31102020Популярное:

Sed Magis Amica Veritas

Ну и, конечно же, сразу:


На самом деле, ничего подобного, все предельно просто и ни для кого не унизительно. Разве что в самом начале прозвучало про-де "предательство Русской Весны, русского народа", — но прозвучало это не из уст г-на Стрелкова, и давайте сперва разберемся с этим. А разобраться несложно, ибо

не Батька, но Кремль три десятилетия шпынял пророссийский актив "на низах", делая ставки на "социально близких олигархов", крутивших параллельные гешефты с Западом,

не Батька, но Кремль драл с Украины дико завышенные цены за газ, мило деля всевозможные откаты и попилы с прозападными, но "социально близкими" киевскими политиками,

не Батька, но Кремль в период "Евромайдана" сперва самоустранился, потом ("Ах, нас обманули!") не велел "Панде" сопротивляться, а под конец кинул "Панду", открыто попросившую помочь,

не Батька, но Кремль, плюнув на Одесскую и Мариупольскую Хатыни, сделал ставку на Петра, бизнес-партнера г-на Зурабова и призывал всеми силами поддерживать его,

не Батька, но Кремль передал Киеву сотни единиц военной техники, пошедшей утюжить Донбасс, а затем выдавил с Донбасса г-на Стрелкова, ориентированного на наступление,

не Батька, но Кремль в решающие дни августа-сентября 2014 года пошел навстречу г-ну Ахметову, остановив наступление на Мариуполь и затеяв бессмысленный "минск",

не Батька, но Кремль шесть лет подряд выхолащивал в Донбассе освободительный порыв, рожденный весной 2014 года, тасуя маринеток, устраняя лидеров и превращая живое в не-мертвое.

Etc.
Etc.
Etc.

Что же Батька? Не двинул войска на Киев, да, но ведь его никто об этом не просил, — просили Кремль. Продавал Киеву какие-то товары, в том числе, горючее, — но ведь Кремль продавал куда больше. Принимал беженцев, давая им возможность достаточно быстро интегрироваться, — не в пример Кремлю. И помимо всего, предоставил Кремлю комфортную площадку для переговоров, где московских, по крайней мере, никто не пинал.

Вопросы:
кто предатель Русской Весны?
кто предатель русского народа?
можно ли требовать от маленькой страны того, чего не сделала типа "сверхдержава"?

С этим, полагаю, прояснили,
а теперь давайте рассмотрим тезисы г-на Стрелкова.

Во-первых.

"Председатель колхоза, стал старостой, потом командиром партизанского отряда, потом опять председателем колхоза" (0.45-1.07).

Кому-то это кажется оскорбительным. Но давайте думать: в колхоз пришли немцы, а председатель, не став рвать рубаху на груди, принял пост старосты (тем самым избавив односельчан от многих бед), затем, войдя в доверие к оккупантам, понемногу сформировал базу для партизанского движения, создал отряд, возглавил его (значит, люди доверили), трепал нацистов,  а когда пришли наши, вновь стал главой своего колхоза, — из чего прямо следует, что в Москве его деятельность сочли правильной. Вопрос закрыт.

Во-вторых. "Он держится за свою землю, за свой колхоз, и для него интересы этого колхоза превыше всего, плюс интересы его личной власти, поскольку он отождествляет себя с колхозом, а колхоз с собой" (0.55-1.07). С добавкой: "У него есть некая вынесенная за скобки точка, к которой он тянет все свои действия. Точка — это власть, его личная власть, и интересы Белоруссии, как он их понимает" (1.55-2.06).

Кому-то и это кажется оскорбительным. А между тем, речь идет о том, что г-н Лукашенко не отделяет себя от своего небольшого государства, ставя превыше всего его интересы, имеет свое (именно свое, а не чье-то) видение его блага и рассматривает свою власть, как гарант стабильности этого блага. То есть, является не марионеткой, не исполнителем некоего внутреннего (или внешнего) заказа, не арбитром правящей группировки, а именно Лидером — того же почти забытого нами типа, который складывался веками.

В скобках. Что такое власть? Власть — это возможность организовывать жизнь коллектива (общества), подбирать кадры, ставить им задачи, проверять исполнение этих задач, обеспечивать стабильную безопасность от всех угроз, распеределять и контролировать финансовые потоки etc. Сосредоточить в своих руках как можно больше власти — по определению, главная цель любого политика и управленца, а вот как властью распорядиться, как понимать ее, тут уже начинаются нюансы. Для кого-то власть,  в первую очередь,

источник комфорта и достатка, средство обеспечить будущее  наследникам и ближнему кругу, избегая при этом всяческой ответственности и рисков, а для кого-то, наоборот, высшая мера ответственности, при необходимости —  готовность рисковать, и тяжкий труд на переднем крае, как высшая форма реализации себя на благо всего общества, а не отдельных его страт или сословий. Масштаб не важен, типология одинакова хоть на посту председателя колхоза, хоть на белой кошме Потрясателя Вселенной.

Итак, по сути, Игорь Иванович отзывается об Александре Григорьевиче в высшей степени похвально, — и тем не менее, в таком интонационном негативе, что объективно белое кажется черным. Почему? Понятно. Убежденный имперец, г-н Стрелков не приемлет г-на Лукашенко, как некоего "сепаратиста", на его взгляд, "предавшего" идею возрождения России, — и это в его тезисах выражено более чем откровенно:

"Вопрос претензий на общероссийскую власть у Лукашенко нет. Когда он мог выдвигать такие претензии, он либо не смог этого сделать, либо просто не стал, не захотел… У Лукашенко в конце 90-х  были хорошие шансы" (3.05-3.30).

Понимаю чувства г-на Стрелкова, но это не совсем так. Лукашенко "не стал" не потому, что "не захотел", а именно потому что "не смог". У него были очень хорошие шансы, и на тот момент (конец 90-х), когда государственность в Российской Федерации фактически отсутствовала, будучи приватизирована олигархатом, его идея "корейского опыта" (то есть, придуманных Пак Чжон Хи "ченболей", использованная в КНР), могла бы сработать, а тогда Российская Федерация пошла бы по "китайскому пути". Но это означало бы полный контроль

государства над олигархией, причем в исполнении властелина, а не пластилина, и потому "ближний круг" Ельцина закрыл проект. О чем, как о великом триумфе, поминал и покойный Березовский, и  г-жа (раз, два) Юмашева. В итоге, как известно, утвердили другого преемника, сделавшего ставку на сращивание госструктур с олигархатом и взявшего курс на построение сословного общества, — а в такой ситуации у  г-ну Лукашенко уже не оставалось никаких шансов стать Объединителем. Разве что вести войска на Москву, — но это ж несерьезно,

и насчет "Даже если бы РФ вдруг превратилась бы в Россию, Лукашенко все равно бы постарался бы сохранить свой независимый хутор… (2.16-2.23) тоже несерьезно. По той простой причине, что "вдруг" такого не бывает, и сам Игорь Иванович подчеркивает это, говоря о том, что "модель Лукашенко не годится для Российской Федерации", потому что сильная государственная власть, реализуемая Лидером, неизбежно начнет менять Систему. Пусть даже не убирая олигархат вовсе, но ставя его под реальный государственный контроль,

подразумевающий полное искоренение коррупции. А поскольку коррумпирована вся Система, по горизонтали и по вертикали, "будут сопротивляться и начнут гражданскую войну" не просто олигархи, но все олигархи, даже те, которых г-н Стрелков уважительно именует "национальным капиталом". Ибо даже самый "национальный капитал", вписан, во-первых,  в коррупционные схемы, а во-вторых, в структуры внешнего капитала. И коренная ломка Системы, как при большевиках, — тут г-н Стрелков совершенно прав, — невозможна

ибо нет ресурсов, включая человеческий, нет научно-технической и промышленной базы, нет вменяемой мотивации, наконец. Не говоря уж полном отсутствии возможности создать "замкнутый цикл", способный конкурировать с продукцией внешнего мира. И в такой ситуации, попытка "корректировать, не меняя", действительно, приведет к полному и быстрому развалу экономики, а как следствие, расползанию и без того на живую нитку сметанного "одеяла" федеральной инфраструктуры, к бунтам. Это даже не говоря о сотнях тысяч

госслужащих, в том числе, в погонах, которыепопадут под чистки и, как минимум, потеряют источник дохода. Они, понимая это, будут защищать свои (и рук кормящих) интересы до упора, до  развала страны. А уж про "теневой мир" и говорить нечего. Так что, ни о каком "превращении РФ в Россию", — ни "вдруг", ни "как-нибудь", —  говорить не приходится. Точка невозврата пройдена, и в такой ситуации ни становиться марионеткой-ширмочкой, ни пытаться совершить невозможное, г-ну Лукашенко ни к чему. Он, как Лидер,

делает то, что реально, и (внимание!) делает на совесть, ставя  реальные цели: не дать российскому или западному (что, в общем, одно и то же) олигархату сжевать Белоруссию,  в свою последнюю (предпоследнюю?) каденцию дав толчок реформам, нацеленным на построение социально сфокусированного госкапитализма по "китайскому шаблону", с естественной в таком раскладе опорой на Китай. Чего г-н Стрелков, безусловно, человек чести, патриот и достойный военный, но, увы, пока не политик, видимо, не вполне понимает.

Итак, — допуская, что чего-то я не сказал, но сознавая невозможность объять необъятное:
я очень уважаю Игоря Ивановича, и готов помогать ему всем, что в моих силах,
и очень уважаю Александра Григорьевича, а помощь моя ему ни к чему, он сам справится…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме