17122017Популярное:

Россия в образе африканского медоеда: не съест, так понадкусывает

Строго говоря, я давно пишу именно об этом: Запад вынужден будет признать, что есть Россия, есть ее интересы, с ними нужно считаться, а с Россией нужно договариваться.
Но Михаил Коростиков пишет об интересном механизме, при помощи которого Россия может добиться от Запада признания.

Коростиков сразу предлагает две вещи: не переоценивать стратегическое планирование других стран, например Китая, и не недооценивать старетгическую линию России, которая очевидна.

Фактически, над китайским стратегическим планированием он издевается: "китайские планы проработаны примерно на уровне "стать сильными к 2035 году и богатыми к 2049 году". А сейчас, в 2017-м, Китай борется сразу с несколькими тяжелыми кризисами, начиная от долгового и заканчивая "кризисом ожиданий" внешнеполитических партнеров, не получивших триллионы долларов льготных кредитов в рамках "Пояса и Пути".

А российское стратегическую линию видит как воплощение того, что он называет "доктриной медоеда".
Ну, или "доктриной ядовитой креветки" принятой Сингапуром в годы холодной войны.

Разница в том, что Сингапур боялся захвата со стороны более крупных соседей, и делал все для того, чтобы потери оккупанта оказались очевидно слишком высокими.

Россия боится:
— экономического контроля,
— внедрения марионеточного правительства.
И действует как африканский медоед, существо умное, невероятно сильное, живучее и мстительное.

Отсюда две цели и пять основных задач российской внешнеполитической стратегии последних лет.

Задачи
1) "Показать, что Россия на международной арене выступает в сверхтяжелой весовой категории, играя в одной лиге с США и ЕС и даже опережая, например, Китай".

"Москва может сформировать собственный торговый блок (Евразийский союз), начать конфликт (Украина), стать ключевым участником в уже начатом (Сирия) и не боится идти на конфронтацию с самыми серьезными противниками. При этом бюджет России ($ 233 млрд в 2016 году) смехотворно (в 14 раз) меньше американского ($ 3,3 трлн) и несуразно (в 32,3 раза) – суммарного бюджета стран ЕС (€6,4 трлн). Военный бюджет различается не так сильно, но тоже на порядок: по данным SIPRI на 2016 год, у США он равен $ 611 млрд, у стран ЕС – €199 млрд (2015 год по данным EDA), у России – $ 69 млрд.
Все это не важно, говорит руководство России, бить мы вас будем, если что, не долларами и евро, а зарядами ТОС-1 «Буратино». Финансовые показатели ничего не значат, военно-политический потенциал России намного выше экономического".

2) "Продемонстрировать, что Россия при желании может осложнить жизнь всем, кому захочет. США требуют отстранить Башара Асада от власти? Извините, нет. ЕС хочет решить украинский конфликт в пользу Киева? И снова нет, извините".
Зато вы получите поддержку ультраправых и ультралевых партий и широкомасштабное использования уязвимостей демократии.

3) "Создавать в международных отношениях собственную повестку".
"Реальное или предполагаемое вмешательство Москвы в политический процесс десятка стран стало главной темой всех СМИ стран Европы и Северной Америки. И пусть практические результаты такого вмешательства там, где оно вообще было, скорее всего, минимальны, но истерика западных политиков создает впечатление всемогущества Кремля и его способности влиять на политический процесс в куда более экономически развитых странах.

Результат – на американских демонстрациях против Дональда Трампа протестующие стоят с плакатами на русском языке, призывая нас «забрать своего Трампа обратно в Россию». Могли ли мы о таком мечтать в 2000-е годы? Это ли не формирование повестки?"
(От себя добавлю, что мне пункт кажется откровенно слабым.)

4) "Показать, что Россия обладает серьезными возможностями в самых передовых видах противоборства: информационной войне и противостоянии в киберпространстве".

5) "Москва хочет показать, что совершенно нечувствительна к реакции населения на собственные действия".
(Этот пункт тоже кажется сомнительным, потому что Москва, на мой взгляд, не демонстрирует нечувствительность к реакции населения. Это население демонстрирует нечувствительность к воздействию Запада).

Цели
Цели:
1) "Убедить всех конкурентов Москвы в том, что выгоды от посягательства на ее жизненные интересы будут куда меньше, чем потенциальный ущерб. Россия ничего не забывает, не прощает, крайне умело обходится с очень ограниченными ресурсами и совершенно не боится контратак".

2) Убедить, что "пытаться повлиять на внутреннюю политику России, особенно через «спонсирование демократии», совершенно бесполезно. Народ в России от государства отделен, поэтому договариваться нужно с элитами. Они могут быть вам неприятны, но «география – это судьба», и единственный выход – признать за Москвой ряд интересов и попытаться установить конструктивные отношения".
(Такая формулировка цели тоже кажется спорной. Если у народа и есть какие-то интересы, которые на государственном уровне не опосредствованы элитами или правителем, то они носят, скорее, антигосударственный характер. Воюет и торгует всегда элита, более широкая или предельно узкая, но элита. Народ занят личным хозяйствованием, но это архаичная догосударственная деятельность).

Однако автор "доктрины медоеда" все-таки не смог обосновать позитивных стратегических планов российской внешней политики.

"Минусы у доктрины медоеда, впрочем, тоже есть. Это стратегия выживания, а не развития. Она не имеет никакого отношения к привлечению инвестиций, улучшению бизнес-климата, созданию позитивного образа России, модернизации экономики и прочим скучным вещам. Она позволяет «обеспечить суверенитет», понимаемый как полная автономия элиты страны от внешних и внутренних влияний".

"Доктрина медоеда вполне способна заставить партнеров России ее уважать. Но по-настоящему она принесет стране процветание только в том случае, если будет частью более широкой стратегии. Страх, который сеет нынешняя внешняя политика России, должен трансформироваться в уважение, а не в желание выставить вокруг РФ карантин и как можно меньше взаимодействовать с русскими".

В общем, по автору получается, что позитивной стратегии у Росси все-таки нет, ее не видно.
Зато есть ощутимые негативные последствия реализации "доктрины медоеда".

Но инструменты медоеда хорошо изложены автором в первом пункте задач: "…бить мы вас будем, если что, не долларами и евро, а зарядами ТОС-1 «Буратино». Финансовые показатели ничего не значат, военно-политический потенциал России намного выше экономического".

А это значит, что Кремль делает ставку на военные средства, тогда как первенство в мире сегодня завоевывается все-таки торговыми (торгово-экономическими и технологическими).
Выглядит так, что "доктрину медоеда" надо дополнять чем-то еще.
Иначе медоеду не выжить.

Телеграмм-канал
Фейсбук


Источник: То, что я с вами спорю, не означает, что я отказываю вам в праве на иную точку зрения.

comments powered by HyperComments

Ещё по теме