22102017Популярное:

Путин – это счастье или несчастье России?

Отсюда и возникает этот самый главный вопрос русской жизни: Может ли быть народ умнее своей прогрессистской интеллигенции?
Или он заблуждается.
Потому что его обманули.

Хочу предложить другой взгляд на проблему Путина.
Он связан не с субъективными установками и мнениями, а с пониманием происходящих в России процессов.

Я, например, знаю, что в 1996-2008 гг в России решался совершенно определенный системный вопрос — какими должны быть отношения федерального центра с региональными центрами.

Отношения эти могут строится на двух прямо противоположных принципах – централизма или децентрализма.
К моменту прихода Путина к власти ельцинский децентрализм ("берите столько власти, сколько сможете") оказался окончательно дискредитирован.
После прихода к власти Путин занимался выстраиванием централистской модели отношений федерального центра и регионов.
Скажете, он в этом не преуспел?
Мне думается, у него получилось.

Любая модель отношения центра и регионов имеет свои издержки, негативные стороны и т.д.
Сейчас нам очень хорошо видно, какие проблемы создает централизм.
В конце 90-х было очень хорошо видно, какие проблемы создает децентрализм.
Думаю, если бы Путин проводил политику децентрализма, мы имели бы примеры этих проблем непосредственно перед глазами.
И обвиняли бы в этом лично Путина, разумеется: распустил власть, не может справится с региональным беспределом, у нас единое государство или анархия и т.д.

Подводим итог: Путин делал именно то, чего от него требовал текущий момент.

Идем дальше.
Период с 2005 по 2017 гг, с моей точки зрения, это период выяснения отношений между потенциальными субъектами власти: правителем и различными элитными группами.

В наследство Путину досталась система, в которой традиционно единственным субъектом власти был правитель (царь, генсек ЦК, президент).
В период с 2005 по 2017 гг единоличное правление должно было быть заменено правлением элиты, то есть коллективной властью различных элитных групп.

Что делал и все еще продолжает делать Путин в это период?
Разбирался и разбирается с элитными группами.
Какие-то группы он ослабляет, какие-то поддерживает, какие-то укрепляет, но никого не уничтожает.
Все элитные группы, как правящие, так и протестно-оппозиционные, продолжают существовать.

Когда вопрос о субъекте власти решал Сталин, он уничтожил все группы и физически устранил всех лидеров этих групп.
Была вновь установлена поколебленная на какое-то время традиционная для России того времени единоличная власть правителя.
Просто при царизме она была наследственной, а при Сталине стала все-таки выборной, то есть требовавшей политического консенсуса.

Путин сохранил все элитные группы и со всеми этими группами он считается, в больше или меньшей степени.
Именно поэтому единоличной власти выборного правителя больше нет, есть власть элиты.
И 2017 год – это год, когда такое устройство власти окончательно зацементируется.

Да, имеется большой крен в сторону групп, связанных с Путиным.
Да, сам Путин выглядит чуть ли не царем.
Но даже если Путин царь, то как первый среди равных (даже в период наследственных царей бывали фазы подобной царской власти), а не как единственный среди челяди.
И такое устройство власти в России теперь не изменить.

Справился Путин с задачами нового периода, с оформлением и разведением элитных групп?
Ну, чтобы не передрались и не пожрали друг друга и страну?
Более-менее.

У нас ведь был исторический пример – период лжецарей, борьбы боярских групп, шведского и польского вторжения после пресечения династии Рюриковичей в первой трети XVII века.
В конце концов, все сложилось, наследственная элита выбрала царя и правила вместе с ним, но чего это стоило стране?
Так что я склонен считать, что Путин по этой структурной проблеме тоже отработал нормально.

Мне, конечно же, очень хотелось бы, чтобы уже сейчас у власти стояли немного другие элитные группы.
Но если иметь в виду сам принцип – отказ о моносубъектности, признания наличия других политико-идеологических групп со своим интересами и своим местом в обществе, репрессивное самоограничение, то есть отказ от практики уничтожения таких групп, их лидеров и полного подавления любой оппозиционной активности, то наше общество существенно продвинулось вперед.
Фактически, традиционная система власти, сложившаяся еще при Николае I и потом несколько подновленная при Сталине, прекратила свое существование.
И возвращение к ней исключено.

Кто это все если не осуществил, то позволил и принял как новую данность?
Путин.

Наконец, в 2014 гг начался период (2014-2026) изменения целей государства Российского.
Детельностных целей.

Надо понимать, что это такое.
Государство существует для того, чтобы люди могли существовать в окружении других государств.
Внешняя среда государства – не природа, а другие государства.
Отношения между государствами имеют военную и торговую основу, все остальное – бантики.
Россия до 2014-2026 года – это государство внешнеторговой экспансии.
Главная цель, ведущий интерес в отношениях с другим государствами – поиск рынков, их захват и освоение, все остальное подчинено интересам внешней торговли.
Наши товары – углеводороды, оружие и кое-что еще.
Но к 2014 году потенциал продвижения этих товаров на внешние рынки был исчерпан.

Внешнеторговую экспансию можно поменять на военную экспансию и внутриторговую экономику.
В 2014 году началась проба вариантов.
Сейчас происходит выбор.

Военные оказались на какой-то момент более активны и убедительны.
Тем более, что ситуация в Украине стала очень мощным аргументом для их выдвижения вперед.

Но военная экспансия в Украине и в Сирии (а это именно она, давайте называть вещи своими именами) натолкнулась на довольно четкие преграды.

Во-первых, это военно-оборонительная решимость Запада.
Во-вторых, это ограничение, накладываемое зависимостью от внешней торговли.
Если вы 70 лет строили государство внешнеторговой экспансии и завязывали свою экономику на торговлю с миром, в том числе с Западом, то очевидно, что прекращение этой торговли будет означать крах экономики.
Кроме того, военная экспансия идет на смену внешнеторговой экспансии, и должна переиначить все прежние межгосударственные связи в соответствии с новыми военными интересами.

Таким образом, военная экспансия как возможная цель создает столько проблем, что лучше от нее отказаться.
Тем более, что Запад и США все равно сильнее, а ядерный Армагеддон – это уже не военная экспансия, а военная гибель вместе со всей планетой, что не может быть главной целью государства.

Альтернатива есть, это сохранение достижений периода внешнеторговой экспансии при переходе к экономике внутреннего рынка.
Общественные силы, заинтересованные в этом, тоже активизировались.
Путин, между прочим, отреагировал, принял гонку экономических стратегий и даже выставил своего игрока – Кудрина.

Как бы я все это подытожил?
Путин всегда очень чутко реагирует на фундаментальные общественные запросы.

Когда надо было централизовывать, он возглавил "властную вертикаль".

Когда встал вопрос об отношениях между элитными группами, он взялся эти отношения регулировать и позволил де-факто утвердиться различным элитным группам как субъектам власти.
И они, эти элитные группы, продолжают существовать, даже группа Ходорковского.
В результате традиционная в России последних веков единоличная власть правителя закончилась безвозвратно, править будет выборная элита.

Наконец, теперь в полный рост встает вопрос о выборе Россией новой цели.
Нужно решать, готовы ли мы:
— по-прежнему гнать товары на внешние рынки и оставлять там свои доходы,
— или хотим сделать целью социума войну,
— или предпочитаем всему этому путь внутриторгового развития и социального самосовершенствования.

Вы не можете сказать, что Путин не включился в решение этой проблемы самым активным образом.
Также вы не можете сказать, что Путин уже что-то выбрал.

Получается, Путин всегда в мейнстриме.
Это не тот мейнстрим, который складывается в среде прогрессистской протестной интеллигенции.
Но это реальные, не надуманные структурные проблемы страны.
И Путин всегда поддерживает ведущую историческую тенденцию.

Конечно, можно предположить, что он исполняет требования истории не самым лучшим образом.
Или мешает.
Или тормозит.
Но это нужно доказывать.
При этом всегда следует указывать варианты, если они были: вот этот человек осуществил бы централизацию лучше – быстрее, последовательнее, без путинских колебаний, топтаний и издержек; вот это лучше бы разобрался с элитными группами; вот этот ни за что не допустил бы военной экспансии и сразу перевел бы нас на рельсы внутриторгового развития.
Мне кажется, только такой разговор о Путине имеет смысл.
Были альтернативы для каждого периода?
Есть они сейчас?
Именно это является самым важным вопросом и основой для любой дискуссии о Путине.

Только надо понимать, что переход к централизации, власти выборной элиты и проблему выбора между внешнеторговой экспансией, военой экспансией и внутриторговой экономикой придумал не Путин, это объективная данность.

Источник: То, что я с вами спорю, не означает, что я отказываю вам в праве на иную точку зрения.

comments powered by HyperComments

Ещё по теме