивались дополнительные силы. С севера, из Парагвая, шел почти весь военный флот Лопеса и транспорты, битком набитые подкреплениями. Фактически на фронт отправилась вся регулярная армия, 38 тысяч штыков и сабель при огромном артиллерийском парке, — и первые 12 тысяч (отборные из отборных, под командованием полковника Антонио Эстегаррибиа, любимца «тирана»), согласно плану, разработанному еще до войны, немного передохнув, двинулись на юг, в Уругвай.

С юга же по той же Паране двигалась бразильская эскадра, — и 11 июня состоялось первое из больших сражений войны, речной бой около устья реки Риачуэло. Решалось очень многое. Победа открывала гигантской армии Роблеса прямой и легкий путь к океану, к Монтевидео, поражение же многократно затрудняло положение Парагвая, резко снижая шансы на окончательную победу.

И победили бразильцы. Их флот был гораздо лучше, их моряки гораздо качественнее, и никакие орудия, и никакая отвага «пираний» (парагвайская морская пехота, почти полностью полегшая в этом бою) ничего не смогли изменить. Правда, имперская эскадра, тоже сильно потрепанная, ушла вниз по реке и Коррьентес остался в руках Роблеса, но назвать это успехом не решился бы никто: потери бразильцев были восстановимы, а Парагвай с этого момента потерял надежду прорваться к Атлантике водным путем.

Что ж, как вышло, так вышло. Теперь вся ставка была на армию: колонна парагвайцев продвигалась по пампе бульдозером, сметая на своем пути все, и к концу июня уже достигла берегов реки Уругвай, взяв курс по правому берегу, вниз по течению, к границам Banda Oriеnttal, причем в какой-то момент полковник Эччегаррибиа разделил свои войска: оставив на правом, аргентинском берез 3000 солдат, в том числе всех аргентинских и «белых» уругвайских союзников во главе с майором Педро Дуарте, сам перешли на левый, бразильский берег, в Риу-Гранди, и две колонны пошли параллельно, не теряя друг друга из виду, с целью занять как можно более укрепленные города как можно южнее, укрепиться там и ждать подхода основных сил.

Опасность была слишком очевидна, чтобы ею пренебрегать, и Митре 24 июня приказал Армии Авангарда выступать на перехват, но тут случилось нечто неожиданное: 3 июля, узнав  на смотру, против кого их ведут (раньше рядовым об этом никто и не думал сообщать), войска Уркисы, предполагавшие, что война идет против Байреса, взбунтовались. Ногами. То есть, начали просто разбегаться, не желая воевать с теми, кого они считали естественным союзником ради тех, кого считали естественными врагами, — и полковник Рикардо Лопес Хордан, к которому они , очень его уважая, обратились за советом, ответил солдатам в стиле «Бери шинель, иди домой».

За пару дней Армия Авангарда похудела на две трети. На что либералы отреагировали взрывом бешенства, требуя послать конницу и расстреливать беглецов, а первым делом поставить к стенке полковника Хордана. В принципе, Уркиса, «расстрельщик» по натуре, возможно, так бы и поступил, но пришел запрет из Байреса дон Бартоломе приказал дону Хусто сделать вид, что ничего не случилось.

Вполне логично: Митре, амбициозный, но посредственный военный, был великим политиком, и хорошо понимал то, о чем Кармело де Уркиса, сын дона Хусто, писал в это время отцу: «Имейте в виду, padre, они на грани. Ваше слово уже для них не железо. Если они сейчас уйдут, дезертирство обернется мятежом. Причинить вред Рикардо – укрепить парагвайцев всей нашей конницей».

Так что, на сей раз обошлось. А вот в ноябре, когда 6000 «кентавров», с огромным трудом, чуть ли не силком собранные в лагере Толедо, вновь ударились в бега, Уркиса показал характер, приказав расстреливать дезертиров, что вызвало реальное сопротивление, подавленное при помощи бразильских и уругвайских войск, — но вернуть беглецов не удалось.

В итоге, всего на войну из Энтре-Риос удалось погнать около 800 душ, и мало кто вернулся, Уркиса же, которого пампа после событий в Толедо именовала только Traidor, вернулся в свою резиденцию, и далее «выступал в качестве поставщика  союзникам говядины». От его былой репутации не осталось почти ничего, и кровников у него появилось много.

Это, однако, потом. Позже. А пока что всеми правдами и неправдами удержав около двух тысяч бойцов, дон Хусто дождался подхода Венансио Флореса с тремя тысячами уругвайских «красных», по своей инициативе сдал ему командование, и они, уже вдвоем, начали подтягивать мелкие отряды, дожидаясь бразильцев, без которых идти навстречу войскам Эччегаррибиа было самоубийством.

Продолжение следует.

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме