15082018Популярное:

Согласования

Начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов во вторник обсудил по телефону с председателем комитета начальников штабов ВС США Джозефом Данфордом ситуацию в Сирии, в частности, обстановку в Восточной Гуте, сообщает Минобороны России.

Разговор, как отмечается, состоялся по инициативе Герасимова.

4982b597f4de4687f56d12f415b7374d

Судя по всему, Штаты завершили приготовления к нанесению удара по Сирии и теперь он может состояться в любой момент. Соответственно, российский и американский военные руководители, которым и выполнять политические приказы и установки, ведут разговор, как минимизировать последствия друг для друга.

Логика совершенно очевидная: публично Герасимов обязан метать громы и молнии, держаться жестко и грозно, в реальности установки воевать у него нет. Да и быть не может — у Путина та же история: он будет громыхать с трибуны и стращать всех неведомыми ракетами, но воевать — увольте. Психология околоточного надзирателя, каковым был и так и остался Путин до сих пор, проста — для него целью является борьба, а не победа. Процесс, а не результат.

Война требует психологического переключения на однозначные решения и однозначные результаты: если ты не победил, то ты проиграл. Поэтому нынешние войны и носят характер базарной торговли: политические элиты многих стран представлены торгашами разной степени алчности, а потому пока никто (включая и Путина) не готов переходить на совершенно иной программный код.

Будет ли американский удар синхронизирован с английским объявлением мер по реализации выдвинутого Мэй ультиматума — неизвестно. Может, и будет. Логика подсказывает, что два таких удара будут гораздо более эффективными, если их нанесут согласованно.

Герасимов, по всей видимости, согласовывал (точнее, пытался согласовать) запретные для американских ударов зоны, критические для российских военных, откуда они просто физически не смогут вывести войска и технику. Такое предположение выглядит наиболее логичным: никто не будет отвечать американцам на их удар, даже если его нанесут в том числе и по российским объектам. Но попытаться минимизировать такую возможность необходимо.

Кроме того, Россия категорически должна настаивать на неприкосновенности Асада — по сути, без него вся сирийская история закончится быстро и неприятно для нас, так как асадовское окружение крайне неоднородно, без Асада немедленно может начаться взаимная резня, в ходе чего гражданская война приобретет еще одно измерение, которое можно уже не потянуть. Ни Кремлю, ни Ирану. Но Иран присутствует в Сирии 100-тысячным контингентом наемников, уголовников и религиозных фанатиков, собранных со всего Ближнего Востока, его убрать так просто крайне сложно, поэтому гибель Асада станет критической в первую очередь для Кремля.

Тем не менее, что именно станут бомбить американцы — будут решать только они. Кремль ни разу за всю эту войну не дал повод подозревать себя в решительности, поэтому торговые позиции у него слишком слабы. Единственный раз, который можно вспомнить — осень 13 года, история с химическим оружием Сирии. Формально Путин спас реноме Обамы, но фактически Обама руками Путина ликвидировал химическое оружие Асада, уронив свой имидж в глазах буйной российской торсиды. Эту неприятность он пережил, в сухом остатке за Америкой осталась чистая победа на том отрезке. Путин любезно не возместил Сирии утрату ею химоружия, пообещав, но так и не поставив ей системы ПВО.

В общем, торговать Кремлю нечем, но можно уговаривать. Чем, собственно, Герасимов и занимался, по всей видимости. Ну не рубиться же в самом деле с американцами за каких-то сирийцев. Вдруг война, а нам некогда.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/soglasovaniia-5aa8273561049334b2125726

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме