20102020Популярное:

Производственный отчет

На пятую годовщину интервенции в Сирии откликнулся Шойгу. Видимо, по должности. И отрапортовал об успехах. Основной рефрен, конечно — победа. Полная и безоговорочная. Плюс, как и любой отраслевой руководитель, Шойгу отчитался цифрами, которые должны были подчеркнуть и убедить. По его словам, антитеррористическая операция прошла успешно. Уничтожено 800 главарей бандфомирований, 133 тысячи боевиков, из которых 4,5 тысячи — из России.

Статистика Шойгу — это, безусловно, ложь, причем ложь запредельная даже для военных ("Чего их жалеть, бусурман! Пиши больше!") 130 тысяч уничтоженных боевиков — это как минимум еще 260 тысяч раненых, что суммарно (400 тысяч человек) кратно превосходит общую численность ИГИЛ и вооруженной оппозиции Асаду вместе взятых. На пике (в 14 году) численность ИГИЛ достигала порядка 100 тысяч человек, однако невозможность управлять таким количеством боевиков потребовала от его военного командования сократить число "под ружьем" до 60 тысяч — причем две трети этого количества всегда воевали в Ираке. С вооруженной оппозицией дела обстоят примерно так же — общая численность вооруженных формирований на севере Сирии доходила до 100 тысяч человек в моменте.

С ИГИЛ Россия почти не воевала, так как соприкасалась с ним глубоко на периферии Исламского государства. Да и война эта была слишком неубедительной, особенно если учесть, что Сирийская пустыня до сих пор навылет пронизана рейдовыми группами боевиков, ведущих партизанскую войну. Скорее всего, число 130 тысяч убитых "террористов" может являться правдой, только если в эту статистику включены убитые беспощадными бомбардировками мирные жители. Тогда цифры вполне могут сойтись.

И вообще, полмиллиона "террористов" в смысловом плане выглядят странно. Для страны в 20 миллионов человек полмиллиона "террористов" (пусть даже 10 процентов из них иностранцы, как это всегда бывает в гражданских конфликтах) — это классическая гражданская война, когда часть населения выступает против другой части населения. Гордиться тем, что ты влез в чужую страну и в чужую гражданскую войну на стороне одного из участников, довольно нелепо. Это и называется интервенцией, чем вторжение в Сирию и является.

Главное, чего не сказал Шойгу — так когда Россия уйдет из Сирии, раз победила. А если интервенция продолжается — то как можно называть это победой. Но такие логические конструкции Шойгу обошел, упирая на свершения и достижения.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме