15122018Популярное:

Шесть оценок и программ для России от Дмитрия Травина

1. Самый оптимистический взгляд на состояние и перспективы России.

Транслируется официальными СМИ.
«При Путине в России все хорошо, а экономические трудности – явление временное».

2. Подход «системных либералов».

Есть определенные экономические проблемы.
Ссориться с Западом нельзя.
Путин понимает необходимость реформ, и это однажды даст толчок развитию страны.

3. Подход политолога Екатерины Шульман (формулируется ею наиболее полно).

Нынешний российский режим является «гибридным».
Это автократия с некоторыми признаками демократии.
На пользу политическим процессам пошло бы присутствие в Государственной думе какой-нибудь либеральной партии, хотя бы маленькой.
Пока можно и нужно бороться за участие в местном самоуправлении.

4. Подход Дмитрия Травина.

В России утвердился электоральный авторитаризм персоналистского толка, пожизненный.
Это значит, что результат выборов известен, а проигрыши «партии власти» ничего изменить не способны.
В 2024 году Путин власть не отдаст.
Вариант легитимизации – реальное объединение с Беларусью или что-нибудь еще.

5. Сегодня в России застой, но он не будет продолжаться долго.

Политические репрессии будут нарастать, после Крыма это уже началось.
С усилением репрессий будет снижаться уровень жизни российских граждан.

6. Подход профессора Андрея Заостровцева.

Есть «российская» или «московитская матрица».
Никакие демократические и либеральные реформы невозможны в стране в принципе.
«Матрица – это институциональное ядро системы, которое устоялось и транслируется во времени».
Ее суть – любой собственник в России подчинен власти со времен Ивана III.
Сверхпотрясений не будет.

Если посмотреть внимательно, то даже при таком кратком изложении понимаешь, что эти подходы говорят о разном, о разных вещах.
Кто-то смотрит на политику, кто-то – на экономику, кому-то важнее всего личная власть Путина, кто-то выделяет в качестве решающего традиционное отношение российской власти к собственникам.

В плане властно-политического устройства я ближе всего к Екатерине Шульман.
Но внес бы поправки и изменил основу.

В России сегодня формальная демократия, которую общество осваивает.
Оно сразу получило больше, чем заказывало.
И больше того, к чему готово.

Россия случайно заимствовала формальные институты развитой либерально демократии Запада.
И при этом развивается самостоятельно, как, например, Великобритания.
Но Россия отстает по своему историческому возрасту (от Великобритании, например, где-то на 200 лет, от Франции – на 100).
А еще движется несколько иным путем, чем двигались страны Запада (назовем его азиатским).
Именно это создает неповторимые особенности нашего пути и совершенно уникальное, ни с чем несравнимое российское настоящее.

Еще раз повторю: Россия движется своим, уникальным путем, который не имеет исторических аналогов.
Это важно!

Но Россия движется к либеральной демократии.
Сейчас мы переживаем ее начальный период в условиях юридически установленных развитых форм, свойственных более позднему этапу.
Мы к этим формам принципиально не готовы, и страна в любой момент может сорваться в пропасть.

Россия находится в состоянии социального перехода – политического, идеологического, деятельностного.

И очень может быть, что политический режим, созданный Путиным, является для этого перехода самым эффективным.
Нравится он нам или нет.

Впрочем, это не факт.
Возможно, это отклонение.
Возможно, тупик.
Возможно, режим паразитирует на трудностях.
Но точно знать этого мы не можем, потому что:
— нашей дорожкой еще никто не ходил;
— она совершенно отличается от западных вариантов этого пути.

Пока мы избежали:
— националистической опасности, которая неизбежно вела к большой войне;
— коммунистической опасности, которая закончилась бы всеобщей национализацией и неототалитаризмом;
— опасности венесуэлизации, хаоса из-за несовместимости либеральных и патерналистских этатистских практик;
— всеобщей милитаризации и военного имперского реваншизма, перехода к военной экспансии как главной цели государства;
— судьбы добродушной зависимой слабой умирающей и распадающейся страны на периферии Западного мира.

Но режим Путина пока не решил три проблемы:
1) не обеспечил стабильного, удобного для развития международного положения;
2) не включил (не создал?) механизмы быстрого экономического роста;
3) не гарантировал народу устойчивого, постоянно увеличивающегося благосостояния и надежных жизненных перспектив.

В принципе, решение третьей проблемы достигается за счет первых двух.
Но это проблема настолько важна, что ее лучше выделять в отдельный пункт.

Может ли Путин и его руководящая группа решить эти проблемы?
Кажется, они пытаются.

Помогут уход или отстранение Путина решить эти проблемы?
Это нужно доказать, даже на уровне теории.

Должно ли гражданское общество требовать от властей решения этих проблем?
Безусловно.
Условия для этого есть: гражданское общество может высказываться.
Оно не может разнести систему, это да.
Но говорить, и быть услышанным властями – вполне.

Имеется у гражданского общества какой-то свой, безусловно эффективный и абсолютно совместимый с нашими условиями рецепт?
Где, у кого, какой?

Что из этого следует?
Прежде чем ломать, нужно точно знать, что ты сможешь построить.
Прежде чем впадать в пессимизм, нужно доказать, что оптимистических вариантов нет.
Мне кажется, они есть.

Мой Телеграмм-канал
Мой Фейсбук
Мой Яндекс Дзен


Источник: То, что я с вами спорю, не означает, что я отказываю вам в праве на иную точку зрения.

comments powered by HyperComments

Ещё по теме