16102017Популярное:

Танго В Багровых Тонах (11)

Продолжение. Ссылки на предыдущее здесь.

Революционный держите шаг!

Работая над данным томом, время от времени, естественно, заглядываю в «Очерки истории Аргентины» под редакцией В.И. Ермолаева, изданные Соцэкгизом в неимоверно далеком 1961 году. Книга толстенная, очень подробная, — хотя, в основном, конечно, про рабочее движение в ХХ век, но и про раньше кое-что есть, — и очень, очень идеологически выдержанная. Все по полочкам. Если прогресс, значит прогресс, и это хорошо. А если реакция, значит, реакция, и это плохо. Полутона исключены.

И вот читаю я, скажем, «15 апреля 1815 г. в Буэнос-Айресе вспыхнул реакционный мятеж. Непосредственное осуществление переворота взяли на себя реакционные члены кабильдо, а также комендант Солер с подчиненными ему воинскими частями», сравниваю с информацией из других книг, и убеждаюсь, что марксизм таки не догма. Потому что, да: и мятеж вспыхнул, и члены кабильдо взяли на себя, и комендант Солер подсуетился. По форме правильно, — а вот по существу… Впрочем, чтобы понять, вернемся немного назад…

Второй Триумвират, как мы помним, был ширмой радикалов из ложи «Лаутаро», расчистивших «левую» поляну под себя, фактически штыками навязавших Байресу своих людей и манипулировавших ими по собственному усмотрению, по собственному проекту, руководствуясь исключительно соображениями революционной целесообразности.

Однако и ложа была неоднородна. Были романтики типа Сан-Мартина, считавшие главной целью установление республики и освобождение всей Америки, были люди более прагматичные, желавшие просто подмять все провинции под Байрес, а были и «бешеные», бредившие немедленным установлением диктатуры и «святой гильотиной» во имя всего хорошего против всего плохого.

По ходу голосований на сходках одолевали то те, то другие, соответственно итогам голосований, тасовали триумвиров, пока в августе 1813 года из тени не выше уже известный нам Хосе Хервасио Посадас, человек очень немолодой, но крайне радикальный, поклонявшийся бюсту Марата и считавший, что ради реализации идеи «Байрес превыше всего!» всё дозволено.

Он был ни с какой стороны не марионетка, имел в ложе группу поддержки в лице «Друга народа» и «Прокурора фонаря», и быстро сделал Второй Триумвират, то есть, себя, самостоятельной силой. Менее радикальных (или чем-то опасных его влиянию) так или иначе устраняли под благовидными предлогами, как того же Сан-Мартина, отправленного в войска.

Как стало понятно позже, сеньор Посадас, после учреждения единоначалия занявший пост Директора (то есть, диктатора на год), вел дело к передаче власти своему племяннику, Карлосу де Альвеару, вместе с Сан-Мартином приехавшему из Англии и примкнувшему к радикальному крылу ложи. Делал он это умно, тонко и постепенно, поручая протеже яркие, но легко выполнимые задачи, повышающие его авторитет. Скажем, всю тяжесть осады Монтевидео вытянул на себе «умеренный» полковник Хосе Рондо, но когда стало ясно, что испанцы уже не могут сопротивляться, всего за несколько дней до сдачи города, генерала Рондо отозвали.

Так что, все лавры громадной, очень важной победы пожал Карлос де Альвеар, — а чтобы в армии не шушукались, дон Хосе получил генеральские эполеты и престижное назначение на пост командующего армией Северного Перу, заодно и покинув город, где стал лишним. Однако позже, когда вся подготовка к кампании была завершена, Директор вновь отозвал генерала Рондо, назначив командующим, естественно, все того же де Альвеара.

Вот только на этот раз не срослось: бешеная энергия, проявленная Хосе Рондо при подготовке к походу, снискала ему симпатии офицерства, и племянник директора, будучи уже в пути, узнал, что лучше не приезжать, после чего развернулся обратно, и был (еще одно важнейшее задание!) отправлен бороться с Артигасом. С чем, как мы уже говорили, тоже не справился, более того, накануне решающего боя  оставил армию и помчался в столицу, перехватывать власть из рук завершающего каденцию дяди.

И таки перехватил. В ходе хитрейшей комбинации: дядя ушел на три дня раньше срока, назначив племянника временно исполнять обязанности, а потом на заседании абсолютно ручной Ассамблее открытым голосованием, под присмотром собравшейся толпы «бешеных» новым Директором «избрали» Карлоса де Альвеара. По факту, это был переворот, но переворот, о котором даже ложа узнала лишь тогда, когда все точки уже стояли над всеми i.

Вот тут и началось. Новый Директор, совсем еще молодой, — 25 лет, — и совершенно не опытный (правда, за его спиной стоял дядя), немедленно взял быка за рога. Сразу после избрания Ассамблею распустили на месяц, а потом «забыли» созвать. Ввел цензуру, ранее Байресу неизвестную, и службу тайных осведомителей, чего раньше тоже не бывало. Аресты стали рутиной. Начались и расстрелы: какого-то армейского капитана, вполне «патриота», всего лишь за несколько нехороших слов в адрес лично нового руководителя поставили к стенке, вывесив затем тело на площади.

