16102017Популярное:

Танго В Багровых Тонах (29)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.

Тигрятник

Итак, Росас ушел, — и гордый победой Уркиса, вопреки ожиданиям, повел себя весьма сдержанно. Ни казней, ни репрессий вообще. Напротив, трижды, в воззваниях от 4, 21 февраля и 17 марта провозгласил: «Ни победителей, ни побежденных, сотрудничество всех политических партий и течений, организация страны в федеральную систему». Поскольку сводить счеты означало залить кровью весь город, нешуточно по «тирану» скорбевший, не позволили себе озвереть и вернувшиеся эмигранты-«унитарии».

Город и население  объявили «коллективной жертвой», а виновником всех бед — «чудовище Росаса», повесив на него 2354 смертных приговоров, вынесенных всеми судами за 20 лет (в том числе, около 200 за политику) и 5000 «невинных жертв» (реально на два порядка меньше). А также, — гулять так гулять,- и 16 тысяч погибших за весь период гражданских войн (включая и убитых его врагами). Правда, отвели душу на давно распущенной Mazorca: арестовали бывшее руководство и актив, судили, расстреляли пятерых публично, десятка два втихомолку, кого-то посадили, — и всё.

Но это через год, и уже своими силами, а пока новый национальный лидер «перезагружал» лично, для начала назначив временным губернатором пожилого юриста Висенте Лопеса-и-Планеса, автора национального гимна, при «тирании» сидевшего в «моральной оппозиции» на должности главы Верховного Суда, а затем распустив Ассамблею и назначив новые выборы, подготовка к которым шла в развеселой атмосфере пира дорвавшихся победителей. И вот в ходе этой пирушки выяснилось, что Росас никуда не делся. Вернее, его стало двое.

Чтобы понять, необходимо вспомнить, чего хотел «Тигр». А «Тигр» хотел, чтобы Аргентина была единой и все провинции равны, но при этом Байрес оставался при своих привилегиях, на правах самого сильного диктуя свою волю чертовой дюжине бедных сестренок, и в этом смысле, безусловно, прав Эдуард Гибсон: «Преисполненный горькой иронии урок, который пришлось усвоить провинциям за время существования Аргентинской конфедерации, состоял в том, что, пережив десятилетия борьбы с Левиафаном унитарной системы, они оказались в плену у гегемона федеративной системы»,

что, в сущности, всего лишь перепев давно уже, до битвы при Касеросе, отметил проницательный Доминго Сармьенто: «[Росас] создает для собственной выгоды унитарную систему, которую Ривадавия хотел использовать для общего блага. Сегодня все эти мелкие каудильо из глубинных провинций, униженные и опозоренные, дрожат от страха, опасаясь прогневать его, боятся вдохнуть и выдохнуть без его на это согласия. Идея унитариев воплощена в жизнь».

И действительно: «Тигр» не правил Аргентиной, но тем не менее он на двадцать лет гарантировал Буэнос-Айресу гегемонию над тринадцатью провинциями, управлявшими собой автономно. Все, что он делал, служило единственной цели: сохранять такое положение в постоянной стабильности. Но не бывает стабильности навсегда, и в результате, это неразрешимое противоречие, не позволяя ему, аки Буриданову ослу, сделать выбор, превратило «Тигра» в фактор застоя, обреченный на уход.

Теперь ситуация изменилась, но проблемы остались, даже усугубились, однако новое время принесло новые понятия и вынесло на гребень новых людей. И дело не в том, что по провинциям пронеслась волна переворотов, — мелкие «уркисы» сбрасывали мелких «росасов», — это понятно, и для нас не очень интересно; гораздо интереснее, что новые власти Байреса, отпраздновав и приступив к делам, внезапно выяснили, что появились проблемы с самоидентификацией. Ибо грани между былыми «унитариями» (теперь они именовали себя «либералами» ибо ведь боролись за свободу!) и «федералистами» истончились до полной незаметности.

«Старые унитарии», десять лет отсиживавшиеся в Монтевидео, в основном, подросшие дети традиционных caudillos и глав их лидером «больших торговых домов», — их лидером был Валентин Альсина, — как и Росас, видели будущее Аргентины только под опекой Буэнос-Айреса, а Буэнос-Айрес, как и при Росасе, «первым среди равных». Со своей конституцией и своими (только для себя) таможнями. Однако, в отличие от Росаса, готовы были, если такой вариант окажется невозможным, плюнуть на единство и увести провинцию в свободное плавание. То есть, в новых условиях, считая себя «унитариями», оказались, по сути, «ультра-федералистами».

Очень традиционная, очень местная, очень понятная позиция, — но далеко не все «либералы» с нею соглашались. Новое поколение, выходцы, в основном, не из элиты, а из семей попроще, и не всегда портеньос, видели будущее иначе. Они тоже, как Росас, да и группа Альсины, считали, что центром объединения должен стать Байрес, — потому что только мы крутые и прогрессивные, и наша задача «создание нации, не считаясь ни с чем», провинции же дикие и отсталые, а caudillo вообще «варвары». Но при этом, в отличие от «Тигра», готовы были поступиться частью привилегий Байреса, и в отличие от «альсинистов», ни при каких обстоятельствах не допускали разрыва с Аргентиной.

Эта генерация политиков была напрочь лишена каких угодно сантиментов, признавая только «рациональный подход», — примерно как бразильские «позитивисты» несколько позже. Их было пока что не так много, но этот недостаток компенсировался активностью и наличием харизматических вождей. Например, полковник Бартоломе Митре, человек нового поколения (1821 г. р.), потомственный портеньо, убежденный унитарий, профессиональный эмигрант и участник битвы при Касерос, а кроме того, прекрасный публицист. А также его «тень» — Доминго Сармьенто, талантливый фанатик из провинции, чем-то неуловимо напоминающий (если кто помнит тургеневские «Отцы и дети») Евгений Базарова.

Такая разница подходов, тем более, что «альсинисты» легко находили общий язык с поклонниками Росаса, а «митристы» не хотели иметь с ними ничего общего, считая «пережитками», рано или поздно не могла не привести к расколу, но пока что обе фракции «либералов» объединяло наличие общего врага, который еще вчера был другом. Ибо они прекрасно понимали: при Касеросе сражались не две враждующие партии, это была битва «федералистов», грызня внутри стаи, по итогам которой старый волк проиграл, уступив место новому вожаку.

Разница заключалась лишь в том, что Хусто Уркиса, такой же «чистый федералист», как и Росас, но из глубинки, считал, что с привилегиями Байреса следует кончать без оговорок, «создавая нацию» не по вертикали, а по горизонтали, — а такая версия объединения не подходила не группе Альсины, ни группе Митре. Иными словами, казалось бы, заклятые враги Росаса теперь, став властью, обречены были стать его политическими наследниками. Просто потому, что превращения Байреса в «одну из провинций» не желал никто.

Так что, повторюсь, один Росас, утративший чутье, ушел со сцены, и на смену ему пришли два Росаса. Сиамские близнецы благополучно разделились, и казалось бы, умершая идея «Байрес понад усе!» налилась новыми силами. И на этом покончим с теорией. На практике же, 11 апреля состоялись выборы в Ассамблею, давшие победу, в основном, «альсинистам» (хотя и «митристы» в обиде не остались), после чего сеньор Висенте Лопес, уже законный глава провинции, уехал на север, в город Сан-Николас, куда генерал Уркиса созывал губернаторов, дабы обсудить вопрос, как нам теперь обустроить Аргентину.

Господин Великий Байрес

Естественно, съезд прошел в теплой дружеской обстановке. 20 мая съехались, десять дней пообщались, 31 мая подписали. В целом, все единогласно. Создали временное правительство, — Директорию, — во главе с генералом Хусто Уркисой, договорились объединить провинциальные войска в «национальную армию» во главе с ним же. И главное, определили дату и место Учредительного Конгресса, чтобы разработал и принял конституцию, — в августе, в Санта-Фе, по два делегата от каждой провинции, невзирая на количество жителей, с неограниченными полномочиями.

А вот насчет Байреса покричали изрядно. Самые горячие головы требовали «федерализации» побежденного города (то есть, превращения его в общую собственность) и ликвидации всех привилегий провинции прямо сейчас, и вариант, в общем, понравился, но не приняли, ибо проголосовать «за» легко, а вот вторично выиграть битву при Касеросе, не имея в рукаве бразильцев, куда сложнее. Поэтому сошлись на компромиссе: город остается столицей провинции, но таможня становится «национальной», а доходами с нее будет ведать Главный Директор, с чем согласился и губернатор Висенте Лопес.

Соглашение, объявленное «обязательным к исполнению», с юридической точки зрения было, однако, филькиной грамотой, о чем сразу же, как только пришли новости, завопили все СМИ Байреса, а популярная El Nacional, газета Бартоломе Митре, и вовсе рубила сплеча: «Народ не может подчиняться тому, кто нарушает закон. Угнетение сегодня означает освобождение завтра, так было, есть и будет. Пусть нынешняя власть задумается о том, что народ, в конечном счете, побеждает всегда». Чуть осторожнее, но в том же духе вещали и прочие, и вот в такой непростой ситуации в город вернулся губернатор, а вместе с ним, чтобы поддержать, прибыл и лично грозный дон Хусто.

Предполагалось, что само присутствие Главного Директора, известного крутым нравом, заставит говорунов замолчать, — но это оказалось ошибкой. Совершенно не думая о последствиях, Бартоломе Митре гремел в Ассамблее, разъясняя всем, кто еще не понял, что: во-первых, губернатор Лопес не имел полномочий распоряжаться имуществом провинции, а во-вторых, воля Уркисы, предложившего подписать, таким полномочием не является, напротив, является признаком деспотизма, подчиняться которому нельзя. В третьих же (об этом оратор говорил не прямо, но прозрачными намеками, и его прекрасно понимали), провинции намерены ограбить Байрес. Причем нагло, лишив возможности защищаться законными методами. Ибо всего два делегата, как от какого-нибудь Жужуя, — а что они могут против жадной стаи из двух дюжин «варваров»?

Не согласиться с доводами дона Бартоломе было невозможно, он, по сути, озвучил мысли большинства. Аргументы защитников соглашения («Я люблю мой родной Байрес, но моя страна Аргентина!») на фоне явной перспективы утратить доходы как-то не звучали, и 22 июня Ассамблея, вдохновляемая гигантской толпой, собравшейся на площади, и негромким сочувствием гарнизона, наложила «вето» на подпись сеньора Лопеса под «Сан-Николасом».

Это означало вотум полного недоверия губернатору, к вотуму, подав в отставку, присоединилось большинство министров, и на следующий день обиженный глава провинции положил на стол заявление «по собственному желанию», а временно исполнять обязанности Ассамблея поручила пожилому аполитичному генералу Мануэлю Пинто, исправно служившему при всех властях.

Уркиса отреагировал мгновенно. Уже 24 июня «временный губернатор по версии Ассамблеи» получил от Главного Директора жесткое письмо: «Я считаю случившееся проявлением недопустимой анархии, и я воспользуюсь своими правами, чтобы спасти Родину от демагогии, как уже спас ее от тирании», и потребовал восстановить сеньора Лопеса в должности.

Сеньор Лопес, однако, не смог сформировать правительство, — Ассамблея отказалась утверждать тех, кого он предложил, — и вновь подал в отставку, перед тем, однако, назначив двух делегатов на Учредительный Конгресс. После чего Хусто Уркиса распустил Ассамблею, закрыл все газеты, кроме официозной El Progreso, и взял на себя руководство провинцией, тотчас показав характер: три десятка особо буйных пошли под арест, а лидеров «бунтарей», — Альсина, Митре и Сармьенто, — за которых вступились послы Англии и Франции, выслали из провинции.

Фактически, Главный Директор ввел в городе осадное положение. На ключевые посты были назначены военные из Энтре-Риос и Коррьентес. 12 июля El Progreso сообщила о возвращении Росасу конфискованного имущества, 17 июля – о признании независимости Парагвая, на что портеньос не соглашались ни при «тирании», ни при «демократии», а 21 июля – о свободе речного судоходства, что «либералов»очень обидело, тем паче, что возражать они не могли по «идейным» соображениям. А уж «федералистов», откровенно  считавших новую власть «оккупантами», и того больше, — и между непримиримыми противниками на какое-то время возникло нечто вроде взаимопонимания.

В итоге, стало ясно, что переломить ситуацию можно только массовыми расстрелами, однако переступить порог дон Хусто не решился (а возможно, и не хотел). Байрес же, — и «хижины», и «дворцы», — начал мягкий бойкот. В итоге, «освободитель», пытаясь лавировать, 3 сентября издал декрет о помиловании арестованных и возвращении высланных. Очевидный жест доброй воли, с явным приглашением к диалогу, — но разговаривать с (по определению Доминго Сармьенто) «новым тираном», тем паче, чужаком, угрюмо молчавший город не собирался. Ну и…

Ну и, на рассвете 11 сентября, через три дня после отъезда Уркисы в Санта-Фе, где его приезда очень ждали, Байрес поднялся по набату. Отряды ополченцев прямо из постелей взяли под арест «чужеземных» чиновников, оставшихся на хозяйстве, а большая часть гарнизона, получив авансом жалованье за полгода вперед и премиальные (причем, жалованье было повышено в полтора раза, чего Уркиса не смог бы сделать ни при каких обстоятельствах) выступила в поддержку «справедливых требований народа».

В целом, при общем возбуждении, никого не убили, не ранили и даже не побили. Подразделения, сохранившие верность Уркисе, спокойно ушли из города на север провинции, где пребывал дон Хусто, а распущенная Ассамблея, собравшись, вновь избрала временным губернатором генерала Пинто, тотчас поручившего Валентину Альсине формировать кабинет, и дон Валентин, первым делом приказав раздать дополнительные премии войскам, отправил всем чиновникам провинции циркуляр: «Не выполнять никаких иных распоряжений, кроме исходящих от законных властей, управляющих в настоящее время».

Раздвоение сущности

Первой реакция Уркисы стало, конечно, рвать и метать. Но войск под рукой имелось мало, и потому, узнав, что командиры полевых подразделений, расквартированных в восставшей провинции, — все «росисты», сперва уволенные, а потом возвращенные, потому что никто, кроме них, не умел воевать с индейцами, — «революцию» поддержали, поход отменил. Приличия ради, правда, объяснив, что «народ выразил свою волю, которая священна».

Между тем, в Буэнос-Айресе сеньор Альсина встретился с делегацией «росистов», а еще не возвращенные на службу офицеры старого режима получили приглашение вернуться. Это назвали «политикой примирения во имя защиты общих интересов», и спустя пару-тройку дней губернатор Пинто официально заявил об отказе генералу Уркисе в праве представлять провинцию на международной арене, — то есть, о выходе Байреса из Конфедерации, — а делегатам, уехавшим на Конгресс, направили извещение об отзыве.

Ответ не замедлил. Главный Директор издал «Указ о таможнях», приравняв пошлины на товары, производимые в Буэнос-Айрес, к пошлинам на импорт, а 3 октября резиденцией правительства Конфедерации была перенесена в Парану, столицу Энтре-Риос. Репрессалия крайне жесткая, но бумеранг вернулся тотчас: в ответ Байрес просто-напросто увеличил вывозные пошлины на заморские товары, без которых все прочие не могли обойтись, и «Указ о таможнях» пришлось отменять.

Параллельно, 13 октября, Бартоломе Митре опубликовал программную статью «Принципы и предложения», объяснив, что портеньос восстали против лично «диктатора Уркисы», и подчеркнув, что страна должна быть единой «исключительно под руководством Буэнос-Айреса», сделал шаг к компромиссу: «Буэнос-Айрес же не вправе злоупотреблять выгодным географическим положением и заставлять жителей внутренних областей покупать товары на 40—50% дороже, чем они стоили привилегированным сынам провинции Буэнос-Айрес… Буэнос-Айрес должен явиться перед своими сестрами не со счетами торговца в руке, а с развернутым флагом свободы».

Итак, еще раз: группа Альсины силою вещей превратились в заклятых «федералистов», ставивших привилегии Байреса превыше всего и готовых объединять страну любой ценой, но ничем при этом не поступаясь, «митристы» же во имя единства страны готовы были поступиться частью привилегий, но при условии, что центром станет именно Байрес, как «очаг европейской культуры во мгле варварства».

Исходя из чего, Бартоломе Митре сумел настоять на отправке в Санта-Фе делегации с разъяснениями позиций, — однако ее просто не пропустили, и тогда Валентин Альсина, 31 октября избранный губернатором, принял решение действовать силой. Благо, бразильцев на сей раз не предвиделось, а войска «13 сестренок» особых опасений не внушали.

Однако получилось скверно: отряды эмигрантов, снабженные всем необходимым и запущенные в провинции свергать «маленьких уркис», были побиты, а знаменитый генерал Пас, посланный разгонять Конгресс в Санта-Фе, во многом соглашаясь с Митре, сделал все, чтобы поход под благовидным предлогом провалить. Так что, 20 ноября Учредительный Конгресс начал работу, но без делегации Буэнос-Айреса, провал же «рывка на север» имел хотя и не роковые, но неприятные последствия.

1 декабря в местечке Лухан генерал Иларио Лагос, один из самых верных солдат Росаса, поддержавший «революцию 11 сентября» поднял восстание против «некомпетентных унитариев». В оглашенной Декларации он призывал к отставке губернатора Альсины, как «авантюриста», замены его «компромиссным» лидером из военных и к отправке на признанию на Учредительный конгресс новой делегации. Чтобы все-таки двигаться к объединению, но при условии сохранения таможенной привилегии Буэнос-Айреса и категорической отмены идеи «федерализации» Байреса. То есть, компромисс, который, скорее всего, одобрил бы и сам «Тигр».

Идея понравилась. За сутки о присоединении в Лагосу объявили почти все офицеры, верные Росасу (или, как было сказано в Декларации, «идее федерализма»), — хотя разобраться в их мотивации (кто за идею, кто зп компанию, кто ради какого-то личного интереса) практически невозможно. Но как бы то ни было, 6 декабря мятежные войска атаковали город, с ходу заняв несколько кварталов в предместьях, однако там и застряли: действуя невероятно энергично, полковник Митре организовал отпор, и мятежники начали осаду.

Приняв на себя ответственность за случившееся, Валентин Альсина подал в отставку, однако капитулировать перед «военной оппозицией» Ассамблея отказалась; в этом вопросе оказались едины все фракции и группы. А поскольку вояки связались с Уркисой, их поддержали даже откровенные сторонники Росаса, сохранившие ему верность: их лидер, Лоренцо Торрес, в конце декабря даже стал премьером правительства при «вечно временном» губернаторе генерале Пинто, после чего осажденные попытались перейти в контратаку на юге провинции, где, как считалось, «росистов» недолюбливали.

Но, как выяснилось, «не росистов» на юге не любили еще меньше, и поддержки не случилось, зато случилась стычка при Сан-Грегорио, и стало ясно, что лучше сидеть в глухой обороне. Правда, сидели с комфортом, наблюдая, как лагерь осаждающих, где каждый warlord считал себя самым главным и умным, понемногу разъедают внутренние склоки. Больше того, были уверены в себе настолько, что в марте, когда Уркиса и Лагос попытались как-то поладить миром, выставили такие условия, — таможня остается за Байресом, а в Конгрессе не два депутата, как у всех, но десять, пропорционально удельному весу провинции, — что разговор не получился.

В таких условиях, Уркиса, сознавая, что осада исчерпывает себя, подогнал еще войска, а в апреле, понимая, что без морской блокады осаждать Байрес можно вечно, еще и флот под командованием американца Джонаса Кью, заодно через верных людей выйдя на командование флотом Байреса и предложив крупную взятку за переход «на сторону законности».

Впрочем, тягаться с портеньос в этом смысле не стоило. Буэнос-Айрес платил военным столько, что предавать было не рентабельно, зато м-р Кью, адмирал Конфедерации, получив на руки 26 тысяч унций золота, 20 июня сдал властям провинции свою эскадру, после чего уплыл в США очень, очень богатым человеком, а морская «пробка в горлышке» стала недостижимой мечтой.

1 мая Конгресс, наконец, принял, конституцию «аргентинской нации», которой  принесли присягу все провинции, за исключением Буэнос-Айреса, и на основе свежей конституции генерал Лагос провел «параллельные» выборы себя в губернаторы  по версии Конфедерации. Но это была чистая опереттка. Склоки усиливались, командиры ругались, к тому же, очень эффективно работали деньги, которых осажденные не жалели, армия понемногу разбегалась, и 12 июля 1853 года Уркиса снял осаду и увел с собой   остатки «военной оппозиции».

Позже, в январе и ноябре 1854 года, они попытались взять реванш, но были биты при Эль-Тала, а последняя, совершенно нелепая попытка показать себя в декабре 1855 года кончилось совсем уж скверно. Суровый губернатор Пастор Облигадо, убежденный «росист», объявил всех мятежных офицеров просто los banditos, подлежащими расстрелу без суда, и всех выживших после очередного фиаско в январе 1856 года просто поставили к стенке.

Но это уже были последние судороги «старого федерализма» Байреса. Мстить Уркиса (с 13 февраля 1854 года – официальный президент Конфедерации) не стал. Наоборот, 8 января 1855 года по его инициативе Конфедерация и Буэнос-Айрес, уже принявший собственную конституцию, подписали мирный договор, и ситуация надолго зависла, причем, пикантнее некуда.

С одной стороны: 13 провинций, считающих себя «нацией», с конституцией, парламентом и правительством в городе Парана, куда изредка приезжали иностранные послы и консулы, но ненадолго, потому что в провинциальной Паране было очень скучно, а в Байресе весело. С другой: Государство Буэнос-Айрес, совершенно отдельное от Конфедерации, но и не объявлявшее независимость, а признающее себя автономией некоей не существующей «Аргентинской Республики»…

Продолжение следует.

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме