28012021Популярное:

Тайны Одного Журналиста

Ситуация в Карабахе (Шушинский р-н) успокоилась. Одно из атакованных сел азербайджанские войска заняли, под вторым завязли, после чего азербайджанское командование перестало возражать против прибытия российских миротворцев, и теперь там разбираются на тему, кто, кого, как и что дальше. Но если на линии разграничения волна подулеглась, то про Ереван этого не скажешь. Там канкан в полном разгаре…

Прежде всего, поскольку подвергшиеся атаке села даже в турецко-бакинской версии оставались за армянами, звучат (и громко звучат) вопросы: что вообще происходит? — а в ответ: тишина. Лучшее из возможных объяснение этой тишины, как ни странно, заключается в том, что Никол  выпал из реальности. Что, в общем, не исключено (инфа поступает из источников и враждебных ему, и дружественных), но возникает вопрос:

только ли из-за неожиданного обострения на линии размежевания? Хотя, на самом деле, куда жестче: насколько это обострение было для премьера неожиданным? — а тут уже есть, из-за чего уйти в нирвану, потому что нынче "весь Ереван" живо обсуждает тему "5 миллиардов из Баку". Только не в конктексте слитого в Сеть давнего (2016) разговора бывшего президента Армении с президентом Белоруссии (этот слив общество, в общем,

восприняло спокойно, ибо там возмущаться нечем), а в связи с оглушительно громким вбросом, сделанным г-ном Минасяном, быв. послом Армении при Ватикане, по информации которого два года тому Пашинян через третьих лиц получал предложение о взятке в те же 5 миллардов в обмен на сдачу НКР. Доказательств никаких, только просьба объяснить, правда это или нет, но многие верят, потому что инфу г-на Минасяна подтверждают

и другие, с г-ном Минасяном  не дружащие, а главное: просьбу объясниться поддержало множество видных политиков, но ни сам премьер, ни его пресс-секретарь не отозвались. Не то, чтобы ушли в отказ, а просто исчезли с авансцены, — и это укрепляет подозрения. Более того, по мере поступления данных о "шушинских событиях" возникают новые вопросы, и нельзя сказать, что без оснований. Судите сами: по итогам войны, эти два села,

которые азербайджанцы не смогли взять, остались анклавами НКР на территории, возвращенной Азерайджану. Официально, со всем подписями. И вдруг: 9 декабря, ближе к вечеру, в эти села приезжают азербайджанские военные, вполне мирно требующие ухода армянских войск.  Поясняя: мол,  "Начальство договорилось, что эти села наши", а  они всего лишь выполняют приказ. Ясен пень, командование гарнизонов

звонит начальству, но начальство не в курсе,  в Степанакерте же и Ереване на связи сидят третьестепенные люди, которые тоже ни бе, ни ме.Азербайджанцы тем временем настаивают, к селам стягиваются немалые силы с техникой, и в конце концов, армянские солдаты открывают огонь, а азербайджанский контингент начинает наступление, понемногу переросшее в мааахонькую, но настоящую войну. Неудивительно,

что при таком раскладе, да еще и при полном нежелании премьера давать хоть какие-то пояснения  назойливые вопросики на тему "Почему не закупалось нужное?", "Почему Армения не задействовала свои войска?", "Почему не прислушивались к мнению опытных военных?" и еще много "Почему?",  докучающие премьеру,  силою вещей складываются в вопросище:  "Никол, о чем еще ты договорился?", и тут уж отмалчиваться —

ошибка хуже преступления. Ибо что можно журналисту, нельзя премьеру, а  Никол уже давно не  журналист, имеющий право на тайны, но как раз премьер, а тут никакая истерика не поможет:  дальнейшее молчание  превратит зыбкий вброс о "пяти ярдах" в  неприятное "общеизвестно", а то и "безусловно". Тем паче, что для "ереванского" клана, в отличие от предшественников, вопрос НКР никогда не был принципиален…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме