28052020Популярное:

Раккун-Сити. День первый

С понедельника в Москве указом Собянина вводится режим полной самоизоляции. Запрещены перемещения по городу за исключением выхода в магазин или для выноса мусора в пределах 100 метров от дома.

Откровенно говоря, указ не только странный, но заставляет сделать ряд неприятных выводов.

Первый вывод — власть упорно отказывается разговаривать с народом на понятном ему языке. Либо она его сама на знает, либо сознательно темнит. "Самоизоляция" — это добровольное мероприятие. Во всяком случае, иное толкование этого термина идет вразрез с русским языком. У принудительного недобровольного мероприятия название совершенно другое — карантин. Согласен ты с ним или нет — не волнует, никакой добровольности здесь не предумотрено.

Второй момент, более неприятный. Ввести карантин на территории целого субъекта федерации — вне компетенции региональной власти. Так как для его организации неизбежно потребуется координировать действия всех без исключения служб и ведомств, включая и силовые. Просто потому, что недобровольное мероприятие может потребовать привлечения сил и средств, которых у регионов нет и быть не может. А значит — такое решение должны принимать федеральные власти. Кстати, такой порядок действует при КТО — как только возникает угроза теракта, объявляется режим КТО, где на территории КТО вся власть переходит в руки штаба. Протоколы отработаны и вполне действенны. Создать в гиперцентрализованной "вертикали" аналогичные структуры и копировать имеющиеся нормативы для борьбы с эпидемией — дело одного-двух дней. Но управленческая несостоятельность, похоже, уже настолько велика, что вполне рутинная работа вертикали не по плечу.

И здесь начинаются проблемы. Активность проявляет Собянин, но федеральные власти принимать на себя ответственность за решение не спешат. Поэтому и приходится вводить не карантин, а какую-то непонятную "самоизоляцию". Правовой режим которой, кстати, неизвестен никому, а значит — немедленно начнутся нарушения законов, произвол и неправовое насилие.

Федеральная власть, похоже, до сих пор не понимает, что ей делать. А потому впала в ступор и сидит в прострации. Президент переутомился, выступив с обращением к народу. Тем более, что в нем он тоже сказал мало что внятного. Инициативу приходится проявлять на местах, причем все прекрасно понимают правила игры — если ты будешь молодец, то тут же на горизонте нарисуется президент, благодаря которому все закончилось хорошо. А вот если не будешь молодец — то тебя с удовольствием сожрут. Проявлять инициативу в таких условиях затруднительно, поэтому приходится идти на сложные маневры, чтобы хоть что-то сделать, но при этом прикрыть себя со всех сторон.

Введенная "самоизоляция" имеет ряд "дыр" — перемещения по городу запрещены, но въехать в Москву и выехать из нее — пока можно. Что само по себе существенно обнуляет ценность всего мероприятия. Кроме того, неясно, что делать с огромными анклавами приезжих гастарбайтеров. Эти люди приехали в Москву не за социальными перспективами, а за заработком. Вся их жизнь подчинена рабочему ритму, где есть только работа и сон. Лишившись работы, эти люди могут очень быстро превратиться в очаг серьезной нестабильности — им-то на все эти ваши эпидемии глубоко плевать, им нужно зарабатывать и слать домой деньги. В такой среде самоорганизация происходит очень быстро — и если не коронавирус, то преступность и бандитизм из этих анклавов может выплеснуться очень быстро.

В общем, декларируемые меры имеют явную приставку "полу-". Закрыть огромный город можно. Что делать в процессе и потом — пока неясно.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме