21072019Популярное:

Сокровище России

В.С. Бушин

Газета «Коммерсантъ» и интернет сегодня сообщают: «При встрече с Путиным Зеленский начнёт разговор со статуса Крыма». Может быть. Но кто президенту Зеленскому сказал, что президент Путин захочет поддержать разговор о Крыме? На всякий случай я советую президенту Зеленскому перед встречей прочитать вот эту статейку о Крыме.

СОКРОВИЩЕ РОССИИ

В бесчисленных теледебатах, которыми нас ежедневно с утра до заполночь пичкают, то и дело речь заходит о Крыме. Украинские ораторы, как Вадим Трюхан, Вячеслав Ковтун, Вадим Карасёв, и заодно с ними наши доморощенные либералы, как Ксения Собчак, упрямо и рьяно твердят об оккупации, аннексии, захвате Россией чужой территории. Как же! Ведь Крым входил в состав УССР — Украинской советской социалистической республики СССР! Она стала таковой в 1922 году. Но как Крым там оказался? Путин уверяет, что это вина Советской власти в лице Н.Хрущёва. Ничего подобного! Да, ещё не минул год после смерти Сталина, как украинец Хрущёв в 1954 году в виде подарка России своей родной сестре к дню 300-летия их воссоединения передал Крым в состав Украины. Это было беззаконное антиисторическое самодурство вопреки конституции, но — в пределах же единого государства. Административное деление у нас и раньше в ряде случаев менялось. Например, когда-то несколько областей центральной России объединили в одну огромную Центральную чернозёмную область (ЦЧО). Однако она просуществовала недолго. А Крым и в составе Украины продолжал оставаться всесоюзной здравницей, доступной для всех граждан Советского Союза. Поэтому когда в 1964 году Хрущёва сняли, а его политику осудили как волюнтаризм, то один из самых грубых фактов этого волюнтаризма, дабы не щекотать украинцев, не подвергли пересмотру: Крым оставили в составе их республики. Ну, в самом деле, ведь как-то и неприлично брать подарок обратно.

Но совсем другое дело — Крым в составе независимой Украины. Когда она отделялась, Ельцин обязан был заявить: «Незалежности захотелось? Пожалуйста, но — без Крыма, верните незаконный подарочек волюнтариста, он превратился в нечто украденное». Но пьянчуга и не подумал об этом, он за бутылку пол-России мог отдать. А Кравчук наверняка ответил бы так: «Крым? Да заберите вы его обратно! У нас есть Диканька…»

Но сказать, что крымскую проблему создал Непросыхаемый, а не Советская власть хотя бы и в лице Хрущёва, никто из наших говорящих голов не смеет. Как можно-с! Ведь Непросыхаемый — крёстный отец президента, он ему в Екатеринбурге пирамиду Хеопса соорудили. Вот и молчат головы.

И Ольга Скобеева, и Роман Бабаян, и Владимир Соловьёв, — все повторяют одно и то же: за возвращение в состав России в 2014 году проголосовали 95% крымчан. Разумеется, это самый веский довод, необходимый и достаточный для признания законности возвращения Крыма в состав родной России, но почему-то никто из наших ораторов не попытался объяснить, из чего выросли эти 95%, на какой исторической почве они стоят. Так вот, Ольга и Роман, рассказали бы вы им кратко…

После распада Золотой Орды, которая больше двухсот лет хозяйничала на Руси, в 1443 году, как её осколок, возникло воинственное Крымское ханство, в 1475 году ставшее вассалом Турции. Его орды то и дело совершали опустошительные набеги на русскую землю. Это было сложное и трудное время. Сулейман Великолепный (1495–1465), владыка Османской империи, требовал у нас даже Астрахань и Казань. А весной 1571 года многотысячная армия крымских татар во главе с ханом Девлет-Гиреем опять вторглась на русскую землю. Это был последний набег, но какой! Известный историк Б.Г. Пашков пишет: «24 мая татары захватили Москву. Были подожжены деревянные предместья, и пожар перекинулся в город. Сгорело всё дотла, за несколько часов Москвы не стало. Уцелел один Кремль. Десятки тысяч человек погибли при пожаре, десятки тысяч были уведены в плен».

Естественно, что русские цари, как и все русские люди, хотели обезопасить свои земли, избавиться от буйного соседа и выйти к Чёрному морю. С этой целью было предприняли несколько походов в Крым. Всё это тянулось долго, но в результате русско-турецкой войны 1768–1774 годов по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору Крымское ханство перешло под покровительство Москвы, а в 1783 году кровью и потом русских солдат Крым окончательно присоединён к России. Обычное в мировой истории дело. В биографии какой из больших держав нет такой страницы? Америка всё прибрала, что рядом или близко лежало: Техас, Флориду, Аляску… В том же 1783 году был заложен Севастополь, ставши базой Черноморского флота.

А что на Крымской земле было после? Всего не перескажешь, но нельзя не вспомнить, что Россия неоднократно защищала и отстаивала это своё прекрасное и трудное сокровище.

Минуло всего сорок с небольшим лет после нашествия двунадесяти языков под водительством Наполеона, как Единая Европа вновь припожаловала к нам. И турки, конечно, тут как тут. И навалились на Севастополь с моря и суши. 349 дней и ночей в 1854 и 1855 годах жил он под огнём или в ожидании его. В Четвёртом бастионе служил 25-летний подпоручик артиллерии граф Лев Толстой, ещё никому не ведомый. Какой украинский письменник, господин Трюхан, на каком бастионе сражался за Севастополь? Обороной города руководили адмиралы Корнилов, Нахимов, Истомин. 5 октября 1854 года на Малаховом кургане погиб Владимир Алексеевич Корнилов. 7 марта 1855 года погиб Владимир Иванович Истомин. 28 июня 1855 года вражеская пуля сразила Павла Степановича Нахимова. Все трое похоронены во Владимирском соборе Севастополя. Кто из них был украинец? Есть на Украине такой храм-усыпальница героев Севастопольской обороны?

1920 год, ноябрь. В Крыму барон Врангель, генерал-лейтенант, сменивший на посту командующего Добровольческой армии бежавшего во Францию другого генерал-лейтенанта — Деникина. Это были остатки армии, но отнюдь не пустячные: свыше 23 тыс. штыков, около 12 тыс. сабель, 213 орудий, 166 пулемётов, 45 танков и броневиков, 14 бронепоездов и даже 42 самолёта. Изрядная часть всего этого — дары Англии и Франции. И что же? Южному фронту под командованием М.В.Фрунзе потребовалось десять дней, чтобы преодолеть ледяной Сиваш, прорвать укрепления и заставить остаток этого «остаток» вместе с множеством гражданских лиц бежать на французских судах в Турцию. Может быть, настоящая фамилия командующего Фрунзенко? Нет, у него русская мать Мавра Ефимовна Бочкарёва, а отец — русский молдаванин Василий Михайлович Фрунзе.

Минуло двадцать лет. Великая Отечественная… Севастополь подвергся бомбардировке в первый же день войны. В октябре 41 года немцы добрались до Севастополя. 23 числа был создан Городской комитет обороны в составе первого секретаря горкома партии Б.А. Борисова, председателя горисполкома В.П. Ефремова и начальника гарнизона города контр-адмирала Г.В. Жукова, которого позже заменил генерал-майор П.А. Моргунов.

И началась Вторая оборона Севастополя… 250 дней и ночей.. Малахов курган… Сапун-гора… Инкерман… Сколько там пролито крови… Обороной руководили командующий Приморской армией генерал-майор И.Е. Перов, командующий Черноморским флотом вице-адмирал Ф.С.Октябрьский (Иванов), генерал-майор П.Г.Новиков. Имена всё русские, но, разумеется, среди защитников Севастополя немало было и украинцев, граждан единого Советского Союза. А при освобождении Крыма в 1944 году Приморской армией командовал генерал армии А.И. Ерёменко, украинец. Кстати, украинцем был и знаменитый матрос Кошка Пётр Маркович (1828–1882), герой Первой обороны Севастополя, которому там поставлен памятник.

Во всяком случае, и среди 46 севастопольских Героев Советского Союза, и среди 39 тысяч, награждённых медалью «За оборону Севастополя» украинцев, конечно, немало. Но русских всё-таки гораздо больше. И среди Героев Великой Отечественной русских 8182, украинцев — 2072 (Герои Советского Союза, 1984, стр. 245), в четыре раза меньше, что вполне естественно: ведь русские составляли больше половины населения страны. И среди павших на поле боя за всю войну русские составляют 66%, украинцы — 16, тоже в четыре раза меньше (Г.Ф.Кривошеев, Книга потерь. 2009. Стр. 52).

А если взглянуть с другой стороны? По крымской земле ходил Пушкин. В сентябре 1820 года, направляясь в Одессу, он проплыл ночью на корабле из Феодосии в Гурзуф, где в семье генерал-аншефа Н.Н. Раевского, героя Отечественной войны, прожил три недели «счастливейших дней жизни». Здесь он написал прекрасные стихи:

Я помню море пред грозою…
Как я завидовал волнам,
Бегущим бурной чередою
С любовью лечь к её ногам…

…Прощая свободная стихия!
Последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещешь гордою красой…

И не мог он забыть Крым в своём Михайловском:

В леса, в дубровы молчаливы
Перенесу, тобою полн,
Твои скалы, твои заливы,
И плеск, и шум, и говор волн…

Кто, Вячеслав Костун, из украинских письменников воспел эту гордую красу и волны голубые, бегущие омыть прелестные ножки? Может, Иван Драч?

Одну скалу в море у Гурзуфа назовут Пушкинской, а спустя почти сто лет эту скалу станут называть и Шаляпинской. Да, и великий русский певец побывает на крымской земле, и будет сотрясать её тишину своим несравненным басом.

Лев Толстой был в Крыму трижды. Первый раз, как уже упомянуто, 25-летним подпоручиком артиллерии во время Первой обороны Севастополя. Второй — в 1885 году сопровождал в Крым больного приятеля графа Урусова. Третий раз в сентябре 1901 года его самого привезли сюда тяжелобольного. Графиня Панина предложила писателю свой дворец в Гаспре под Ялтой.

Софья Андреевна 27 января 1902 года записала в дневнике: «Плеврит идёт своим ужасающим ходом, сердце всё слабеет, пульс частый, слабый, дыхание короткое… Всё время бред… В бреду шептал: «Севастополь горит… Севастополь горит… Севасто…»

Этот пожар был одним и самых сильных потрясений в жизни писателя. 5 сентября 1855 года он писал одной своей родственнице: «Я плакал, когда увидел Севастополь объятым пламенем и французские знамёна на наших бастионах…» Кто из украинских письменников плакал вместе с Толстым?

Но дело пошло на поправку, Лев Николаевич выздоровел и даже начал работать, здесь писал повесть «Хаджи Мурат», здесь встречался с Чеховым, жившим в Ялте, и Максимом Горьким, жившим в Олеизе. Горький оставил замечательные воспоминания о Толстом.

А позже? В Крыму не раз бывал Маяковский. А потом Николай Асеев писал о нём:

Собрались однажды любители карт
под вечер у моря в Крыму.
И ветер, как будто входя в азарт,
все ставки сдувал к нему….

Кто из украинских письменников играл в карты в Крыму? Может, Дмитро Павлычко? О, как он в молодости ликовал, обернувшись лицом к Москве: «Як добре, що на свiтi е Москва!». И ведь никто не заставлял его петь такие песни… Но вот годам к семидесяти прозрел, проснулся и заголосил, обернувшись в сторону Вашингтона:

Мы триста рокiв Москвi cлужили,
Пора настала — вставай з колiн!

А вспомним давние стихи Ильи Сельвинского о Крыме

Как бой барабана, как голос картечи,
Звучит это грозное имя — Крым.
Взрывом оно отзовётся у Керчи,
У Качи — трещанием крыл.

Да ведь весь Крым от Керчи до Оленевки, от Перекопа до Ялты, весь насквозь зарифмован русскими поэтами.

Ну, а могу ли я умолчать о Максимилиане Волошине, о его Доме поэта в Коктебеле, где я провёл лучшие дни молодости, о его бесчисленных знаменитых гостях. Кто здесь только не побывал, начиная с того же Горького, — Алексей Толстой, Брюсов, Бунин, обе Цветаевы, Чуковский, Эренбург, Паустовский… художники Кустодиев, Петров-Водкин, Головин, Кончаловский, Богаевский, Верейский… Это же цвет русского искусства! Все они явились в Крым по тропам, по которым ходили Пушкин и Толстой.

А кто строил в Крыму великолепные дворцы, разбивал роскошные парки? Кто прямо над бушующими волнами соорудил волшебный замок «Ласточкино гнездо» — может на пару Порошенко да Тимошенко? А великий архитектор Павел Николаевич Краснов(1864–1939), в 24 года ставший главным архитектором Ялты, создатель белоснежного Ливадийского дворца и многих других архитектурных чудес Крыма, он случаем родом был не с пiд Полтавы? Увы, родился он в селе Хонятино Глебовской волости Коломенского уезда не так далеко от Москвы, перед которой вы, оказывается триста лет стояли на коленях. Так встаньте и идите куда подальше налегке без крымской тяжести.


Источник: Игорь Пыхалов

comments powered by HyperComments

Ещё по теме