Город оцепенел, но это молодого Директора не волновало, поскольку опирался он на лично преданных ему офицеров, повышенных на два звания, и «бешеных», обрадованных первыми ласточками долгожданного террора. Однако вскоре началось брожение и среди радикалов: кто-то продолжал молиться на «нашего Кромвеля», но очень многих, всерьез мечтавшим о «равенстве и братстве»,

шокировала внезапно возникшая пышность (до сих пор в моде был подчеркнутый аскетизм), церемонии едва ли не испанского уровня и очевидная любовь де Альвеара к самой грубой лести. А уж официальное заявление, что-де, поскольку в Европе с революцией покончено, Байресу следует наводить мосты со Священным Союзом, большинство «террористов-теоретиков» и вовсе взбесило.

Тем не менее, город зажали в кулак, люди осмеливались разве лишь шептаться и разве что на кухнях. А вот вне города совсем иначе, и первым заявил, что в столице что-то очень не так сам Хосе де Сан-Мартин, в знак протеста против «странной, удивительной тирании» подавший в отставку.

Прошение де Альвеар, конечно, радостно удовлетворил, — да вот в Мендосе, столице созданной лично Сан-Мартином провинции Куйо, где своего губернатора очень любили, с таким поворотом дел не согласились, так что, временно исполняющего, прибывшего из Байреса, прогнали пинками, а полномочия Сан-Мартина подтвердили.

Неугомонный не дремлет враг!

Весть об этом стала искрой, упавшей в сухой хворост. Мятежи вспыхнули даже в абсолютно лояльных Байресу провинциях, вроде Тукумана, — а о Лиге и говорить нечего. Хотя де Альвеар пошел на невероятный шаг: в порядке «дружеского одолжения» сдал Монтевидео войскам Артигаса, а затем предложил признать независимость Восточного берега в обмен на уход из прибрежных провинций, — ответ лидера «кентавров» был краток: «no».

Не лучше завершилась и попытка получить поддержку из Парагвая: в ответ на предложение признать независимость провинции и передать 25 ружей за каждую сотню присланных солдат, да еще 20 пушек в бонус, д-р Франсиа не ответил ничего, в узком кругу сказав: «Ничтожество! Мушкеты за людей! Он осмелился предложить мне торговать моим народом!». И (редчайший случай) выругался.

В итоге, к концу марта, почувствовав, наконец, что трон шатается, — да и дядя подсказывал, что ситуация скверная, — де Альвеар направил в Лондон просьбу установить в Байресе протекторат. Некоторые аргентинские историки полагают это жестом отчаяния, другие уверены, что он вообще был «заряжен» на этот проект еще в Испании, но как бы то ни было в ожидании ответа необходимо было как-то держаться. А еще лучше хоть кого-то победить, чтобы утвердить себя, — и Директор направил лучшие свои подразделения в провинцию Санта-Фе, где сил у мятежников было мало, и победа казалось неизбежной. Но…

Но 3 апреля 1815 года, на посту Фонтесуэла каратели встретились с частями, направленными на побережье Сан-Мартином, и генерал Игнасио Альварес Томас, казавшийся Директору самым послушным, выстроил солдат и сообщил им, что «не намерен проливать кровь братьев по прихоти взбалмошного мальчишки, возомнившего себя корольком Ла-Платы». Солдаты восторженно взревели, и дон Игнасио, послав гонцов к Артигасу, направил в Байрес ультиматум: если Директор не подаст в отставку, он присоединится к Лиге, и вообще, разворачивает войска на столицу, чтобы «освободить ее от тирании».

Как только фельдъегерь добрался до Буэнос-Айреса, кабильдо ударил в колокол, и город восстал. Весь. На улицы вышли даже члены ложи, и даже «бешеные» Хулиана «Прокурор фонаря» Альвареса, а спустя пару часов к ним присоединился и гарнизон: полковник Мигель Эстанислао Солер, военный комендант, тоже устал терпеть беспредел, да и (как и генерал Альварес Томас) не простил позора, пережитого при капитуляции Монтевидео.

Шансов у «королька» не осталось вовсе. Сутки как-то выстояв (пара рот и «беспощадные» побрыкались), Карлос де Альвеар 11 апреля подал в отставку и укрылся на английском фрегате, доставившем согласие Лондона на уже неактуальный протекторат. Вот дяде повезло меньше: пробираясь в порт, он попался, и чудом не растерзанный, угодил на нары, и не один.

«Мятежники сразу приступили к расправам. Главный удар реакция нанесла по «Патриотическому обществу» и Ложе Лаутаро. Все видные деятели этих организаций были арестованы, изгнаны из страны или сосланы», — пишут по этому поводу авторы помянутых в самом начале «Очерков». В общем, конечно, можно сказать и так. Приступили. И нанесли. Без вопросов.

