19012021Популярное:

Работа Для Сэма И Дина

Я  сделал один важный и печальный вывод. Я понял, что, на самом деле, было главным в моей жизни все эти два с половиной года… Страх. Да, страх!.. Я боялся, что явится некто улыбающийся, беспощадный, умный и скажет такие слова и такую правду, после которых все мои заклинания «видеть лучшее» покажутся ничтожным лепетом. И вот из этого страха унижения, страха ущемления моей гордости и страха правды родилась моя ненависть… При одной мысли что мне придётся это услышать или, ещё хуже, признать это публично, я прихожу в ярость. В исступление. И мне хочется стучать кулаками по стене.

Дайджест блестящего рассказа Яна Таксюра выполнен уважаемым mikle1 очень корректно. Толика "гоголевщины" в финале все же смягчает акценты, — хотя, с другой стороны, может и смягчать не надо: все ведь именно так, без всякой мистики. Разве что намек на какое-то прозрение главного героя  чуть диссонирует: как верно указано в комментах у Михаила, "В реальной жизни это редко случается, потому что включаются защитные механизмы психики типа рационализации, проекции и т.д. Нельзя же себя признать говном и идиотом. Для этого нужно мужество", — а откуда?

Впрочем, в рецензии нужды нет. Читайте (оно того стоит), думайте (есть над чем), сравнивайте (есть с чем), делайте выводы, а от себя добавлю лишь, что да: страшнее всего для героя рассказа и ему подобных именно что явится некто улыбающийся, беспощадный, умный и скажет такие слова и такую правду, после которых все их мантры покажутся ничтожным лепетом. Вот из этого страха унижения, страха ущемления моей гордости и страха правды рождается ненависть. Срабатывают защитные механизмы, спасающие от признания себя перед самим собой говном и идиотом,

и бывый человек, ныне думающая людь, стремительно скользит в недумающую нелюдь,  при первом  намеке хоть на что-то, угрожающее вере  в то, что  идиоты и  говно весь мир, но не он, приходя в ярость. В исступление. Единственное, что он слышит, это чей-то голос внутри себя:  «Убей!», — и тут уже нет места ни обидам, ни жалости, ни желанию помочь, тут в помощь только ноги, осиновый кол или братья Винчестеры. И надеяться, что явление это лишь одной помойке присуще,  а стало быть, можно установить каратин, не стоит: нюансы есть, — где прыщи, где короста, — но пандемия не знает границ

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме