02122021Популярное:

Страна-больница

Внедрение QR-кодов в общественных местах — это эффективный инструмент борьбы с распространением коронавируса, заявил глава Минздрава РФ Михаил Мурашко. «На данном этапе это эффективный инструмент. Большинство стран пошло по такому пути. Мы должны двигаться в том же направлении. Есть общие правила. В социальную среду допускаются лишь те люди, которые могут обеспечить безопасность себе и окружающим. Имеешь вакцинальный сертификат — пожалуйста», — пояснил федеральный министр.

Вопрос с введением QR-кодов, вне всякого сомнения, решенный. Письма в Спортлото и письма в разные присутственные учреждения с просьбой сочувственно отнестись к народишку и не вводить эти коды, имеют примерно равную смысловую нагрузку — то есть, никакую. Нужно понимать, что Россия — абсолютно несуверенное государство, и в данном вопросе полностью исполняет полученные указания. Вопрос стоит достаточно жестко: либо полное подчинение заданному курсу, либо судьба награбленных и вывезенных на Запад состояний и приобретенной там собственности. Несложно понять, какой выбор сделает российская знать.

То, что ковид, борьба с ним и внешний фон, на котором и вводятся QR-коды, это блеф, нет смысла говорить. Тот, кто это понял, это знает, остальные будут запугивать себя и окружающих страшной болезнью рассказами о знакомых. При этом уже не особо скрывается, что данные по смертности от ковида в Европе были чудовищно сфальсифицированы. Российский ЦИК по сравнению с этими фальсификаторами — сущий младенец.

В Италии Высший институт здравоохранения пришел к выводу, что из официально числящимися умершими от ковида 133 тысяч человек в реальности умерли от него 4 тысячи человек. За два года. Остальные умерли от иных причин и болезней, но имели при этом положительный тест. 3% реальной смертности от официальной. Аналогичный результат уже получен в Португалии: суд Лиссабона признал умершими от ковида 130 человек из официально заявленных таковыми 17 тысяч человек. 0,7% от заявленных данных.

Можно предположить, что для России при сохранении таких пропорций умершими именно от ковида в итоге окажутся не 250 тысяч, а от силы 3-5 тысяч человек на всю страну. За два года. Пускай даже 10 тысяч человек. Остальные — от любых иных заболеваний, хотя реальная причина смертности в России — разваливающееся здравоохранение. Вопрос во всех случаях один — в методиках подсчета.

Понятно, что кодирование людей с их безопасностью вообще никак не связано. С ковидом — тем более. Это вопрос контроля и только. Люди добровольно должны отказаться от реальных прав в обмен на фантомную безопасность. Задача власти — задавить любые сомнения в происходящем.

В любом случае QR-коды становятся реальностью. И не стоит полагать, что в России с ее привычным правовым нигилизмом ситуация будет полегче, чем во всяких Европах. Сам факт признания права власти на ликвидацию прав человека (в жесткой или мягкой форме) ставит крест на том, чтобы иметь возможность считать себя людьми. Выход один — борьба не с кодами, а теми, кто эти коды вводит. Власть в России перестала скрывать свою античеловеческую и антинародную сущность. В таком случае нужно перестать считать ее властью. Есть люди, захватившие государство силой и навязывающие силой народу свои решения. Нынешняя российская власть — это банда Басаева, захватившая больницу в Буденновске. А мы — ее заложники. Никак иначе рассматривать нынешнюю ситуацию нельзя. Остается последний вопрос — можно ли вести переговоры с террористами.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Recent Articles