24042019Популярное:

Рейтинги и риски

На днях опубликованы рейтинги Путина. И они выглядят неблестяще:

Рейтинг

Для дикой автократии электоральный рейтинг значит достаточно мало — он показывает, сколько процентов населения придет и проголосует за Великого Вождя. Что никакого отношения к его поддержке не имеет: мотивация людей, идущих голосовать за него, может быть совершенно разной — от горячей безмозглой любви до банального "все побежали, и я побежал". Кроме того, при имеющейся практике тотальных фальсификаций число голосов "за" Главного кандидата лишь показывает, сколько нужно вбросить и нарисовать, чтобы получить плановый показатель.

Рейтинг одобрения — это совсем другое. Он, понятно, тоже имет небольшое значение в обычной обстановке, особенно в ситуации, когда режим тщательно пропалывает окружающий себя пейзаж на предмет подавления любой организации. Поэтому даже протесты и даже массовые протесты его не пугают — без организованного сопротивления практическое значение любого протеста равно нулю.

Однако этот рейтинг имеет критически важное значение в случае, если система начинает менять свои внутренние балансы. И как раз сейчас наступает это время. Уже никто не питает ни малейших иллюзий относительно жизнеспособности распадающейся "вертикали управления" — она изжила себя и распространяет вокруг трупный яд. А потому "трансферт власти" — главная задача четвертого срока Путина. Но в том и дело, что любая, даже проектная перебалансировка системы приведет к тому, что из нее будет выброшена часть ее элементов, а это в свою очередь приведет к тому, что появятся проигравшие представители элиты.

Ничего удивительного — любой системный кризис всегда связан с тем, что система уже не в состоянии поддерживать свою устойчивость за счет производимого ею ресурса: число неразрешимых и несбалансированных противоречий внутри системы пожирает весь производимый ресурс, а потому приходится обеспечивать эту самую устойчивость за счет расходования ранее накопленного. Понятно, что это игра в один конец: когда исчерпается и этот источник, наступит коллапс. Поэтому любой системный кризис без разрешения накопленных противоречий "лечится" двояко — либо через привлечение постоянного источника внешнего ресурса (а где его взять, когда кругом враги?), либо через принудительную ликвидацию части системы, и за счет снижения ресурса, нужного для функционирования оставшейся части, продолжать сохранять ее устойчивость.

Путинский режим не может разрешить противоречия, которые привели его к кризису: он не может пойти на трансформацию себя во что-то нормальное, так как в рамках любой иной системы ценностей и отношений нынешняя преступная клика автоматически становится социальным аутсайдером и лишается всего. Остается тянуть как можно дольше. "Трансферт" — это как раз и есть попытка продлить существование умирающей системы власти и управления, не меняя ее базовые этические принципы — грабь, воруй, убивай.

Но это же означает, что трансферт — это сценарий отсечения от кормушки немалого числа влиятельных преступных кланов, которые сегодня являются ее частью. И за счет их ресурса, а также за счет перераспределения рентных угодий этих кланов в пользу победителей система намерена продлить свое существование — еще лет на 5-10, а там видно будет.

Трансферт легко провести в стабильной обстановке, имея поддержку населением автократа. И его крайне сложно провести, когда эта поддержка валится вниз. Естственно, что наши неофеодалы плевать хотели на народ, и им его поддержка даром не нужна — единственное, для чего нужны холопы — это исправно платить подати и отрабатывать барщину. Но если появляются проигравшие представители правящего сословия, то они на фоне растущего недовольства могут канализировать это недовольство и даже возглавить его. Режим зачищает политическое поле от любых признаков организованности, но проигравшие кланы могут стать тем организующим началом, которое станет скелетом успешного бунта. И тогда это будет уже не бунт, а революция. На Украине эту революцию назвали "революцией достоинства", а суть ее ровно та же: кланы, которых Янукович приговорил к съедению, съели самого Януковича. Да, поубивали и продолжают убивать при этом кучу народа, но кто будет считать холопов, когда на кону святое — собственный гаманец?

Именно поэтому рейтинг одобрения диктатора важен на переходном этапе: он показывает, какова потенциальная социальная база у тех, кого режим будет изгонять из системы. Если поддержка диктатора падает, значит, социальная база потенциальных заговорщиков растет. Это и создает риски переходного периода, и риски объективные. Это не значит, что все 70% недовольных Путиным пойдут на улицу и на площадь — здесь вопрос в потенциале протеста и одобрении сноса нынешнего режима. А уж как меняется настроение населения, видно по какому-нибудь Судану: еще вчера Омар аль-Башир был местным альфа-самцом и главным стерхом, а уже сегодня толпа ликует, вытирая туфли о его портреты. Еще сегодня вечером лизоблюды-пропагандисты соревнуются в глубине зализывания всех точек Божества, а завтра они же будут с гневом рассказывать о его преступлениях. В автократиях это дело обычное.

Здесь и кроется основная засада. У Путина исчерпан потенциал возможностей, на которых он может вернуть себе всенародное обожание. Экономику он восстановить не может, две войны, из которых невозможно выйти, делают третью практически невозможной, так что патриотический психоз тоже исключен (да и устали люди от него), остается разве что повесить на суку какого-нибудь особо нелюбимого олигарха. Но и это работает все хуже — остальные ничем не лучше, а всех повесить нельзя — с кем Путин останется? Тупик. И главное — время уходит. Рейтинг поддержки динамично падает вниз. То есть, через год он будет уже не 33 процента, а 20. А еще через год — 10. Так до 24 года можно и не дотянуть.

В общем, у Путина есть над чем крепко подумать. Поэтому ему не до экономики — да пес с ней, с экономикой вашей, перебьетесь, тут проблемы посерьезнее будут.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме