22102020Популярное:

Профессиональный риск

Министр финансов России Силуанов сообщил, что значительную часть первого транша кредита Белоруссии Лукашенко потратит на погашение задолженности перед Газпромом — по сути, Кремль просто перекладывает деньги из одного кармана в другой, помогая в этот трудный час не сколько Лукашенко, столько Миллеру.

Лукашенко на оставшееся, судя по опубликованным записям на белорусском сайте госзакупок, купит дополнительные объемы полицейских средств для разгона протестующих. Здесь тоже логика вполне прослеживается — всегда в критических ситуациях есть надежда на какое-то чудо: еще тысяча бронежилетов, еще несколько тонн "черёмухи" — и враг будет повержен. Вундер-ваффе — это всегда последняя ставка любого диктатора.

Протесты между тем остаются на высоком уровне. Меньше они, во всяком случае, не становятся. Десятки, а возможно, и под сотню тысяч протестующих каждое воскресенье выходят на марши — в основном, конечно, в Минске, но и в других городах тоже. При этом ожесточение силовиков нарастает — насилие применяется во все больших масштабах. Психологически их понять можно — они практически весь прошедший месяц находятся на усиленном режиме, и как долго он продлится, сказать нельзя. Здесь стоит напомнить, что в ходе Февральской революции в один только день революционными массами, вышедшими с воодушевлением после падения царского режима было убито около 3000 полицейских — любовь народа-богоносца к царской фамилии оказалась слишком преувеличенной, а ненависть к карателям выплеснулась в массовое их избиение и убийства. В этом смысле полиция, которая служит не закону, а правителю, всегда рискует оказаться крайней после того, как правителя сметают. До него восставшему народу добраться не всегда удается, а вот "сатрапы" и "опричники" — вот они, прямо здесь. В этом смысле любой полиции любой страны стоит учитывать подобные профессионально-политические риски лично для себя. Впрочем, это относится вообще ко всей обслуге диктатора.

Источник: Эль Мюрид

comments powered by HyperComments

Ещё по теме