18082017Популярное:

Провинция Идлиб

Джихадистский конгломерат Хайят Тахрир аш-Шам (ХТШ) выбил из Идлиба группировку Ахрар аш-Шам, более того — идут сообщения и еще из одного важного города провинции Джиср-аш-Шугура о том же самом. Фактически провинция Идлиб весьма бодрыми темпами переходит под контроль джихадистов, которые выбивают "умеренных" из наиболее значимых городов провинции.

Правда, есть небольшой нюанс. Слово "выбивают" относительно соответствуют происходящему — боевые действия на самом деле происходили и продолжаются в виде локальных стычек. Другой вопрос, что Ахрар аш-Шам скорее разваливается, чем отступает, причем в последние недели процесс принял обвальный характер — за две недели из Ахрар ушли порядка 11-12 тысяч человек. Всего же в группировке на пике ее численности было около 30 тысяч, два месяца назад в ней находилось примерно 20 тысяч (и это очень оптимистические оценки).

Процесс структуризации "умеренных" боевиков продолжается. Те, кто не хочет уходить "под Турцию", переходят к джихадистам-радикалам из Тахрир аш-Шам. Переформатирование группировок боевиков на севере Сирии началось с момента падения (или освобождения — с какой стороны посмотреть) Алеппо. Наиболее радикальные боевики довольно быстро откололись и перешли к Исламскому государству. Те радикалы, которые не согласны с ИГИЛ (а разногласия касаются в основном национального вопроса — сирийские джихадисты не хотят строить всемирный халифат, их вполне устраивает жестко-исламистская Сирия), сформировали Хайят Тахрир аш-Шам. Основой ХТШ стали Ансар ад-Дин, Нур-ад-Дин аль-Зинки и часть "Ахрар аш-Шам". Примечательно, что рукводителем ХТШ стал выхдец из Ахрар аш-Шам Абу Джабер. ХТШ стал точкой сборки всех джихадистов Аль-Кайеды в Сирии. Особое место в ХТШ занимает "Джебхат ан-Нусра", которая прошла ряд трансформаций и ребрендингов, но в целом можно считать ее частью ХТШ, хотя и с рядом оговорок.

Оставшиеся полусветские и "полу-радикальные исламисты" из числа якобы "умеренных" попытались сменить внешние источники финансирования, но альтернатива в этом вопросе практически отсутствует — в качестве спонсора им предложена только Турция. Что далеко не всех устраивает. Турецкая стратегия строительства новой Османской империи не всем по нутру — и уж тем более арабам. Они воевали шесть лет не за то, чтобы ими стали руководить турки.

В итоге после Алеппо выкристаллизовалось две основные силы севера Сирии, обе силы резко анти-асадовские, но "умеренные" протурецкие готовы на перемирие, а вот джихадисты из ХТШ — категорически нет. И теперь процесс "усыхания" умеренных террористов, потеря ими территорий и центра провинции набрал ход, что позволяет радикальной ХТШ стать единственной значимой силой на севере.

Возникает проблема: Турция в Астане выступает гарантом "зон деэскалации" и практически выторговала себе право контроля над северной Сирией за исключением курдских территорий, с которыми ей еще предстоит решать что делать. Однако среди "ее" подопечных начался развал как раз по вопросу отношения к Турции. Безоговорочную поддержку Турции оказывают только туркоманы, но их, прямо скажем, немного. Гарантии Эрдогана начинают провисать. Если Тахрир аш-Шам будет и дальше служить катализатором распада "умеренных" террористов, то эти гарантии Турции не будут стоить ничего. И всё придется начинать сначала — боевые действия ХТШ с Асадом станут вопросом времени, что вынудит подключаться к событиям уже и гарантов самого Асада — то есть, Россию.

В таком формате войне не видно конца. Пока наши СМИ переваривают происходящее и не выдают никакой информации. Что вполне объяснимо — нужно готовить электорат к тому, что все предыдущие пафосные договоренности в Астане могут вот-вот затрещать. И как это объяснить?

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме