24062017Популярное:

Рациональные подходы

Для меня всегда были интересны технологии, которыми пользуются для строительства социальных субъектов. Вчерашние события позволяют сказать, что в России вполне отчетливо появились новые технологии (а главное, люди, их применяющие), позволяющие более эффективно строить новый социальный субъект — протестное движение.

То, что в России вопрос его строительства перезрел, нет никакого смысла пояснять. Хотя и нужно. Действующая власть зачистила политическое поле, выхолостив любую альтернативную точку зрения. Даже номенклатура была построена и загнана в стойло — в нулевые годы была возможность создать полноценную буржуазную демократию, основанную на конкуренции двух номенклатурных страт — федеральной под крышей "Единства" и регионально-отраслевой под крышей "Отечества — Всей России". Но бандитская группировка, озабоченная строительством Mafia State, не была заинтересована даже в буржуазной демократии, а потому в короткие сроки была создана сугубо мафиозная структура управления, названная "вертикалью", хотя в целом она была скорее конгломератом различных ОПГ и каморр, каковой остается и по сей день.

Отсутствие публичной политики, как борьбы интересов разных социальных групп, было переведено в номенклатурные подковерные аппаратные войны, для населения альтернатива была вообще перекрыта наглухо — ему было предписано заниматься политикой лишь фактом прихода на выборы, которые в открытую фальсифицировались, и просмотром четырех основных парадных никчемных мероприятий в год, связанных с публичными выступлениями Путина. Кстати, буквально послезавтра одно из них будет проведено.

Естественно, что такая ситуация не могла и не может длиться вечно. Отрезанные от политики люди лишены влиять на свое собственное будущее. Власть украла у них не только деньги и страну, она украла у них и у их детей будущее. И это гораздо более страшно, чем просто нищета или бесправие. Лозунг Исламского государства "Я не буду жить в унижении" в данном случае универсален и актуален в том числе и для России.

В такой обстановке первый естественный шаг — строительство именно протестного движения. Только на негативе и отрицании можно набрать критическую ресурсную массу, которая затем должна быть объединена в организационную структуру и вооружена технологиями борьбы за власть. Ничего другого в этом случае придумать нельзя — поэтому первым шагом всегда является создание протестного движения, как основы будущего социального субъекта, ориентированного на смену правящего клептократического мафиозного режима Путина.

Предыдущая попытка его строительства предпринималась в 11-12 годах, однако лидеры протеста оказались неспособными создать соответствующие оргструктуры для того, чтобы использовать мощный ресурсный потенциал, самопроизвольно возникший в ходе "болотных" событий. Оппозиция сформировала Координационный совет, благополучно развалившийся в виду полного непонимания технологии взятия власти в мирных условиях, основой которой является количественный рост именно протестного ресурса. Оппо-лидеры тут же принялись проталкивать свои псевдо-позитивные программы "что делать", не решив ключевой задачи текущего момента — взятия власти. Естественно, что полное несовпадение взглядов именно на вопрос "что делать" немедленно разрушило структуру КС, а это, в свою очередь, быстро затушило возникший протестный потенциал, оставшийся без цели.

Последовательность же действий всегда одна и та же: на первом этапе ключевой вопрос — приход к власти. С полной сменой действующей власти или с вхождением во власть без ее тотального сноса — неважно (хотя в случае с Mafia State вопрос однозначен). Второй этап — борьба между группами, в составе коалиции победителей пришедших к власти. Третий — победитель этой борьбы предлагает и (или) навязывает свою программу. Оппозиционный КС решил сразу же реализовывать третий этап, пропустив первые два. Понятно, что дело не могло закончиться иначе.

Вторая попытка собрать под себя стихийно возникший ресурс могла была быть проведена в 14-15 годах, когда на волне массовой поддержки идей Новороссии и борьбы за Русский мир (что безусловно шло в полный разрез со стратегией действий путинского Mafia State) вернувшиеся с Донбасса идейные полевые командиры имели колоссальную поддержку в народе. Достаточно сказать, что Стрелков шел вторым номером по популярности после Путина, заметно опережая всех остальных политиков России (возможно, вместе взятых). Но в итоге — нежелание, неспособность или непонимание в постановке задач. Строительство оргструктур, для которых вопрос смены власти и, соответственно, политики в отношении строительства Русского мира был бы ключевым, так и не состоялось. Все структуры занимались ликвидацией последствий катастрофы на Донбассе, которую устроил путинский режим вместе со своими нацистскими подельниками из Киева. Никто даже не пытался произнести вслух крамольные слова и обозначить не следствие, а причину происходящей катастрофы. Всё это привело к тому, что кредит доверия и людской ресурс были очень быстро исчерпаны и растаяли, как дым. Все по той же причине: нет сформулированной задачи, целью которой является приход к власти — и ваш кредит, и ваш ресурс исчезают. Вне коридоров власти любые ваши самые правильные слова так и остаются словами и благими пожеланиями.

Вчерашние события выглядят крайне любопытными, так как с одной стороны, уже обозначен протестный ресурс — молодежь. Он составляет очевидное ядро сторонников Навального, и главное — Навальный категорически не желает делиться этим ядром ни с кем другим. За что уже остальная несистемная оппозиция клянет Навального, как раскольника. Но парадокс в том, что именно такое поведение и наиболее рационально — оставаясь единственным лидером протеста, который способен выводить на улицы людей, Навальный исключает этап блокирования с другими несистемными оппозиционными лидерами (откровенно говоря, полными банкротами во всех отношениях), а значит — заранее пытается проскочить этап борьбы уже с ними. Опыт КС не прошел даром — Навальный и не пытается строить новую координационную структуру только для того, чтобы привлечь сотню-другую маргиналов, не способных ранее ни на что.

Однако его ставка на молодежь в таком случае сразу же обозначает и проблемное место его стратегии — долгосрочность. В относительно стабильной стране ставка на молодежь логична, если вы нацелены на 5-10-летний цикл борьбы. За это время ваш ядерный электорат повзрослеет, займет определенные позиции в социуме, к нему подтянется новый молодняк — и у вас под рукой окажется очень серьезный ресурс. На короткой дистанции такая стратегия выглядит более сомнительной. А длину дистанции сейчас определяет как раз неустойчивое положение страны — она ощутимо валится в катастрофу, и долгосрочные, да даже среднесрочные технологии борьбы за ключевой ресурс — людей — могут провалиться только по этой причине.

В целом можно сказать, что действия Навального сейчас выглядят гораздо более рациональными и умными, чем то, что происходило в 11-12 году. Там был детский сад с амбициями. Здесь и сейчас — довольно холодный расчет. Но события имеют не только диалектическое измерение "субъект-объект".  Окружающая среда создает еще одну систему противоречий, связанную с неустойчивостью окружающей среды. Возникает триалектическое противоречие, прогнозирование которого возможно только в сценарных прогнозах.  Уже поэтому ответить на вопрос "как будут дальше развиваться события" однозначно невозможно. В случае с относительной стабильностью нового путинского срока (что не представляется слишком уж вероятным событием) шансы Навального и его стратегии существенно возрастают, однако если обстановка рухнет, как ей и положено — к 20 году, на сцену выйдут совсем другие силы, которых, откровенно говоря, совсем не хотелось бы видеть.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме