01122020Популярное:

Такие Разные «уходи!»

В Ереване сейчас очень неспокойно. Пока Никол, юркой крыской метнувшийся в посольство США, откуда уж точно не вытащат, строчит в Сети призывы ко "всем, кто верит" , обвиняя всех, кроме себя (но верят ему уже очень немногие), тысячи людей вышли на улицы, требуя: "Уходи!".  И  депутаты парламента (кроме его фракции "Мой шаг", — один в один "Слуга народа", — да и там,

среди грантоедов, начался разброд) требуют: "Уходи!". И могучая в Армении Церковь требует: "Уходи!". И генералы, на которых Никол пытается свалить вину, подают в отставку, — чтобы никто не назвал "путчистами", — требуя: "Уходи!"; но главное все-таки улица. Там, повторяю, сейчас собрались, тысячи людей, которых становится все больше. Настолько больше, что полиция,

имея очень жесткие указания "тащить и не пущать", в какой-то момент прекратила попытки разгона, а "безпека", попытавшись начать аресты, тут же передумала. Эти люди взбешены, эмоциональны, агрессивны, они страшны, как всякая толпа, — кто-то скажет, "как в Белорусии", — но это, в отличие от Белоруссии, не толпа, а народ. И думаю, есть удобный случай объяснить разницу…

Да, внешне похоже. С поправкой на южную эмоциональность и специфику момента, выглядит даже круче. Люди, потерявшие родственников на фронте, и люди, вернувшиеся с фронта, и люди, бежавшие со слитых территорий, действительно, похожи на стада "мирных протестующих" в Минске, — но есть одно важное различие: ереванское  "Уходи!" порождено оьщим на всех "Почему?".

Почему премьер подписал капитуляцию, не поставив в известность даже Президента? Почему наотрез отказывается объяснять случившееся? Почему за несколько месяцев перед конфликтом сделал заявление о возможности в крайнем случае нанести удар по азербайджанским нефтепроводам, тем самым огорчив их владельцев, но, когда этот самый крайний случай пришел, не сделал этого? И дальше:

почему премьер два года подряд злил мелкими пакостями Иран, самого надежного союзника РА, заставляя аятолл сомневаться в Ереване? Почему, дав гарантии, что при первой же угрозе Шуше и Степанакерту признает НКР, когда угроза возникла, не признал? Почему армия НКР на позициях не получала боеприпасы в должном объеме, а командиров, чьи предложения шли вразрез со "стратегией" журналиста Пашиняна,

никто не слушал? Почему Шушу сдали как раз тогда, когда противника выбили из города и над ним нависла угроза "котла"?? Почему, наконец, среди пунктов капитуляции прописан пункт о предоставлении Азербайджану коридора Баку-Нахичеван, охраняемого не армянами и фактически разрезающего Армению пополам, создавая реальную опасность потери Зангезура, претензии на который Баку выдвигал еще в 1920-м?

Этот, последний вопрос, между прочим, доводит людей до белого каления, — ибо такой коридор еще несколько дней назад рассматривался, как главный приз Азербайджану, если тот признает НКР, и что важно: поскольку речь идет о территории Армении, никто не мог обязать Никола отдать такой козырь противнику даром. Правда, этот, последний вопрос — единственный,

на который "пашиняновцы" пытаются отвечать: дескать, коридор Нахичеван-Баку был обязательным условием сохранения "коридорчика" через Лачин, то есть, связи остатков Карабаха с РА, — однако такой ответ вызывает очередной вопрос: почему существование "лачинского коридорчика" гарантировано только присутствием военных РФ, которая явно подыгрывает Эрдогану?

Видите, как много вопросов. Очень конкретных. Не о невыполненных обещаниях Никола, когда-то обещавшего все на свете, но обманувшего. Не о безработице, не о нищете, которые стали круче, чем раньше, — хотя раньше казалось, что круче некуда. Не о диктаторских замашках "главного демократа". Это ладно, как все, так и он. Но почему капитуляция и почему втихую? Тут не соскользнешь;

выйди сейчас Никол, — хотя бы на экран, — и дай вменяемый  ответ, — хотя бы на часть вопросов, не ссылаясь на "потом, после ратификации", когда уже будет поздно, — ситуация бы смягчилась. Но ответов нет. Вообще. И людей это бесит. А между тем, главное отличие человека от твари: умение задавать вопросы. И как бы ни выглядело скопление людей, если они спрашивают, — значит, они думают.

Понимаете? — думают. Не бегают по чьей-то шпаргалке, расписавшей, как бродить и что кричать, а сами, основываясь не на "эффекте толпы", а на хотя бы примерном Знании. И еще раз, — нельзя не повторить, — люди вышли на улицы не "по приколу", не сговорившись в чатиках, не потому что "надоел", нет: у каждого свое горе — кто потерял мужа, сына, брата,кто-то остался без кола-без двора,

кто-то провел много дней под огнем, не щадя себя, — и у всех общая огромная боль. А стало быть, у них, — всех вместе и каждого  в отдельности, — есть право, не услышав ответа, сказать "Уходи!" власти, которая ответить не может. Вернее, не хочет, потому что не может (пожизненное заключение не фунт изюма) признать себя кучкой предателей, выполнившей заказ тех, кто привел к власти Никола.

Впрочем, все это уже эхо прошедшей войны, которую теперь можно разбирать, как эпизод истории, —
но сравните ереванское "Уходи!" с минским,
и не спрашивайте меня впредь о разнице между толпой и народом

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме