20042019Популярное:

Путин ужесточает внешнюю политику России

Это хорошо заметно по вчерашней его речи перед мидовцами.

"…Текущие приоритеты дипломатической работы определены в Указе Президента «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» от 7 мая текущего года. В условиях стремительной трансформации международных отношений совершенствование деятельности МИД и других профильных структур приобретает очень важное значение. На первый план выходит способность оперативно и компетентно анализировать происходящее, давать своевременный прогноз, но хочу отметить: нельзя только пассивно наблюдать за происходящими событиями, как принято писать в ведомственных телеграммах, «отслеживать развитие этих событий». Нужно активнее влиять на ситуацию там, где напрямую затрагиваются российские интересы, действовать на упреждение, быть готовыми к любому варианту развития обстановки, даже к самому неблагоприятному варианту такого развития. Путин кардинальным образом меняет внешнеполитическую тактику, которая все 12 лет основывалась именно на пассивном наблюдении и отслеживании. Теперь же Россия собирается действовать на упреждение. Нужно ли объяснять, что это означает? Посмотрите фильмы про советскую дипломатию.

Международные отношения постоянно усложняются, вы это сами чувствуете практически в ежедневной работе. Сегодня, к сожалению, мы не можем оценить их как сбалансированные и стабильные, наоборот, нарастают элементы напряжённости и неопределённости, а доверие, открытость остаются, к сожалению, часто невостребованными. Фактически Путин признаёт, что все попытки договориться с Западом не привели ни к чему. Кто-то может посмеяться над этим "открытием". Однако исторически российская власть всегда пыталась договориться с Западом до последнего момента. И это не проявление глупости или слабости, а единственно верная стратегия — пытаться образумить агрессора до самого нанесения удара. Если есть хоть один шанс избежать этого удара, его надо использовать.

Мировое сообщество по-прежнему далеко от создания основ универсальной и неделимой системы безопасности. На словах все вроде бы «за», но на деле значительное количество наших партнёров стремится обеспечить лишь собственную неуязвимость, забывая, что в современных условиях всё взаимосвязано. Большинство вызовов и угроз носит, безусловно, транснациональный характер. Эти угрозы известны: распространение оружия массового уничтожения, терроризм, религиозный экстремизм, наркотрафик, загрязнение окружающей среды, нехватка продовольствия и пресной воды.
Надо признать, что пока не просматривается и надёжных вариантов преодоления мирового экономического кризиса. Более того, перспективы становятся всё более и более тревожными. Долговые неурядицы еврозоны и её сползание в рецессию – лишь верхушка айсберга из нерешённых структурных проблем всей мировой экономики. Сильнейшее заявление, поскольку оно сразу вызывает вопрос: а что же за этой верхушкой айсберга? И ответ напрашивается сам собой: если рецессия и развал еврозоны — только верхушка айсберга, то за ней ничто иное как полный пиздец"белый пушной зверёк".

Дефицит новых моделей развития на фоне эрозии лидерства традиционных экономических локомотивов (таких как США, ЕС, Япония) ведёт к торможению глобального развития. Усиливается борьба за доступ к ресурсам, провоцируя аномальные колебания сырьевых и энергетических рынков. Многовекторность мирового развития, обострившиеся вследствие кризиса внутренние социально-экономические неурядицы и проблемы в развитых экономиках ослабляют доминирование так называемого исторического Запада. Это уже факт. А это уже приговор. Второй раз, между прочим, повторенный Путиным в последние месяцы.

Хочу отметить, уважаемые коллеги, нас это абсолютно не радует. У нас не должно это вызывать ни радости, ни тем более злорадства. У нас это может вызвать только тревогу, потому что непонятны последствия происходящих событий, этих тектонических событий в мировой экономике, а как следствие, неизбежные изменения и в раскладе международных сил, в мировой политике. Путин как мудрый госдеятель прекрасно понимает опасность столь глобальных изменений и, конечно же, не радуется им. Но его тон говорит о том, что он считает их неизбежными. А информированность Путина позволяет нам, в свою очередь, считать эту неизбежность неизбежной вдвойне.
Тем более нас не радует, что мы наблюдаем попытки отдельных участников международного общения сохранить своё привычное влияние, причём наши партнёры часто прибегают к односторонним действиям вопреки нормам международного праваЭто проявляется в так называемых гуманитарных операциях, экспорте «ракетно-бомбовой демократии» и вмешательстве во внутренние конфликты. Мы видим, насколько противоречиво и разбалансированно идёт процесс реформ в Северной Африке и на Ближнем Востоке, а трагические ливийские события у многих стоят перед глазами. Безусловно, нельзя повторить подобные сценарии в других странах, например, в Сирии. "Ракетно-бомбовая демократия" — это предельно жёсткая формулировка для такого уровня. Это адекватный ответ на заявления Клинтонихи, правда, не растиражированный СМИ. Такое прямое заявление Путина — ничто иное как проявление той реальной стратегии, выбранной им в последние месяцы (особенно после разговора с Обамой), по корректировке международной стратегии России по ужесточению конфронтации с Западом. Это более чем очевидно.
Убеждён, нужно всё максимально сделать для того, чтобы принудить конфликтующие стороны к выработке мирного политического решения всех спорных вопросов, нужно стремиться содействовать такому диалогу. Конечно, такая работа более сложная и тонкая, чем грубое силовое вмешательство извне, но только она может обеспечить долгосрочное урегулирование и дальнейшее стабильное развитие ситуации в регионе да и, если применительно к Сирии, в самом Сирийском государстве. Отличная такая шпилька в зад американской дипломатии: мол, вы умеете работать только с позиции силы, а мы будем работать хитрее и тоньше. И между прочим, судя по Сирии, пока что очень даже получается.
Вообще укрепление коллективных начал международной жизни с упором на переговоры, поиски компромиссов мирным путём должны стать императивом. Это касается всех болевых точек, включая ситуацию вокруг иранской и северокорейской ядерных программ, Афганистана, других региональных и субрегиональных проблем.

Внешняя политика России была, есть и будет самостоятельной и независимой. Она последовательна, сохраняет преемственность и отражает уникальную, сформировавшуюся за века роль нашей страны в мировых делах и в развитии мировой цивилизации. Она не имеет ничего общего с изоляционизмом или конфронтацией и предусматривает интеграцию в глобальные процессы. Вот это крайне важный аспект выбранной Путиным международной стратегии. Россия хоть и противостоит западной Системе, но вовсе не собирается огораживаться от мира, а даже наоборот: она будет открываться миру и предложит ему альтернативный западному путь объединения. Это просто колоссальный вызов либерал-фашизму, который многими в России даже не осознаётся.

Её дипломатический инструментарий должен быть динамичным, конструктивным, прагматичным и гибким. Это касается, в частности, работы по продвижению экономических интересов нашего государства – задача сверхважная и очень непростая. Признаем, пока мы всё-таки чаще всего проигрываем многим нашим иностранным партнёрам, умеющим более грамотно, более настойчиво лоббировать свои деловые интересы. О ресурсах экономической дипломатии мы говорим давно – начиная как раз с начала 2000-х годов, на первой встрече с вами об этом говорили, но кардинальных изменений пока всё-таки не добились. Есть, безусловно, подвижки, я их сам вижу, отмечаю, но кардинальных изменений пока нет. Предельно честно. Что, конечно, же позволит многим критикам обвинить Путина в ошибочности самой стратегии (мол, ничего не получится у нас с продвижением наших товаров в условиях ложной "честной конкуренции"). Однако я не думаю, что всё так безнадёжно. И если есть хоть малейший шанс, надо пытаться его использовать. Долбить и долбиться столько, сколько есть сил. Пётр Первый тоже вот весь лоб расшиб, прежде чем Россию Империей сделал и вывел её на мировую авансцену.

На внешних рынках российский бизнес сталкивается с необоснованными ограничениями. Это особо заметно в условиях, когда мировое хозяйство охвачено метастазами кризиса и нормой становится протекционизм. Совсем недавно я имел удовольствие и честь со своими коллегами на «двадцатке» говорить об этом в самой прямой постановке вопроса. Говорится много, но, к сожалению, пока действенных инструментов борьбы с протекционизмом всё-таки нет. Надо действовать поживее. Собственно, это предсказывали многие толковые экономисты, антагонисты либеральной школы, тот же Авантюрист и Хазин, которые говорили, что страны начнут закрываться друг от друга. Однако слова Путина не означают, что он так свято верит в либеральный подход к открытой экономике. Он просто пытается использовать эту методику в интересах страны до самого последнего момента её существования. Изменятся реалии мировой экономики, сменится методика, и Путин будет действовать исходя из новых реалий. Ответственный руководитель должен исходить не из мечтаний и предположений, а из реально существующих у него под рукой инструментов.

Отечественный бизнес нуждается в постоянной дипломатической поддержке. Разумеется, сам бизнес должен держать МИД и его структурные подразделения, в том числе за границей, в курсе своих планов, а загранучреждения – энергичнее помогать нашим компаниям в работе на внешних рынках и в реализации перспективных экономических инициатив. При этом адекватно отвечать на все случаи дискриминации российских товаров, услуг, инвестиций, не допускать недобросовестной конкуренции, во всяком случае, бороться и энергично отвечать на эти проявления.

Не нужно стесняться продвигать продукцию российского военно-промышленного комплекса. Наши партнёры, такие как Соединённые Штаты, Франция, Израиль, да и другие страны, давно возвели такую работу в ранг государственной политики и проводят её весьма напористо, эффективно. Это тоже такой переклич с американскими партнёрами, которые постоянно воют про то, что Россия что-то кому-то незаконно продаёт из вооружения. Путин отвечат: будем продавать и будем продавать ещё больше.
Важно использовать возможности, открывающиеся с присоединением России к Всемирной торговой организации. Мы знаем, здесь есть и риски, но есть и плюсы. Нужно использовать эти дополнительно открывающиеся возможности.

Вновь подчеркну, углубление интеграционных процессов на пространстве СНГ – это сердцевина нашей внешней политики, курс, рассчитанный на стратегическую перспективу. Движущей силой интеграции является, безусловно, «тройка» – Россия, Белоруссия и Казахстан, сформировавшие Таможенный союз и приступившие к работе в формате единого экономического пространства. Будем планомерно вести дело к созданию евразийского экономического союза, что должно быть ещё более глубокой степенью интеграции. Предстоит объединить в общий рынок 165–170 миллионов потребителей, принять общее экономическое законодательство, обеспечить свободный обмен капиталов, услуг, рабочей силой. Между строк подразумевается, что когда будут приняты единые правила игры в экономике, сфере труда и других "технических" сферах жизнедеятельности, то вывести это объединение на политический уровень станет гораздо легче и незаметнее для врагов. Расчёт великолепный и адекватный времени.

Очень жаль, что вне рамок этого процесса пока остаётся братская Украина. По самым независимым, объективным экспертным оценкам, присоединение Украины к этому интеграционному объединению, безусловно, дало бы и Украине, и всему процессу дополнительную динамику, было бы весьма положительным с экономической и социальной точек зрения. Повторяю, и для самой страны, и для всего объединения. По-моему, впервые Путин так откровенно высказал своё сожаление по неприсоединению Украины. И это крайне важно. Значит он ставит перед собой эту цель как одну из первоочередных. А как мы знаем по практике, многое из того, что он желает, каким-то удивительным образом реализуется.

Я сейчас говорил, рынок потребителей у нас в составе «тройки» примерно 170 миллионов, а вместе с Украиной был бы 210–220 миллионов. Согласитесь, синергия была бы колоссальной. Но мы прекрасно понимаем и отдаём себе отчёт в том, что вопрос о путях интеграции, об участии в различных интеграционных объединениях – это, безусловно, суверенный выбор украинского народа и Украинского государства во главе с действующим руководством. Мы будем относиться к этому выбору с уважением, будем искать любые формы сотрудничества, самые оптимальные и подходящие, для того чтобы это сотрудничество не увядало, а, наоборот, активно развивалось.

Россия будет и дальше укреплять свои позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Конечно, глобальный кризис не обошёл АТР стороной, но в целом регион продолжает наращивать свою экономическую мощь, сохраняет в значительной степени свою динамику, становится новым центром глобального развития. Наше участие в динамичных интеграционных процессах на азиатско-тихоокеанском пространстве, уверен, скажется на социально-экономическом подъёме Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Расчёт вполне понятен. Можно его критиковать и говорить, что ничего не получится, что Китай будет только вывозить из Сибири энергоресурсы и не позволит поднять регион. Однако это лучше, чем никакой стратегии. И лучше, чем красочные прожекты о сибирских райских садах или о создании отдельной страны "Сибирь". Россия действительно должна использовать рост Китая и АТР и его растущую потребность в энергоресурсах. Но использовать умно и с пользой для себя.

Важнейшее значение имеет стратегическое и практическое взаимодействие с Китайской Народной Республикой. Мы намерены уделять особое внимание углублению всех форм сотрудничества с китайскими партнёрами, включая координацию действий по международной повестке дня. Это относится и к другим быстрорастущим и набирающим политический вес азиатским государствам, в первую очередь, конечно, это касается нашего традиционного партнёра и друга – Индии.

Уважаемые коллеги, хотел бы также сказать, что традиционные, привычные методы международной работы освоены нашей дипломатией достаточно хорошо, если не в совершенстве, но по части использования новых технологий, например, так называемой «мягкой силы», безусловно, есть над чем подумать. В этой фразе Путин сказал, что он ставит пятёрку с плюсом мидовцам за работу в Сирии. По-другому воспринять его слова невозможно, и думаю, что они это поняли. Со своей стороны могут только скромно присоединиться: действительно достойная работа.

Напомню, что политика «мягкой силы» предусматривает продвижение своих интересов и подходов путём убеждения и привлечения симпатий к своей стране, основываясь на её достижениях не только в материальной, но и в духовной культуре, и в интеллектуальной сфере. Пока надо признать, образ России за рубежом формируется не нами, поэтому он часто искажён и не отражает ни реальную ситуацию в нашей стране, ни её вклад в мировую цивилизацию, в науку, культуру, да и позиция нашей страны в международных делах сейчас освещается как-то однобоко. Те, кто стреляет и постоянно наносит ракетные удары тут и там, они молодцы, а те, кто предупреждает о необходимости сдержанного диалога, те вроде как в чём-то виноваты. А виноваты мы с вами в том, что мы плохо объясняем свою позицию. Вот в чём мы виноваты. В выделенной фразе Путин ёмко и ярко охарактеризовал суть происходящих информационных манипуляций вокруг ситуации в Сирии, когда злодей обвиняет защитника слабого в том, что он злодей. Однако следующая фраза Путина о том, что мы виноваты, что плохо объясняем свою позицию, напоминает известные слова: виноват ты лишь в том, что мне кушать хочется. Здесь можно заподозрить Путина в легкомыслии и глупости. Но много ли из мировых лидеров с вами согласятся в этом? Нет, Путин говорит эти слова исходя из упомянутой мной стратегии максимального сдерживания и уговаривания агрессора. В этом смысле он повторяет стратегию Сталина перед Великой отечественной.

Не задействован в полной мере и фактор русского языка, являющегося одним из официальных языков ООН, на котором общаются во многих странах мира. Знаю о планах, готовящихся в этой области: МИДом, Россотрудничеством, Русским географическим обществом, и прошу активнее продвигать эти идеи и планы.

Вновь подчеркну, что российские дипломатические и консульские учреждения обязаны в круглосуточном режиме защищать права и интересы наших граждан и соотечественников за рубежом. Реагировать на нужды людей нужно мгновенно, оказывая всю необходимую помощь и поддержку. Уважение к государству во многом определяется тем, как оно заботится о своих гражданах, оказавшихся, не важно по какой причине, в трудных или непредсказуемых ситуациях в незнакомой для них среде. И, конечно, роль соотечественников, постоянно проживающих за рубежом, требует основательного переосмысления. Многие хотят быть полезными своей исторической родине, хотят поддержать её, а наши загранучреждения всё-таки подчас (хочу это осторожно сказать) недооценивают такой настрой и такие возможности. Считаю, также необходимо вновь вернуться и к вопросу об облегчённом порядке предоставления российского гражданства тем, кто был гражданином СССР, и прямым потомкам родившихся в Советском Союзе или даже в Российской империи". Это ещё один шаг по переосмыслению внешней политики России с пассивной на упреждающую. Что ж, это не может не радовать.

Отчёт этой встречи Путина с дипломатами заканчивается многоточием. То есть дальше встреча продолжилась за закрытыми дверями. И там, конечно же, всё было сказано куда конкретнее и откровеннее. Нам же остаётся ориентироваться по вышесказанному. Однако и этого достаточно, чтобы делать выводы о корректировке внешнеполитической стратегии России в сторону ужесточения конфронтации с Западом и более активного отстаивания своих интересов в мире.

РМ

Источник: Записки наивного человека

comments powered by HyperComments

Ещё по теме