Но если точнее, то «прислужников тирана» позакрывали на месяц-два, максимум, на год, а кому-то (свои ж люди) даже дали возможность сбежать.По-настоящему крепко досталось только Хервасио Посадасу – аж 6 лет, причем пока сидел, 22 раза переводили из тюрьмы в тюрьму, — но там, видимо, было нечто такое, чего спустить уж нельзя. Хотя и он, даром что старик, отсидел, и вышел, и даже написал обстоятельные мемуары о том, как трагически его не поняли сограждане. И сограждане даже выписали ему пенсион.

В общем, «разгул реакции» заключался в том, что «бешеных» притормозили раньше, чем они довели дело до «святой гильотины». С точки зрения коллег из 1961 года, конечно, реакция, да еще какая, но лично я, прожив уже изрядно долгую жизнь, имею на сей счет особое мнение, — портеньос же, над такими тонкостями вряд ли задумываясь, начали формировать новую власть.

«Бешеных», понятно, вытеснили на обочину. Ложа ушла в тень как бы сама собой, сообразив, что натворила что-то не то, — однако в нее возвращались люди старого времени, здравые и грамотные, вплоть до Корнелио Сааведры. Ассамблею XIII года 18 апреля распустили, ибо абсолютно утратила и влияние, и смысл, и пару дней, как повелось, рулил кабильдо.

Обсудили, не учредить ли Третий Триумвират, из безупречных, включая Хосе де Сан-Мартина. Решили: нет. Как ни крути, нужно единое руководство, но новой схеме. Поэтому 20 апреля восстановили Директорию, но теперь уже не в виде одного «диктатора», а опять-таки «тройку»: Первый Директор – генерал Хосе Рондо ( «компромиссная» фигура), Второй Директор – тоже генерал, Третий Директор – опять-таки. Но уже без всяких неограниченных полномочий, под присмотром Контрольного совета.

А поскольку Numero 1 находился в Северной армии, временно исполняющим стал Numero 2, сеньор Альварес Томас, «победитель тирана», еще не знавший, что засидится аж на год. И начали подготовку к созыву Настоящего, не кукольного конгресса всех провинций, потому что ждать больше нельзя. Об этом четко заявил Сан-Мартин, и все признали, что иначе никак, поддержав и предложение начать равноправные переговоры с недовольными провинциями, — то есть, с Лигой.

Единогласно отменили декрет, ставящий Артигаса вне закона, послали Вождю официальные извинения, а чтобы он не сомневался в серьезности желания дружить, к письму приложили сюрприз: 13 генералов, воевавших против него при «тирании». Дескать, хоть казните, хоть милуйте, хоть с кашей ешьте. При этом, думаю, многие как раз и рассчитывали, что съест, ибо генералы были лишние, а пачкать рук никто не хотел. Артигас, правда, такого удовольствия портеньос не доставил, но об этом позже.

А пока в Байресе творились все это веселье, пока перетряхивали аппарат, пока вступали в должности и принимали дела, пока налаживали контакты с Лигой и так далее, до всего прочего руки, естественно, не доходили. И в результате, конец весны и все лето, — ключевые для успешной экспедиции в Вернее Перу месяцы, — были потрачены непонятно на что.

Ну как на что… Важность того, чем был занят Хосе Рондо, — все ж военные люди, — понимали прекрасно. Собирали деньги, готовили орудия, боеприпасы, муштровали людей, но не в экспресс-режиме. Считалось, что командующий так все хорошо подготовил, что дело терпит, — и в самом деле, оно долго терпело. Уже в мае 1815 года Северная армия заняла «серебряный» Потоси, раскручивая успех, двинулась дальше, одерживая мелкие победы и занимая мелкие города, а потом, 28 ноября при Сипе-Сипе удача решила не улыбаться.

Поражение было тяжким, и сеньора Рондо даже нельзя  винить. Его войска все-таки устали, а навстречу им вышла совсем свежая армия из Лимы. И дон Хосе был военачальником хотя и опытным, но обычным, местного разлива, — а маршал Хоакин де Песуэла, прибывший из Испании, считался лучшим из пиренейских генералов, что лично подтверждал сам герцог Веллингтон.

С этого момента портеньос потеряли Верхнее Перу. Пятилетняя эпопея, стоившая много денег и еще больше крови, закончилась, — началось время, когда Байрес уже не мог заниматься этим вопросом. Потоси и Ла Пас вновь, как было в старые времена, вернулись под Лиму, и освобождение туда пришло из Лимы, много позже, под знаменем Боливара. Для  Соединенных же Провинций главной задачей на севере отныне стало хотя бы не допустить прорыва воодушевленных донов в хоумленд.

Впрочем, с этим, раздергивая тылы и фланги, вполне успешно справлялись летучие отряды Мартина Мигеля де Гуэмеса, вождя гаучо, любившего, когда его называли «Северным Артигасом», но, в отличие от настоящего Артигаса, не имевшего политических амбиций. И вот теперь, раз уж об этом зашла речь, самое время вернуться на Восточный берег, о котором мы по ходу всех этих перегибов, пируэтов и парадоксов совсем забыли…

Продолжение следует.

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме