01102020Популярное:

Шушкевич

На прошлой неделе бывший белорусский председатель Верховного Совета конца БССР Шушкевич выступил с предложением о запрете русского языка в Белоруссии и придания белорусскому статуса единственного государственного. Сейчас в республике государственными являются оба языка.

На заявление Шушкевича внимание обратили больше в России, чем в Белоруссии. Причина вполне тривиальна: Шушкевич в своей стране — фигура откровенно непопулярная. Если на Украине сегодня массовое сознание силами пропаганды воспринимает крушение СССР как благо, то в Белоруссии отношение к этому событию иное, тем более, что Лукашенко позиционирует себя и свой режим если не юридическим, то идеологическим преемником Союза. Что, кстати, и обеспечивает ему существенную поддержку ностальгирующей части населения и в Белоруссии, и России. Заслуженно и обоснованно ли — тут, скорее, вопрос. Но суть в том, что Шушкевич восприниматеся исключительно в контексте Беловежских соглашений, а потому степень его популярности где-то вблизи абсолютного нуля по Кельвину. Уже поэтому Шушкевич может выдвигать вообще любые инициативы, они в Белоруссии стоят крайне недорого.

Здесь, скорее, попытка Шушкевича просто напомнить о себе вроде "Я еще жив", хотя и это мало кого интересует. Однако сам факт того, что в Белоруссии кто-то хотел бы тронуть столь болезненную тему, неприятен. Ненасильственные протесты — это проблема для Лукашенко, который не может на полную катушку включить механизм террора, но они же — проблема и для крайне малочисленной и совершенно маргинальной прослойки фашиствующей публики, в основном интеллигенции. Она крайне убога, не имеет ни опоры, ни поддержки, ни социальной базы. Но она есть. А потому вполне очевидно будет пытаться если не повторить успех малочисленной поначалу нацистской прослойки на Украине, которая была востребована как ударная сила майдана и стала зародышем, вокруг которого в перенасыщенном ненавистью растворе сформировалась сегодняшняя крайне многочисленная (хотя опять-таки маргинальная) националистическая страта Украины.

Белорусские фашисты не могут повторить успех украинских собратьев — пещерный нацизм в Белоруссии сегодня, скорее, удел именно профессорско-интеллигентской среды, обиженной на режим в связи со своей невостребованностью. Они мнят себя идеологами белорусской независимости, но режим обошелся без них. И в этом смысле они тоже его противники. Теперь эти люди будут пытаться предложить свои услуги протесту — и опять-таки в качестве идеологов, так как ничего другого они делать не умеют. И в этом кардинальное отличие белорусского фашизма от украинского. Украинский был и остается радикальным движением социального дна, а с учетом того, что происходящее в стране воспроизводит обнищание населения, недостатка в социальной поддержке у украинских наци пока не предвидится. Собственно, поэтому их и не удается вернуть обратно в никуда — теперь их не тысяча на всю страну, а десятки тысяч. Попытка Авакова держать под контролем МВД военизированные структуры нацистов типа "Азова" — это не столько для угрозы, сколько для контроля.

В Белоруссии у фашизма сегодня нет социальной базы — во всяком случае такой, как на Украине. Фашисты — есть. Базы — нет. Шушкевич в данном случае выступил от имени этой самой интеллигенствующей фашистской тусовки. И как можно убедиться, на данном этапе этот призыв остался просто незамеченным. Для Белоруссии в целом (в том числе и для протестной Белоруссии) эта мразь неактуальна.

Другой вопрос, что произойдет далее. Если путинские бандиты захватят белорусскую экономику, класс обездоленных в стране появится — глазом не успеет никто моргнуть. А никак иначе кооператив "Озеро" дела не ведет — он просто грабит и обжирает все вокруг себя, как саранча. Когда он дорвется до Белоруссии — будет точно так же, как и в нашей стране. В Норильске, Шиесе, да вообще везде. Разруха и запустение. И вот тогда у белорусского фашизма появится шанс. Но не сейчас.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме