31052020Популярное:

Россия решила преследовать финнов за геноцид во Второй мировой. А как же Маннергейм?

https://www.nakanune.ru/articles/116034/

Россия решила преследовать финнов за геноцид во Второй мировой. А как же Маннергейм?
Игорь Пыхалов

Следственный комитет возбудил уголовное дело о геноциде российского народа в Карелии в годы Великой Отечественной войны. Судя по архивным материалам, которые есть в руках следователей, убийства мирного населения в Карелии носили массовый характер после вторжения немцев и их союзников из Финляндии — там было создано 14 концлагерей для содержания этнического русского населения.

В СК отмечают, что «за время оккупации региона с 1941 по 1944 годы в указанных лагерях удерживалось не менее 24 тыс. человек, из которых погибло не менее 8 тыс. мирных граждан, в том числе более 2 тыс детей, свыше 7 тыс. военнопленных было зарыто живьем, умерщвлено в газовых камерах и расстреляно».

И это были именно финские лагеря немецко-финских захватчиков. А вот финские эксперты не спешат соглашаться с выводами наших следователей и с материалами, которые доступны из архива, приводят другие цифры (4 тысячи умерших, например) и отказываются верить, что финны умерщвляли заключенных русских в газовых камерах и закапывали людей живьем.

Тут надо понимать, что если нацистская Германия реально планировала геноцид на нашей территории и его осуществляла, то с финнами ситуация другая. То есть государство не нацистское, там была буржуазная демократия, и социал-демократы входили в правительство, но при этом такая аккуратная буржуазная демократия фактически на оккупированных территориях, действительно, осуществляла то, что, говоря современным языком, называется этническими чистками. Что, в общем-то, даже превзошло то, что делали немцы на оккупированной территории, потому что там, действительно, на занятой советской земле финские оккупационные власти проводили такую политику: все население было разделено на две категории, одна категория — это этнические финны или к ним близкие, то есть туда входили и карелы, и вепсы, с ними обращались более-менее прилично, их рассматривали как будущих граждан Финляндии, а вот что касается русского населения или русскоязычного — их практически всех собрали по лагерям.

При этом надо сказать, что это не были лагеря уничтожения, задачи истребить их обитателей не ставилось, но с ними так обращались, что порядка трети от количества заключенных умерло, в первую очередь от голода, недостаточного питания, от обращения.

«Обличители» любят напоминать, что мы не подписали Женевскую конвенцию об обращении с военнопленными, но дело в том, что в этой конвенции написано было, что государства, которые ее подписали, обязаны ее соблюдать в отношении всех. А здесь, к тому же если мы говорим о финской оккупации, речь была не о военнопленных, а о мирном населении. То есть это, действительно, можно рассматривать как геноцид, если исходить из современных представлений.

После окончания Великой Отечественной войны, помимо Нюрнбергского процесса над военными преступниками, состоялся ряд местных процессов, в том числе был и процесс в Финляндии. Финское руководство в большей его части было осуждено и приговорено, правда, не к смертной казни, а к тюремным срокам, причем не очень большим. Например, президент Ристо Рюти получил 10 лет, правда, фактически отсидел гораздо меньше. Но если бы операции по уничтожению населения там осуществлялись по прямому приказу, меры наказания были бы жестче, то есть инициатива исходила от тех, кто был на местах.

Опять же это не на пустом месте появилось, это было частью идеологии, они рассматривали Россию как врага, тот же самый лидер социал-демократов Вяйнё Таннер заявил накануне вступления Финляндии в войну, что существование России не является целесообразным. Кстати, Таннер тоже был осужден как военный преступник и получил несколько лет, сидел какое-то время.

Можно еще вспомнить интересную деталь, что у Финляндии в качестве символа в авиации, в танковых войсках использовалась свастика. Правда не такая, как у Гитлера — у немцев черная свастика была, у финнов синяя и под другим углом повернутая, тем не менее факт этот весьма занимательный.

Россия для финнов стала врагом сразу после образования независимого финского государства, сегодня то же самое мы наблюдаем во многих бывших советских республиках — в той же Прибалтике или на Украине, когда именно Россия объявляется врагом. Там тоже как только Финляндия обрела независимость, то первые же руководители независимой Финляндии заявили, что каждый враг России должен стать другом Финляндии.

И, действительно, если брать этот межвоенный период, то в это время наше окружение — Польша и Финляндия — вели наиболее враждебную к нам политику. Причем, принципиально враждебную. Что интересно, после того, как Финляндия потерпела поражение в войне, то они курс сменили и в течение нескольких десятилетий были вполне дружественны, даже считались союзниками. Так продолжалось долгое время вплоть до разрушения СССР.

А в связи с заявлением нашего СК нельзя не вспомнить и маршала Финляндии в годы Второй мировой Маннергейма. Тот же самый Мединский, который участвовал лично в вывешивании этой доски, буквально за несколько лет до этого в своих книгах писал про Маннергейма совершенно правильные вещи, что он является соучастником блокады, но тут он вдруг неожиданно, как говорят сейчас, переобулся и начал Маннергейма прославлять. Да так, что даже финны этого жеста не оценили.

Все это очень странно, и тут вновь проявляется непоследовательность наших властей в определенных вопросах. Другое дело, что этот шаг СКР по возбуждению уголовного дела в какой-то степени уже носит символический характер. Ведь все-таки нацистских преступников и также преступников других национальностей еще и в советское время преследовали, судили вплоть до последних лет существования СССР. А сейчас что собирается сделать СКР и каким видит завершение всего этого процесса?


Источник: Игорь Пыхалов

comments powered by HyperComments

Ещё по теме