18062021Популярное:

После Плача

Несколько секунд записи, не вошедшие в окончательный вариант интервью очень хорошо оттеняют уже появившиеся рассуждения экспертов в области "верю-не верю" насчет "невыносимых условий", "следов от наручников", "моральных пыток" и "любимой девушке в соседней камере", — и хрен с ними, с этими экспертами. Они или лично в системе и заинтересованы,

или на работе, или (в интеллектуальном отношении) на уровне бревен. А я вот сейчас прочитал ответы на вопросы, разосланные мною вчера ночью куче сведущих людей, пробежался по трем десяткам ссылкам, ими присланных, и хотел бы ко вчерашним, чисто на впечатлениях основанным тезисам добавить немного сухой, очищенной от всяких эмоций юриспруденции…

Прежде всего, лично мне стала понятнее причина "слива Романа" подельниками. Его обошли деньгами и славой, он обиделся, начал свою, несогласованную с обидчиками игру, завел неподконтрольные "Белорусскому Дому" (т.е. Польше) контакты, навел мосты с женой блогера, а в Афинах еще и приглянулся ей, — после чего его и решили устранить, заодно "сделав жертву".

Но устраняя, недоучли, что Роман умен. Этого никто и никогда не отрицал. Он все понял, осознает, в какой ситуации находится, и у него было два варианта поведения: либо уход в глухую несознанку, либо сотрудничество со следствием. Будь у подследственного твердая уверенность в неизбежности "победы" его соратников, логично было бы избрать вариант № 1:

это означало бы получить срок по максимуму (на "вышку" не наработал), отсидеть несколько лет, а потом, после "победы", выйти национальным героем с путевкой в большую политику и солидной компенсацией. Однако уверенности в "победе" нет, есть, скорее, основанная на знании про "там" и трезвой оценке ситуации "тут" уверенность в том, что

"протест" провалился, — и парень, все взвесив, логично выбрал вариант № 2, то есть, т.н. "сделку со следствием", что, согласно УК РБ (ст.69/1) гарантирует получение, — в худшем случае, — половины  максимального срока наиболее строгого вида основного наказания. Очень четкая, очень осознанная линия поведения, с железной юридической базой, —

и поскольку преступная деятельность подследственного осуществлялась, в основном, с использованием СМИ и Сети, естественно, "заглаживать вину" ему следует, в частности, путем выступлений в СМИ и Сети. Иначе говоря, как указывают знающие люди, данное интервью (очень возможно, не последнее) является частью этой самой "сделки со следствием".

О чем конкретно идет речь? Во-первых, о ст. 342, вину по которой он признал сразу. Тут максимум 3 года. Более чем вероятно, что о ст. 361 (ч. 3). Здесь максимум 5 лет. И наконец, по факту активного соучастия в подготовке военного переворота, вполне конкретно рисуется ст. 357  (ч. 1), а это уже покруче: от 8 до 12 лет.

Таким образом, поскольку в РБ, как и почти везде, сроки не плюсуются, а поглощаются максимальными, за самое тяжкое из преступлений (ст.72 ч.2), окончательное  наказание в самом крайнем случае может быть определено в 6 лет, а если помощь следствию была полной и особо эффективной, то и меньше, с возможностью помилования.

Но это если не будут доказаны преступления, совершенные в рядах "Азова", которые, судя по его реакции, когда речь зашла об этом, были. От этого он  открещивается, этого (особенно передачи по запросу в ЛНР) он боится до потери самоконтроля, — и тут есть нюанс. Формально передать его не могут, — ЛНР де-юре не существует,

так что у РБ нет договора с ней о правовой взаимопомощи, — но Александр Григорьевич уже заявил, что готов дать возможность луганчанам допросить подследственного, а из этих допросов более чем может вырасти не только ст.133 (до 7 лет), но и ст.136 (до 20 лет), и даже ст. 128 (25 лет,  или пожизненное, или "вышка").

Таким образом, признания Протасевича свидетельствуют о том, что он имеет полную информацию о юридической стороне вопроса, все взвесил и линия его поведения в рамках защиты определена безупречно. Присяжные плакальщики могут ныть сколько угодно, доброхотные плакальщики могут сколько угодно им подвывать,

но парень знает, что делает, и в  конкретных обязательствах ведет себя предельно логично, исходя, в частности, из того, что в кругах, где он вращался, никакой идейности нет и никто никому ничем не обязан, а спасет его только реальная, без малейших виляний помощь следствию в предотвращении дальнейших преступлений, —

и его (а также его подельницы) показания уже позволили определить некоторых ранее анонимных организаторов мятежа, а  это, несомненно, приведет к лишению тех, кто находится в РБ, возможности вредить дальше, и есть ощущение, что тем, кто за кордоном (по крайней мере, некоторым из них) тоже не стоит расслабляться…

Источник: Дорога без конца

comments powered by HyperComments

Ещё по теме