12122017Популярное:

Салех. Послесловие

Раз уж Йемен сегодня в топе новостей, то есть смысл коснуться его темы и темы об убитом Али Абдалле Салехе.

Салех формально входит в число арабских диктаторов, которые установили несменяемый режим личной власти, что в конечном итоге и привело их к печальному, а в лучшем случае бесславному концу. И это действительно так. Но, как говорили о еще одном таком человеке — да, был культ, но была и личность.

Салех — крайне неоднозначный политик, однако если сводить баланс, он, скорее всего, будет со знаком плюс, причем весьма немалым. Вначале цифры.

Салех стал руководителем единого Йемена в 90 году, а до этого с 1978 года руководил Северным Йеменом. К власти он пришел, как это водится, после череды государственных переворотов, периода хаоса, войны между Севером и Югом, в общем, все как всегда.

Если брать президентство Салеха с 1990 года, он принял страну с ВВП в 4 млрд долларов номинального ВВП и 340 долларов подушевого дохода. 12 год — год отставки Салеха — закончился для Йемена с номинальным ВВП 32 млрд долларов и 1300 долларов душевого дохода, при этом население Йемена (северной и южной части) перед объединением суммарно составляло 11 миллионов человек, к 12 году — более 25 миллионов.

Президент, который за 22 года увеличил ВВП страны в восемь раз, явно выглядит вполне успешным. Я знаю президента другой страны, который за 18 лет с трудом вытянул коэффициент 5 (с 260 номинальных миллиардов долларов до 1,3 трлн их же) при несопоставимой по уровню развития исходной экономике и благословенным ценам на нефть и газ в течение трети срока своего правления. И считается при этом величайшим правителем всех времен и народов, сотрясающим мировые основы.

Проблема Йемена, причем критическая — очень серьезный разрыв в развитии между индустриальным югом (на котором живет приблизительно 20% всего населения) и архаичным севером. Разрыв так и не был преодолен, мало того: Арабская весна застала страну "на марше": на севере активным образом рукотворно и стихийно шел процесс разложения родо-племенных отношений, что сделало страну именно в этот момент очень уязвимой. Северяне еще не стали современной городской цивилизацией, но перестали во многом быть традиционной. Это всегда самый опасный период в развитии.

(У нас в России аналогичная ситуация наблюдалась и наблюдается на Северном Кавказе. К моменту распада СССР разложение родо-племенных традиционных отношений в регионе шло полным ходом, но не успело завершиться, поэтому распад СССР стал именно на Северном Кавказе предельно болезненным и неконтролируемым — что, собственно, мы видели в 90 годы, продолжаем видеть и сейчас. Примерно похожим образом созданы проблемы во многих национальных республиках и территориях, из которых одно из самых тяжелых положений наблюдается в Туве — и все по той же причине.) Север Йемена — это своего рода Чечня и Дагестан, но только несопоставимые по масштабам и удельному весу ко всей стране.

Нетрудно понять, почему Арабская весна в Йемене практически сразу перешла от стадии социальных протестов городского населения к меж-, внутри-племенным и клановым конфликтам. В таких условиях Йемен в считанные месяцы вернулся к наиболее устойчивому своему положению более архаичной фазы развития — разделенности страны на условный город и не менее условную деревню. Юг и Север. Хуситы с их дикостью и архаикой, а также племенные шейхи (в первую очередь объединения Хашид) быстро вошли в новую старую реальность и перевели конфликт в стадию гражданской войны.

Салех в этой ситуации повел себе предельно разумно, дав конфликту (который уже было не остановить) разгореться и частично выгореть. Союз с хуситами был логичен в том плане, что позволял Салеху хоть как-то контролировать наиболее дикую и архаичную силу Йемена, и откровенно говоря, не будь фактора внешнего вмешательства, такой опытный политик вполне был способен вырулить на относительно приемлемую формулу внутреннего согласия. Другого по своему авторитету человека сегодня в Йемене нет. И уже не будет.

Убийство Салеха загадочно во всех смыслах. Никакой внутренней логики в нем нет. Ансар Алла без Салеха не имеет никаких перспектив — ни в военном отношении, ни тем более в политическом. Теперь у них есть только один шанс, как у Исламского государства — чем хуже, тем лучше. Только полная деструкция и демонтаж Йемена позволит им рассчитывать на политический результат, но для этого хуситы должны развернуть в стране тотальный геноцид, чего им сделать, скорее всего, просто не дадут. Кто именно стоит за этим убийством, сказать сложно. И Иран, и саудиты могут в определенном смысле попытаться комбинировать, исходя из резкого ожесточения внутрийеменского конфликта. Это могут быть и другие внешние игроки. Внутренних причин для ликвидации Салеха нет, разве что у кого-то совсем "отъехала крыша", чего, конечно, исключать тоже нельзя.

В России уже появляются странные и совершенно безграмотные комментарии на тему: так и надо, с предателями так и нужно поступать, видимо, исходя из того, что Салех пошел на соглашения с Саудовской Аравией. Думаю, что такая точка зрения никак не соответствует, так как Салех всегда исходил из внутренних интересов страны (не забывая, безусловно, и свой клан, но тут все предельно логично), и весь его жизненный путь (при всей его явной неднозначности) говорит именно об этом.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме