19042021Популярное:

Структура войны

Арест пензенского губернатора, демонстрация очередных сотен миллионов из его прикроватных тумбочек — это все, конечно, на публику. Есть и сугубо аппаратные вопросы.

Белозерцев буквально в сентябре прошлого года прошел через «выборы», на которых показал результат на уровне самого Путина — за 70 процентов. Не стоит обсуждать достоверность результатов выборов в России, доверие к её избирательной системе может демонстрировать жертва лоботомии (кстати, эта же жертва свято верит в действенность «Умного голосования», как будто считать проценты будут какие-то другие учителя средних школ, чем те, кто считает результаты, к примеру, Путина или Белозерцева. Или голоса за поправки в конституцию. Но это так, к слову)

Просто так на «выборы» попасть в России сложно. В братском Иране с демократией все в полном порядке, но все кандидаты проходят через сито Совета стражей конституции, который отсекает вообще любого, кто не соответствует идеологическим и религиозным установкам. А потому попасть в иранскую власть человеку, не согласному с теократическим фашизмом, невозможно по определению. В России такого прямого отсева нет (просто потому, что нет идеологии, а значит — и формализованных критериев), но сам по себе механизм недопуска работает почти как часы. Правда, в силу распада системы часы начинают работать всё хуже.

В любом случае будущий губернатор получает одобрение вышестоящих инстанций, которые выстраивают одним им известные балансы преступных кланов во власти. И буквально полгода назад Белозерцев вписывался в эти балансы, гангстерские группировки в Кремле расписали Пензенскую область в своих раскладах, и Белозерцев получил ярлык.

Проходит буквально полгода — и арест, отставка и утрата доверия. Отсюда вопрос — что такого за полгода произошло, что доверие и прохождение по всем инстанциям, давшим добро, сменилось на высочайший гнев? Не коррупция уж точно — все прекрасно понимают, что любой обыск у любого губернатора даст ровно ту же картинку. Скорее, даже гораздо более красочную, благо в нищей Пензенской области особо и не развернешься. 500 губернаторских миллионов — жалкая мелочь по сравнению с сумками отдельных полковников или генералов.

Судя по всему, путинская «стабильность» становится настолько нестабильной, что приходится проводить ее перебалансировку буквально на ходу. И арест Белозерцева — шаг вынужденный. И показательный. Дело здесь вот в чем.

Аппаратные войны, клановые войны, войны пустынных племен (или любая «игра престолов», в конце концов) структурно всегда выглядят одинаково. И у них всегда есть ключевая особенность.

Заключается она в том, что все эти войны крайне редко идут на уничтожение. Разгромить конкурента «начисто» — задача непростая. Даже не самого сильного. Победитель тратит на победу (особенно на решительную победу) значительный ресурс, а значит — на какое-то время сам слабеет. Чем, без сомнения, тут же воспользуются конкуренты, с удовольствием оценив слабость победителя.

Поэтому в обычной ситуации войны ведутся, скорее, виртуально — создаются и распадаются союзы, стравливаются конкуренты, но любая победа всегда носит тактический, сиюминутный, характер. В устойчивой системе довольно быстро возникает несколько макро-союзов, максимально сбалансированных по отношению друг к другу.

В такой системе и крупные, и мелкие группировки имеют свою ценность и каждая важна по-своему. Крупные кланы обеспечивают стабильность системы, а развитие ее происходит в соревновании друг с другом как раз на поле мелких — переманивая их или наоборот, стравливая друг с другом. Кстати, примерно этим занимался Советский Союз с Америкой в 20 веке, колониальные империи в эпоху колониальных завоеваний. Логика всегда одна.

Всё меняется, когда система входит в нестационарное состояние. Особенно, когда начинается период деградации, который всегда выглядит как воронка — чем ближе к краху, тем быстрее скорость распада. Возникает вопрос не выстраивания балансов, а банального выживания. И первыми под нож идут самые слабые. В любой цепи рвется всегда самое ржавое звено.

Мы сейчас находимся примерно в этом периоде. Крупные оргпреступные группировки режима начинают пожирать мелкие. Главный вопрос — захват ресурса для будущей схватки уже между собой. По всей видимости, Белозерцев как раз и попал в эти жернова. Здесь вопрос к разным кремленологам, с удовольствием вычерчивающих схемы, кто к какому преступному сообществу имеет отношение и в какой степени. Равно как и какие ресурсы у них находятся под контролем (скажем, с пензенским губернатором арестован и владелец местного биофармацевтического предприятия, имеющего крупные госзаказы на поставку вакцин — вполне возможно, что это всё очень даже связано). Нюанс в том, что теперь эти схемы теряют ценность.

Равновесие рушится. В расход идут мелкие криминальные кланы, а значит — крупные группировки уже готовы к войне друг с другом. И точно так же, как Роберт Баратеон, будучи номинальным королем Вестероса, никак не мог помешать Великим домам сцепиться в схватке, так же и местный фюрер ничем не сможет помешать своим бандформированиям начать войну не на жизнь, а на смерть. Скорее, когда придет время, как раз фюрера и уберут в первую очередь, чтобы получить карт-бланш на любые неконвенциональные действия.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме