18092021Популярное:

Шарий Как Осознанная Необходимость

Нет, не шокирован и даже не удивлен. Нечто в таком духе просто обязано было появиться, и нет ничего удивительного в том, что каналом вброса (а возможно, и реализатором замысла) стала именно "Страна". Потому что "Страна" — классическая "обманка", придуманная для доверчивых

русскоязычных лохов под выборы, а по сути обычный пудель на подхвате у сил, стоявших за Петей и стоящих за Зе и прочими разумковыми, между которыми принципиальной разницы нет. И соответственно, задача "Страны" в нужды момент приманить на выборы   доверчивых лохов, как ранее

приманили их на "Голобородько", а что потом, так ведь это, пойми, потом. В связи с чем, зам главреда этой самой "Страны" с высокой вероятностью скоро появится на политической сцене, — и ясно, что с этой сцены необходимо любой ценой вытеснить не вмещающуюся в формат Партию Шария…

И появлением Никиты Роженко в новой роли тоже ничуть не удивлен и нисколько не шокирован, — потому что люди есть люди. Сколь бы хороши они ни были, оказавшись в "системе", они так или иначе принимают правила этой системы, начиная на многое смотреть иначе, чем раньше, —

кроме, конечно, тех случаев, когда партия является группой единомышленников, объединенных жесткой идеей, требующей от своих адептов фанатизма и полной самоотдачи. Как говорил тов. Сталин, "орденом меченосцев", готовых умереть за торжество своего понимания будущего.

А Партия Шария — далеко не "орден меченосцев". Даже не говоря о каких-то внутренних нюансах, которые мне неведомы, она объединила обыкновенных людей, — да, хороших, да, честных, да, просвещенных, да, которые "за все хорошее", — но, ептыть, "все хорошее" не есть идея,

за которую умирают, тем паче, что понимание "всего хорошего" у каждого свое. А "система" умеет и обламывать, и обволакивать, — особенно когда случайно попавший туда человек в меньшинстве и, соответственно, не может ей эффективно противостоять. И тут уместен небольшой мемуар…

…1994 год, когда я боролся за место в Верховной Раде, был "пограничным". Тогда еще человек с улицы мог реально победить, если люди ему верили, и я победил. В Раду, правда, не попал из-за некоторых нюансов тогдашнего законодательства (и место в 302 округе  так и пустовало 4 года),

зато имел выбор: без проблем стать депутатом облсовета или горсовета. Выбрал горсовет, и стал одним из очень немногих представителей оппозиции, выступавших против уже тогда отчетливо жутковатого Гурвица. Но нас было не просто мало, мы были раздроблены, а как бы лидер

"антибандеровской оппозиции" тогдашней Одессы, Леша Костусев, парень неплохой, но не более того, смотался нафиг, и мы не знали, что делать. Могли разве что звучать. Это ничего не меняло (толпа городских начальничков, сидящих в зале, менее всего думала о политике), однако,

по тогдашним меркам нервировало, и за нас взялись всерьез, после чего, очень скоро я остался один из трех, заслужив репутацию "юродивого", а проще говоря, "городского дурачка". Однако, поскольку был самый горластый, а это нарушало благолепие, от меня не отстали, напротив,

раз за разом приглашали на встречи, интересуясь, чего мне, собственно, нужно для себя? Про деньги и всякие поблажки речи не было ("юродивый" же, и как пришел в политику из коммуналки с двумя соседями, так туда из политики и вернулся), а работали на логике, — и в конце концов,

консенсус состоялся. Я по-прежнему до хрипа спорил  в комиссии, постоянно оставаясь в одиночестве (это не возбранялось), я голосовал "против" или воздерживался на сессиях (это тоже возражений не вызывало), но я не лез на трибуну клеймить и осуждать, — а взамен

я получил право приводить своих избирателей с их нехитрыми нуждами в любой кабинет, и там им шли навстречу. Плюс дали возможность провести в Одессе аж два "Фанкона". Ну и еще слетал в Африку, благо, других дураков везти гуманитарку в пост-геноцидную Руанду не нашлось.

Мемуару конец, — а к чему это я? Да к тому, что один в поле не воин, и маленькая фракция одной партии — тоже не боевая единица. Тем паче, если вся идея партии "за все хорошее", и притом что партия лидерского типа, принцип формирования задач и подбора кадров не прозрачен, —

и естественно, люди начинают играть в свои игры. Просто потому, что раз уж свезло попасть в "систему", а четкого видения работы нет, и стратегия политического руководства непонятна, надо хватать жар-птицу за хвост, исходя из того, что время такое. А время, действительно, такое, —

мерзкое, сумеречное, куда тухлее, чем четверть века назад. Тогда "система" не устоялась, еще работали отголоски "эпохи гласности", выборы в какой-то степени были выборами, и власть хоть сколько-то оглядывалась на население, а теперь технологии отточены до блеска,

закона нет, бабло решает все, технологии рулят, и разговоры о каких угодно "идеях" практически везде, в сущности, утонченное издевательство. По крайней мере, в т.н. "цивилизованном мире", — хоть в Штатах, хоть в РФ, — а редкие исключения, типа той же Белоруссии, вызывают у "больших"

лютое желание унасекомить, дабы не подавали дурной пример. Нынешние "системы" съедают и переваривают все, не принимающих правила игры либо обнуляют  физически, как Алексея Мозгового, либо, зашельмовав, выдавливают в политический маргинес, как Игоря Ивановича, — а устоять

против "системы", войдя в "систему" и став ее частью, не в силах никто. Тем паче, не предлагая никакой альтернативы, — а какая альтернатива в невнятном "за все хорошее" при полном непонимании целей и перспектив, да еще по удаленке и по принципу "упал-отжался"?

В связи с этим, не уверен, что у Партии Шария есть реальные перспективы,  особенно после отказа интегрироваться в "системы", ложась под портновых-лукаш и прочих спойлеров. Слишком много методов у "системы" против немногочисленных активистов,  слишком много вопросов

возникает у фракций в местных советов к "центру", и все эти вопросы неизбежно будут отыграны профессионалами игры на амбициях и обидах. Да и глупо требовать от людей восходить на костер непонятно за что. Но значит ли это, что Партия Шария и вообще деятельность

Анатолия Шария исчерпали себя? Нет, разумеется, не значит. По той причине, что бУ не государство, а  инструмент. Ее власть, как и почти везде в Европе, предельно чужда населению, но при этом, выжимая из населения соки, вынуждена готовить население к тому, ради чего

инструмент был создан. Уже даже не притворяясь, что под разговорами о "демократии" есть хотя какая-то почва, напротив, честно (хотя пока что устами статусных балаболов) заявляя: "Борьба за построение на Украине "нового, демократического государства" смысла не имеет". Но:

это означает, что массы, без которых никак, нужно перепрошивать. А это можно сделать, только играя на самых темных инстинктах, на мифах о "героях нации", —  серийных убийцах, — запугивая население штурмовиками, которым позволено все, а если и щемят, то ненадолго. Никак иначе

принудить население превратиться в инструмент власть бУ не способна. И поскольку Анатолий, занимая ту позицию, которую занимает, — а почему? Бог весть! —  открывает людям глаза, его деятельность, и как трибуна, и как лидера партии, независимо от его личных целей, необходима…

UPD.
А что отписка от "Страны" для нормального, не склонного превращаться в абсолютного лоха человека обязательна, так это само собой. Одного "голобородьки", думается, достаточно. На мой, естественно, никого ни к чему не обязывающий взгляд…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме