20112018Популярное:

Принцип Длинноногого

Спор, безусловно, есть искусство, подразумевающее соблюдение определенных правил (если правила не соблюдаются, это не спор, а базарная склока), а разновидностей спора (не беря в расчет внутреннюю градацию) три: прения, дискуссия и полемика. Прения (подготовительный этап) есть взаимный анализ предъявляемых сторонами аргументов, утверждение их или опровержение , различие же между дискуссией и полемикой  заключается в том, что

в рамках дискуссии выявляются точки соприкосновения, то есть, возможность согласия, задача же полемики, не поступаясь главной целью спора, — выяснением истины и не прибегая к разного рода уловкам,  —  в ситуациии, когда точки зрения полярны, доказать верность своей позиции. Итак, я рад сообщить, что длительный этап прений, выявив бесспорную ущербность аргументариума моих оппонентнов, завершен, и оппоненты перешли на концептуальный этап…

Прежде всего, давайте упростим.
Выводя предмет спора от простого к сложному, от конкретики к обобщениям, уважаемый Игорь Богданов

выдвигает тезис о том, что на этапе "создания политической нации" Украина (в лице режима и сторонников определенной идеологии) имеет право нарушать некоторые "европейские ценности" (далее перечисленно, какие именно), учитывая, что страны-соседи "имеют претензии как по границам, так и вообще по самому факту существования государства",

и обосновывает это утверждение тем соображением, что в свое время все европейские страны, "создавая политические нации", действовали теми же методами, которыми действует (этого уважаемый Игорь Богданов не отрицает) нынешняя Украина в лице своего режима и поддерживающих его сторонников определенной идеологии, и стало быть, Украина тоже вправе.

Что ж, есть, о чем говорить, и прежде всего, укажем на фундаментальную ошибку оппонента. На самом деле, не беря в счет сетевые крики, ни одна из стран-соседей, даже имеющих основания выдвигать какие-либо претензии, ни границы нынешней Украины, ни, тем более, факт ее существования, ни (расширим базу полемики) существование украинского языка под сомнение не ставят:

существование Украины общепризнано, ее границы тоже ("крымский прецедент" опустим в связи с неоднозначностью, но уже что касается Донбасса его принадлежность Украине многократно подтверждена "главным ворогом" в лице Москвы), а украинский язык в странах-соседях если и не является государственным, то имеет (раз, два, три) льготный статус.

А теперь, выяснив несостоятельность фундаментальной посылки уважаемого Игоря Богданова, разберем тезис, в котором его правота очевидна и в доказательствах не нуждается. Действительно, в свое время большинство европейских государств по ходу "создания политической нации" даже не задумывались о таких мелочах, как "свобода слова, толерантность и терпимость",

действуя строго в рамках целесообразности и опираясь на сторонников определенной идеологии, и не останавливаясь ни перед  уничтожением цветущих регионов с последующей дискриминацией местных культур и языков, ни перед поголовным уничтожением оппонентов, пытавшихся сопротивляться, ни перед поражением в правах "подозрительных" сограждан,

то есть, руководствуясь "данбарским принципом", сформулированным Эдуардом II Длинноногим в 1296-м на встрече с шотландскими представителями: "You will be what I want to see you, or you will not be!" — "Вы будете тем, чем я хочу вас видеть, или вас не будет!", — и на момент произнесения  юридическую и моральную обоснованность этих слов никто не оспаривал.

Безусловно, в рамках системы ценностей XII-XVII веков уважаемый Игорь Богданов прав. Однако правота его подразумевает, что Украина не является ни "цивилизованным", ни "демократическим" государством, каковым пытаются представлять ее и правящий режим, и "патриоты", а является (по нынешним понятиям) неким "провалом во времени", рудиментом глухого средневековья,

где права значительных групп населения подавляются в угоду интересам правящего сословия и одного из региональных субэтносов, идеология которого огнем и железом навязывается всем. Или, — в конкретных проявлениях этой рудиментарности, — эталонным образцом того самого фашизма, которого, по утверждениям моих украинских оппонентов, на Украине нет.

Таким образом, следует поблагодарить моего украинского оппонента, добровольно, без всяких "штучек-дрючек" с моей стороны подтвердившего правоту моих доводов, изложенных в прениях, — но уже на концептуальном уровне. А из этого подтверждения прямо проистекает и ответ на его следующий, — уже частный, проистекающий из общего, — вывод "по поводу венгров":

Оставим в стороне "так радеете". Я вовсе не "радею" за венгров Закарпатья, — за них, в отличие от русскоязычного населения Украины, права которых средневековый/фашистский режим попирает нагло и безнаказанно, есть, кому порадеть. Как и за болгар, и за румын, и за евреев. Но, исходя из всего, сказанного выше, становится ясно: "выбор венгров", желающих "связать свое будущее с Венгрией",

обоснован как  личностно (сознательно), так и социально (коллективно бессознательно). Ведь, согласитесь, связать свое будущее с цивилизованной демократической страной, живущей по понятиям ХХI века, имея в альтернативе рудимент "темных веков" с  явными признаками фашизма, естественно для нормального человека и на индивидуальном, и на групповом уровне.

Еще раз благодарю уважаемого Игоря Богданова, и если есть желающие продолжить полемику, буду рад…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме