19012022Популярное:

Слова, Которыми Не Играют

«То, что сейчас происходит в Донбассе, мы с вами хорошо видим, знаем. И это, конечно, очень напоминает геноцид, о котором вы сказали… Русофобия является первым шагом на пути к геноциду, однако важно не девальвировать эти понятия», — сказал великий человек, и это важно. Но удивляет. По всей логике, он не должен был произносить эти слова. Все что угодно, но не эти. Ибо, произнося эти, встал на тонкий лед. Судите сами…

Любая этнофобия, не пресеченная на корню, а наоборот, поощряемая "свыше", на каком-то этапе неизбежно перерастает в этноцид (насильственную ассимиляцию), а затем,  если объекты данной фобии сопротивляются, и в геноцид (уничтожение определенной группы  по признаку

этнического  происхождения, языка или самоидентификации). Бывали, конечно, и случаи, когда этнофобия переходила в геноцид, минуя стадию этноцида (то есть, когда насильственная ассимиляция исключалась), но это редкие казусы, и о них не будем. Это факты. Факт и то, что

на территории бУ искусственно насаждается (и уже приняла характер "идеи, брошенной в массы") русофобия, перешедшая на стадию этноцида. А происходящее конкретно на Донбассе, — великий человек прав, — уже имеет признаки геноцида, поскольку там уничтожаются не только комбатанты,

но и все, относящиеся к социальной группе "противники нацизма", определяемые по признаку самоиентфикации. О полноценном геноциде пока говорить не будем, чтобы не девальвировать, то есть, не обесценивать понятие, но "русофобия" и "этноцид" наличествуют в полной мере, и эти

понятия, если они отражают реальность (а они ее отражают) "девальвировать" невозможно. Если уж "русофобия" и "этноцид", то "русофобия" и "этноцид", и варианта только два: или покончить с ними, пока не дошло до полноценного геноцида, или принять, как должное, и не возмущаться.

Проще. Термины "этнофобия", "этноцид" и (высшая форма)"геноцид" не имеют градации. Они монолитны, или есть, или нет, но не больше или меньше. Их, если невыгодно, можно не озвучивать, но, озвучив, — тем паче, с "конечно", — неизбежно нужно решать: вмешаться или отстраниться. И…

И сказав то, что сказал, великий человек сам поставил себя перед выбором. Ровно так, более четверти века назад полковник Пол Кагаме, заявив:  "События приобрели характер геноцида", заключив: "Сознавая это, мы не имеем права чего-то ждать" и отдав бойцам РПФ приказ о наступлении

на прикрытый французами Кигали. Много позже он так и пояснил: "Заявив о геноциде, я перешел черту. Чего бы ни требовали Париж и Киншаса, медлить означало бы обесценить смысл слова, признать правомочность массовых убийств и, говоря прямо, стать их соучастником".

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме