30102020Популярное:

Разряд! Еще разряд!

Правительство объявило о грядущем и довольно масштабном повышении налогов. Кроме того, бюджет ждет секвестр — примерно на 10%.

В целом, вполне понятная логика премьера-налоговика. Для мытаря время измеряется налоговыми периодами. Что будет после текущего — будем решать после. Сейчас задача — свести бюджет и залатать кассовые разрывы.

При этом даже на бытовом уровне понятно, что в кризис повышать налоги — разумного мало. Его там вообще нет. Высокие налоги сожмут спрос, урежут инвестиции, сократят налогооблагаемую базу. Соответственно, в следующий временной промежуток нужно будет решать ту же самую задачу, но с более низкого уровня. Впрочем, так далеко уже давно никто не смотрит — все задачи имеют статус текущих.

В целом всё это очень напоминает дешевый медицинский сериал, где режиссеры очень любят сцену с дефибриллятором, командами: "Разряд!" "Еще разряд!" и истошным воплем "Мы его теряем!" Нынешняя модель экономики России мертва, и любые попытки ее реанимации бессмысленны по своей сути. Нужна принципиально новая, в которой сырьевые доходы, критически зависящие от внешней коньюнктуры, перестанут играть определяющую роль в наполнении бюджета. Проблема в том, что озвучивать ее некому: вся нынешняя элита завязана именно на эту модель, и переход на другую оставит ее за бортом. Уже поэтому рефреном звучит слово "Стабильность" — как категорический отказ от любых изменений, даже жизненно необходимых. Кстати, у союзной Белоруссии та же проблема — Лукашенко не в состоянии выработать новую модель взамен ушедшей в крутое пике текущей. Любой новый сценарий исключает его и выводит за рамки системы. Поэтому и там — стабильность, стабильность и еще тридцать три раза стабильность. Даже если ее приходится вколачивать дубинками.

Любая новая власть "после Путина" будет решать ту же самую задачу — она должна будет сформулировать нечто, что будет кардинально отличаться от того, что сегодня лежит и смердит трупным запахом. И выбор, кстати, у них не так чтобы велик. Ряд моделей, которые, в общем-то, напрашиваются, уже невозможно реализовать. Даже в теории.

Скажем, Катар уже достаточно давно озаботился будущим "после газа". Отдавая себе отчет в том, что подарок всевышнего конечен, а значит — нужно уже сейчас задумываться о будущем без него. И Катар вкладывает деньги по всему миру — но в основном в развитые экономики, покупая доли в перспективных и продавая доли в не очень перспективных компаниях, секторах и отраслях. Логика очевидна — газ закончится, но доли останутся, и основной доход семейство Ат-Тани намерено получать, управляя инвестициями и вложенными миллиардами.

Есть второй путь — развивать высокие и перспективные технологии, воевать за доли на рынке, внедрять свои стандарты и свои технологии по всему миру, чтобы затем собирать свой скромный роялти. Это модель "Макдональдса", "Старбакс" — но только в сфере высоких технологий. Кстати, "Старбакс" стоит как "Газпром" и "Роснефть" вместе взятые. Казалось бы. Советский ВПК создал стандарт "советское вооружение", котирующееся наравне со "стандартом НАТО". Наша подзаборная шпана утрачивает позиции и здесь, отдавая постепенно рынки, куда вернуться будет, скорее всего, уже невозможно.

Первый путь для России уже закрыт. Путинская братва украла и профукала несколько триллионов долларов, полученных в годы сверхприбылей от продажи сырья. Инвестировать, в общем-то, нечего. Второй путь — тоже пока недостижим. Чтобы внедрять свои стандарты и продавать свои высокие технологии, их нужно для начала создавать, развивать и жестко отстаивать — как Китай дерется за "Хуавэй" с Америкой. С этим у нас как-то пока не задаётся. Высокие технологии, прорывы в будущее и прочие важные штуки — это борьба за стандарты. Для начала на своей территории, а затем — на других. Китайский "Шелковый путь" — это не только логистическая схема продвижения китайских товаров. Это в первую очередь зона распространения китайских стандартов. А уже потом — товаров и услуг.

В общем, возникла весьма непростая со всех точек зрения ситуация. Правящая Россией "элита" объективно не может отказаться от существующей модели экономики. Но и эксплуатировать ее тоже не в состоянии — она закончилась. (ВР, кстати, выпустила прогноз про нефтяное будущее, и во всех сценариях оно для сырьевых "сверхдержав" безрадостное — падение спроса ожидается от 20 процентов в самом оптимистичном до 80 процентов в самом мрачном варианте. Промежуточный — в 50 процентов тоже не внушает ни малейшего оптимизма. И неважно, что это прогноз до 50 года, динамика в ходе всех трех десятилетий ожидается убывающей). Отказ от действующей модели для путинской шпаны — выстрел в голову. С контрольным вторым. Утрата рентного ресурса означает исчезновение сословия, живущего на него.

Но и для "постпутинской" России решение будет невероятно сложным — все имеющиеся возможности уже упущены. Новую модель придется создавать не с нуля, а с глубоко отрицательных величин. И чем дольше продлится пребывание нынешнего режима в коме, тем с худших позиций придется начинать вытаскивать страну.

А пока правительство мытарей и бухгалтеров идет по самому простому и примитивному пути — если денег мало, нужно найти, у кого их можно отнять. Что будет потом — решать будем потом.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме