03122020Популярное:

Рукопожатие крепкое

Статья в "Дейли Мейл" вызвала реакцию в Кремле. Песков опроверг информацию "Дейли Мейл". Вкратце: в этом СМИ дана информация о самом глубоком секрете нынешней России — о состоянии здоровья президента. То, что в нормальных странах в обязательном порядке публикуется, причем достаточно подробно, для любой диктатуры немыслимо.

По сообщению "Дейли Мейл" со здоровьем у каудильо крайне неважно: называется диагноз болезнь Паркинсона. То, что для частного лица является тайной пациента, для руководителя ядерной страны тайной быть не может. Особенно на фоне периодических странных заявлений про массовое попадание нашего народа в рай и крайне нездоровый интерес к вундерваффе любых калибров. Собственно, опровержение Пескова касалось именно сути информации. По его заверениям, президент здоров, крепок и бодр. В свое время примерно так же говорили о крепком рукопожатии другого российского президента, который, мягко говоря, здоровым уже точно не выглядел.

Вывод "Дейли Мейл" очевиден — упомянутое заболевание неизлечимо, современная медицина может замедлить, но не вызлечить его. Характерные позы и движения больных ею довольно удивительно совпадают с периодическими явно нездоровыми симптомами у Путина. Возможно, именно грядущая публикация (точнее, утечка о ней) потребовала публичного предъявления Путина со стремительным визитом в Петербург на малозначимую презентацию поднятия флага на ледоколе "Черномырдин". Так сказать, для упреждения.

Однако если "Дейли Мейл" права, то ситуация действительно уже на грани — долго скрывать обострение болезни невозможно. Сидение в бункере, конечно, позволяет выкручиваться как-то из ситуации, карантин и прочие элементы борьбы с коронавирусом тоже позволяют находить возможности для того, чтобы тянуть время, но в этом случае оно все равно конечно. А значит — сейчас элита решает вопрос, как быть дальше.

Так как болезнь Паркинсона — штука медленная, то вероятнее всего, январское выступление Путина с переформатированием конституции под некий коллективный управляющий контур, стоящий над всеми ветвями власти — это и есть то решение, которое реализуется под уход Путина. Нового автократа найти в сложившейся ситуации невозможно: в том и печаль любой диктатуры — на личности диктатора замыкаются все балансы, и любой другой человек неизбежно эти балансы ломает. В обычной ситуации это плохо, но решаемо, в критической, как сегодня — слом балансов автоматически создает катастрофу. Коллективный орган управления позволяет перенести имеющиеся сегодня балансы интересов в него, и выруливать как-то уже внутри группы равных.

Закон о гарантиях экс-президенту — это именно гарантия лично Путину, что у него все будет хорошо. Конечно, оказанная услуга не стоит ничего, и переиграть обещания всегда возможно, но смысла особого в складывающихся обстоятельствах нет — еще год-два, и диагноз (если он действительно таков) возьмет свое.

Проблема коллегиального органа в том, что он не может в на падающих трендах удерживать стабильность — любое политбюро немедленно расколется на враждебные фракции, тем более, что оно будет собрано не по интересам, а по противоречиям. И фракции немедленно приступят к войне.

Если "Дейли Мейл" права, то Путина будут держать до последнего — пока он еще хоть издалека, но будет производить впечатление здорового человека. Передача всех ключевых функций в Госсовет будет затягиваться до последнего, так как ни у кого, видимо, нет иллюзий относительно будущей ожесточенной схватки внутри него. Еще одна проблема в том, что путинская высшая номенклатура, мягко говоря, немолода. А потому для нее вход в состояние войны всех со всеми крайне некомфортен. Выиграть можно немного, а вот в случае проигрыша ты лишаешься всего. А лишаться есть чего. Лет двадцать назад — да, эти люди, голодные, бедные и злые, могли рвать друг друга и всех вокруг на немецкий крест. Сегодня они обокрали страну до нитки и хотят только одного — чтобы их оставили в покое. Заслужили. Старые, нездоровые и уставшие боссы своих мафиозных кланов — что может быть естественнее такого желания.

Поэтому после ухода Путина посыпется все и быстро. Новые молодые: злые, голодные и обделенные почувствуют шанс и постараются его не упустить.Однако в отличие от путинской камарильи, их шанс значительно беднее — двадцать лет назад перед братвой лежала еще не ограбленная страна, ее по сути, только поделили для грабежа. Нынешним молодым волкам остается гораздо более скромная стратегия — перераспределять уже перераспределенное. Его гораздо меньше, чем 20 лет назад, так как большую часть украденного путинские воры попросту разбазарили и профукали. Они не про преумножение, а про деление. А потому схватка будет гораздо более ожесточенной — делить и переделивать и правда, уже очень немного что осталось.

На практике это означает лишь то, что любой постпутинский режим пройдет две четко видимых стадии. На первой будет война путинской гвардии между собой, на втором — победителей будут сжирать молодые и ранние. И оба этапа будут достаточно коротки — ресурс на исходе. Поэтому постпутинский режим пройдет две трансформации, которые неизбежно завершатся крахом. Страна останется после них голой, босой, ограбленной до нитки и, возможно (и даже скорее всего), фрагментированной. И только после этого возникает шанс на создание чего-то, что начнет возвращать нас к норме. На очень низком уровне — здесь не нужно никаких иллюзий. Неоткуда взяться не низкому.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме